ЛитМир - Электронная Библиотека

— Старый придурочный параноик, — пробормотал Дилл себе под нос, понятия не имея о поле и возрасте командующего флотом, и открыл микрофон.

— Фон Хейн, говорит «Дилл». Мы пришли с миром. Повторяю, не имеем в виду ничего дурного, желая лишь пополнить запасы продовольствия… А ты — клоп вонючий!

В этот момент «Квирога» как раз выпустила по «аксаю» пару ракет. Бен отчаянно хотел нанести ответный удар, но вспомнил приказ и одновременно с патрульным кораблем нырнул в гиперпространство, пришвартовался на «Большой Берте» и помчался на мостик. Гарвин, Фрауде и Ньянгу уже ждали.

— Наковальню Тора им в задницу! Эти ублюдки оказались агрессивными, — рявкнул он.

— Мы в курсе, — ответил Фрауде. — Мы отслеживаем все передачи.

— Ну и что, черт возьми, нам теперь делать? — спросил Дилл.

— Сделаем новый прыжок, далеко-далеко отсюда. — Гарвин повернул выключатель. — Слушайте. Тут пара отрывков, пойманных коммуникатором патрульного бота. Оба пришли из системы.

Снова заскрипели ржавые петли:

— Часы трапезы для всех граждан классов Зет, Экстанг и Хальд были изменены поправкой к пункту 1.5. К вашему сведению, отсрочка действует четыре смены, затем после дуют штрафные санкции. Далее…

Помехи, затем женский голос произнес:

— Благодаря повышению производительности добро вольного труда выдача таблеток восторга разрешена следующим районам: Альф, Масс…

— Ой-ё-о, — воскликнул Бен Дилл. — Тебе говорят, когда жрать, когда торчать. На что спорим, они сообщают, когда вам в самый раз потрахаться.

— Не думаю, что нам стоит переживать из-за этих людей, — проговорил Фрауде. — По крайней мере, до тех пор, пока мы не будем готовы вернуться во всеоружии и обсудить данную систему мира, закона и правопорядка.

Трое пилотов «аксаев» сидели у себя в дежурке, ожидая сигнала на обед или очередного вызова.

— Я начинаю думать, — задумчиво произнес Дилл, — что эта вселенная вовсе не такое уж и дружелюбное место.

— А что, она когда-то была другой? — спросила Бурсье. — Или ты невнимательно слушал на уроках начальной астрономии?

— Я не имею в виду черные дыры, временные туннели, призраков, гоблинов и прочую чертовщину, — откликнулся Дилл. — Я про людей. Не говоря уже о том, что нам до сих пор не попалось ничего обнадеживающего.

— Не отчаивайся, — сказал Аликхан. — Ибо я вспоминаю легенду о великом мусфийском воине, который не когда заблудился в нехоженом лесу. Но он продолжал искать разные следы, разные приметы. Он сказал себе, что следует испробовать тысячу тропинок и одна из них приведет к дому.

Дилл задумчиво посмотрел на чужака.

— Будь я проклят. Не думал, что вы, мусфии, способны выдать что-либо ободряющее.

— Я тоже, — вставила Бурсье. — Сколько времени понадобилось этому воину, чтобы добраться до дому?

— «Ему это так и не удалось», — ответил Аликхан. — Эти слова были нацарапаны на коре дерева, под которым он умер с голоду.

Глава 5

Саламонски

— Спустись пониже, Бен. — В голосе Гарвина отсутствовали какие бы то ни было эмоции.

— Есть, сэр. — Дилл нырнул в атмосферу Саламонски.

Гарвин отвернулся от проекции.

— Какой… ублюдок мог напасть на цирковой мир? — спросил он в пространство. — Мы никогда никому ничего не делали… Давали им над чем посмеяться, чему поудивляться. Отправляли домой с сияющими глазами и улыбками на губах.

Девушка-оператор у одного из радаров обернулась.

— Вы когда-нибудь слышали о народе под названием евреи, сэр?

Янсма взглянул на нее и отвел глаза.

Дилл несся на тысячу километров ниже. Даже на такой высоте от поверхности притяжение планеты сказывалось на «аксае».

— Капитан Лискеард, — приказал Гарвин, — войдите в атмосферу. Надо взглянуть. Может, появятся какие-нибудь соображения насчет того, кем могли быть эти гады. Вышлите два патрульных бота для прикрытия сверху.

— Есть.

— Как только мы окажемся ниже стратосферы, отправьте остальные «аксаи» и патрульный бот. Будем прочесывать местность в поисках приключений на задницу.

К нему подошел Ньянгу.

— Что, мурашки по коже?

— Да не то чтобы, — ответил Гарвин. — Наверное, я просто надеюсь, что там есть по чему выстрелить. Не более того.

Дилл завис в двухстах метрах над выбранной им в качестве предполагаемой мишени посадочной площадкой. Мелкие ковровые бомбы опрокинули башню диспетчерской и подожгли административные здания с ангарами. Штурмовики заканчивали дело. По всему полю валялись останки ярко размалеванных кораблей, частью современных, частью — невероятно старых ржавых каботажников, возивших по здешним краям небольшие труппы с собаками и пони, а может быть, даже интермедии. Краска на их бортах только-только начинала шелушиться.

— Думается мне, — Ньянгу пристально всматривался в экран, — что, кто бы на них ни напал, он сделал это меньше земного года назад. Вон с той пусковой установки все еще свисают кабели, а вон тот транспорт до сих пор на подушке держится — батареи не сдохли.

Изображение изменилось, когда Диллов «аксай» заложил вираж над маленьким городком, находившимся неподалеку. Городишко расползался на несколько километров и в основном состоял из отдельных зданий до безумия разнообразных стилей и размеров.

— Интересно, — отсутствующим тоном произнес Гарвин, — проживали в каких-нибудь из этих домов лилипуты или нет? Помню, меня маленького водили в гости к одной семье. Так хозяева там все построили в масштабе, а сами были меньше меня настолько, что я по сравнению с ними впервые почувствовал себя великаном. Со всеми, кроме их дочки, — продолжал он. — Ей тогда исполнилось, наверное, лет тринадцать, и красивей я никого не видал. Я в нее влюбился… Но она, естественно, и не подозревала о существовании девятилетних…

На месте делового центра города зияла воронка.

— Надеюсь, они защищались, — прервал Гарвин свои воспоминания. — Это было бы…

На мостик поднялся дежурный офицер связи.

— Сэр, мы поймали передачу. Язык — всеобщий, на тревожной частоте Конфедерации. Держать?

— Обязательно. И определите, откуда она идет.

Качество неустойчивого сигнала оставляло желать лучшего, а женский голос, усталый и невыразительный, словно уже в тысячную тысячу раз повторял:

«Неизвестный корабль… Наши детекторы засекли возмущение в атмосфере… Неизвестный корабль, мы беженцы. Находимся в укрытии после того, как наш мир был разгромлен… Мы только горстка выживших… О Аллах, пусть это будет корабль, а не очередной проклятый метеорит. Пожалуйста».

Подавив эмоции, женщина продолжила взывать к эфиру.

Гарвин уже тянулся к микрофону, когда Ньянгу поймал его за плечо.

— Пусть еще немного поговорит. Не помешает.

— Почему?

— Потому, что это может оказаться неплохой мыслью… Когда мы вычислим, откуда она вещает, то, прежде чем туда приплюхает «Берта», запустим беспилотный корабль, как ты думаешь? Я у себя только один, и хотел бы принять меры предосторожности.

Гарвин сжал, было, губы в тонкую ниточку, но потом взял себя в руки.

— Ты прав. Извини.

Ньянгу дал указание одному из патрульных кораблей запустить беспилотный модуль в атмосферу. Через несколько секунд пеленгаторы засекли место, откуда исходили мольбы о помощи.

— Давайте на бреющем, — приказал Ньянгу оператору модуля на патрульном корабле. — Мне нужна нормальная картинка в реальном времени с данными металлодетектора.

— Есть.

Техник опустил экран, и тот осветился, принимая изображение с приближающегося к земле беспилотника.

Ньянгу сообщил Диллу, что происходит, и велел ему и остальным кораблям снизиться. Беспилотник пронесся над лесистыми холмами, потом над озером, небольшой долиной, снова над лесом.

— Вот отсюда она передавала. Ничего не видать, — доложил Лискеард. — Наверное, бедняги перепугались и прячутся.

— Взгляните на тот дисплей, сэр, — произнес техник. Гарвин небрежно глянул… и увидел бешено мельтешащие линии.

11
{"b":"2577","o":1}