ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ничего, кроме низкого кустарничка и лесочка там внизу, — проговорил Ньянгу. — И масса спрятанного металла. Словно корабли под маскировочной сетью, правда?

— Черт! — ругнулся кто-то в контрольной рубке, когда в небо на экране поднялся рваный черный дым.

— Большинство несчастных перепуганных беженцев не располагает противовоздушными орудиями… Или не используют их против своих спасителей, — саркастически скривился Лискеард.

— Да, — отозвался Гарвин. — Не используют. Связист, дайте мне все каналы.

— Есть, сэр. Вы в эфире.

— Всем подразделениям «Берты». Зона поражения — на нашем главном экране. Датчики показывают скрытые суда… и по нам стреляли. Скорее всего, пушки, а не ракеты. Нана-подразделения — на десять тысяч метров, дистанция — два километра. Запуск «годдардов» по команде.

— «Аксаи», не лезьте, пока мы маленько не подразгребем. Потом мы пошлем вас… погодите минутку. — Гарвин не нуждался в предупреждении техника, он сам увидел корабль, поднимающийся сквозь деревья внизу. — Нана-звено… взять его!

— Есть, — ответил альт Рад Драф. — Их два. Вы видите тот корабль, сэр?

— Подтверждение…

— Две «тени»… по команде… огонь!

Двухметровые противокорабельные ракеты «тень» рванулись из своих отсеков.

— Контрзапуск и контрмеры задействованы, — доложил ЭКМ-офицер Драфа. — Отклонился один… Второй… попал. Попал!

Кипящий огненный шар, который прежде был небольшим звездолетом, кувыркался обратно к земле.

— «Нана»… запускайте «годдарды»! — приказал Гарвин.

— По моей команде. — Драф все еще сохранял спокойствие. — Всему подразделению… Цель с флагмана… Один «годдард» с единицы… огонь!

«Годдарды» — тяжелые торпеды шести метров в длину, шестидесяти сантиметров в диаметре и с радиусом дальности в пятьсот километров на полной скорости понеслись к долине.

Противовоздушные орудия на земле взревели, но изрядно промахнулись. Все четыре торпеды попали в цель метрах в пятнадцати друг от друга. Земля дернулась, всколыхнулась сеть, укрывавшая батарею, и вспыхнули еще два корабля. Вторичные взрывы взметнули в воздух кипящие волны огня.

— «Аксаи», — произнес Гарвин. — Если там еще есть что убивать… вперед.

Боевые катера нырнули вниз и пронеслись над небольшой долиной. Пулеметы Бурсье протявкали раз, другой.

— Полдюжины мужчин… с оружием, — доложила она. — Были.

— Ну, вот и все. Все подразделения «Берты»… отставить. — Гарвин снова взглянул на экран, показывавший разрушенную долину, затем на Ньянгу.

— Надеюсь, никого из пленных там не было, — произнес Иоситаро.

— Черт подери, — вспыхнул Гарвин. — Если они там были… они завлекали нас в ловушку!

— Верно, извини, шеф.

Лицо Гарвина вернулось в норму.

— Нет. Моя очередь извиняться. Этот случай меня маленько достал.

— Забудь. Полагаю, тебе есть еще, где поискать твоих слонов.

— Есть, коль уж на то пошло, еще два места. Но номер третий — на полдороги в ад и, следовательно, не годится.

— Тогда… Если, конечно, ты не хочешь приземлиться и поразгребать пепел, пытаясь сообразить, откуда прибыли эти налетчики, и свести кое-какие счеты… Полагаю, нам стоит покинуть этот дивный край.

— Да, — тяжело уронил Гарвин. — Нам тут делать не чего… И кому бы то ни было другому — тоже.

Два из следующих навигационных пунктов располагались в обитаемых системах. Разведчики-«аксаи» докладывали, что миры заселены, в основном являются сельскохозяйственными и, судя по зафиксированным излучениям, медленно скатываются вниз по энергетической лестнице. Потрясенная Бурсье доложила, что вторая система использовала даже некую разновидность ядерных реакторов.

— Очевидно, — заметил Ньянгу, — нет смысла останавливаться и просить о помощи тех, чье положение еще хуже нашего.

— Нету, — согласился Гарвин. — Кроме того, следующий прыжок будет на Гримальди, полную радостей, смеха и жизни. Я изо всех сил на это надеюсь.

Глава 6

Лангнес 4567 / Гримальди

— Говорит Контроль Гримальди, — раздался женский голос. — Подсоединитесь к каналу пять-пять-четыре-точка-восемь-семь… Посадку разрешаю. Вы спуститесь вертикально из нынешнего положения, затем пройдете курсом Нан-Одиннадцать, что соответствует на вашей стандартной приборной панели отметке, приблизительно, двадцать два. Это будет два километра. У нас ясная погода, так что у вас будет визуальный контакт с «Полем Джои» в этой точке. В качестве проводника к месту посадки используйте луч Одиннадцать-Тэнг. — После некоторой паузы женщина продолжила: — К вашему сведению, мы — мирная планета и рады вас принять. Если, однако, у вас иные намерения, примите к сведению, что за вами следят различные орудийные системы, которыми нам не хотелось бы пользоваться. Прием.

— Говорит «Большая Берта», — сообщил Лискеард в микрофон. — Мы — только то, чем кажемся… Понял, курс Нан-Одиннадцать два километра, использовать стандартный луч Одиннадцать-Тэнг и визуальную корректировку полета при приземлении на поле. Мониторинговый канал пять-пять-четыре-точка-восемь-семь. Прием.

— Предполагая, что вы знаете, что означает имя вашего корабля, добро пожаловать домой. Контроль Гримальди. Отбой.

Ньянгу, взглянув на Гарвина, мог поклясться, что у того в глазах стоят слезы. Хаут подумал, что в один прекрасный день какое-нибудь место может оказаться домом и для него. И не в первый раз гадал, а есть ли где такое. Но уж, черт побери, не развращенная клоака Росс. 248, на которой он родился!

— Сэр, — доложил Лискеард, — мы тормозим. Не желаете ли совершить благословение?

— Да. Да, извините. — Гарвин взбежал на мостик и взял микрофон: — «Говорит бригадир Янсма. — Он решил начать пользоваться этим званием, прежде чем корабль войдет в систему Гримальди, чтобы успеть приучить к нему личный состав. — С этого момента все вы — гражданские лица. Ради святого Распятия Харриет, не разгуливайте по округе строем или в ногу. Все вы проинструктированы насчет того, кем должны выглядеть… Напоминаю: мы — цирковые артисты более-менее любительского уровня, которым перепало деньжат, и теперь хотим дать миру шанс, принося людям счастье и смех. Между делом любопытствуем, что там стряслось с Конфедерацией. Старайтесь не привлекать внимания этими разговорами. Люди, с которыми мы можем столкнуться, и так будут иметь все основания думать, что вы тормоза неуклюжие, которым явно не терпится найти неприятностей на свою задницу, да побольше. С этого момента жизнь должна стать интереснее».

Он отключил микрофон и посмотрел на Ньянгу, широко ухмыляясь.

— Черт, похоже, будет весело.

Может, Гарвина и обуревали эмоции, но окончательно он не поглупел. Два «аксая», пока чудище не приземлилось, следовали за «Большой Бертой» в радарной тени, после чего зависли прямо над ней. Экипажи нана-ботов ждали команды о немедленном запуске, а в кое-каких скромных отсеках, обычно заблокированных, тридцатипятимиллиметровые орудия приготовились вести огонь снарядами с обедненным ураном. Там же затаились крошечные, всего в метр длиной, легкие в управлении и пригодные для работы по любой цели «сорокопуты».

Ничего похожего на боевые действия не произошло, и Гарвин, как только открылся шлюз, в сопровождении наиболее колоритных спутников, от Бена Дилла до Ньянгу и Моники Лир, спустился по широкому трапу.

Неподалеку от корабля расположились более дюжины флаеров, одни — с эмблемами цирков, другие — без них. Два из них громко выкрикивали названия приславших их гостиниц. Гостей ждали около сорока мужчин и женщин, большинство — такие же возбужденные, как и Гарвин. Лир для себя отметила необычную внешность встречающих. Голые руки троих покрывали сложные татуировки. Один мужчина почти не уступал габаритами Бену Диллу. Одна из женщин щеголяла изрядной бородой, а двое, включая юную журналистку с холокамерой, были лилипутами.

Вперед выступила женщина аристократичной внешности с очень длинными волосами, одетая в нечто кожаное с тиснением и бахромой.

12
{"b":"2577","o":1}