ЛитМир - Электронная Библиотека

— Неплохо, — проворчал Гарвин.

— Совсем неплохо. — Ньянгу рассмеялся. — Полагаю, пора идти на войну.

— Сэр, — произнес Лискеард. — Все подразделения докладывают готовность к взлету. Корпус цел. Данные о проблемах отсутствуют.

— Тогда, мистер Лискеард, — откликнулся Гарвин, — мы открываем гастроль!

Лискеард ухмыльнулся, положил руки на пульт, и «Большая Берта», оторвавшись от Гримальди, заковыляла к звездам.

Глава 7

Нуль-пространство

Гарвин мог бы направиться прямо к Центруму, но у него была идея получше. Разыскания Ньянгу показали, что никакого тотального взрыва из центра, похоже, не случилось. Все произошло постепенно, словно нечто отхватывало от Конфедерации по кусочку.

Интуиция подсказывала отцу-командиру не соваться в глубь Империи, поскольку если он это сделает, то, скорее всего, ему не сносить головы. Гораздо мудрее казалось поболтаться по окраинам… тоже, кстати, практически в сердце Конфедерации… и пособирать разведданные, прежде чем идти на прорыв.

Целью Гарвина были многочисленные системы Тиборга. Изначально, на Камбре, их посещение в планы не входило, так же как никто не собирался проделывать весь путь до Гримальди для набора труппы. Тиборг являлся одной из дополнительных возможностей, поскольку атлас Конфедерации с его замечательной классификацией гласил: «Сектор интересен в плане подхода к дипломатии».

— Это означает, — прокомментировал Гарвин цитату из атласа, — что они у Конфедерации в печенках сидят… сидели, по крайней мере. Думаю, нам имеет смысл с ними пообщаться.

— Да, верно, — согласился Ньянгу. — Старая песня: «следует изучить врага моего друга». Если верить моему опыту, то, как правило, хороший враг приносит геморрой всем, кто входит с ним в контакт. Но ты у нас храбрый вождь и все такое.

«Большая Берта» прыгнула сквозь пять систем, четыре из которых были обитаемы, не приземляясь и не вступая в контакты с местными жителями.

Пенвит, Лир, Дилл и Фрауде прибыли к Иоситаро. Гарвин отказался принять их, используя преимущество старого военного закона, гласящего, что отсутствие ответа всегда означает «нет и пошел вон». Они требовали совершать посадки.

— Это даст планетам и людям нечто, — уверял Пенвит. — Банальное подтверждение того, что там, вовне, есть ребята, озабоченные судьбой Конфедерации:

— Трогательно. — Ньянгу почти не шутил. — Правда, трогательно. Особенно ты, Бен, закоренелый пожиратель пространства, в качестве одного из просителей. В Конфедерации насчитывается… насчитывалось… Сколько там было при последнем подсчете? Сотня тысяч? Миллион? Вам не приходит в голову, что мы скорее благополучно состаримся за время этой очаровательной миссии милосердия, чем выполним то, ради чего, собственно, и находимся здесь?

Пенвит и Дилл принялись, было, возражать, но Фрауде признал правоту Иоситаро. Они не могли терять время. Ньянгу попросил Монику задержаться.

— Сдаешь? — спросил он без тени сарказма в голосе.

Лир приняла это как должное.

— Нет, шеф. Не думаю, — ответила она после некоторой паузы.

— Хорошо. У нас и так достаточно нежные души. Подозреваю, эта операция станет весьма опасной, и я не знаю, когда нам снова удастся водрузить брюхо на стойку бара в Шелборне.

Тиборг

— «Бурсье-один», я Контроль Альфы Дельты Тиборга, — затрещало в наушниках у Бурсье. — Вам разрешена посадка на поле с использованием канала 3-4-3 для посадки по приборам или при визуальных условиях полета в атмосфере на усмотрение пилота. Прием.

— Я «Бурсье-один», — произнесла Жаклин Бурсье в микрофон; использовать собственное имя в качестве позывных придумал Дилл. — Понял ваши инструкции по каналу 3-4-3. К вашему сведению, я авангард транспорта «Большая Берта», который вскоре войдет в вашу систему.

Последовала пауза.

— «Бурсье-один», я Контроль. К вашему сведению, у нас в воздухе патрульные корабли… но название вашего транспорта, безусловно, обезоруживает.

Бурсье на грани утраты чувства юмора открыла микрофон.

— Понял ваше последнее высказывание. Мы не намерены причинять никакого вреда. Мы — цирковой корабль.

— Повторите последнее?

— Цирк, — произнесла Бурсье. — В качестве развлечения.

Долгая пауза.

— Я Контроль. Смотрел слово в словаре. Мое начальство велит продолжать, как раньше.

— Понял… Спасибо, Контроль. Отключаюсь. — Бурсье коснулась сенсора, вызывая «Большую Берту».

Через несколько минут один из патрульных катеров вышел в нормальное пространство. На борту находился Гарвин.

— «Бурсье-один», я Янсма. Есть проблемы?

— Не вижу.

— Тогда не будем задерживаться… Отправляйтесь вниз и посмотрите, что происходит, «Бурсье-один».

— Понял. Переключаю частоты. — Бурсье снова коснулась сенсора.

— Контроль Альфы Дельты Тиборга, говорит «Бурсье-один». Осуществляю посадку. За мной последуют два корабля.

Нана-бот нырнул на миг обратно в гиперпространство, а затем вместе с «Большой Бертой» в кильватере они приблизились к планете снизу.

— Интересно, — Гарвин не обращался ни к кому в отдельности. — Теоретически, в этих системах демократия, но у всех такие имена, будто их называл какой-то солдат. Альфа Дельты чего-то там в моей левой ноздре!

— Или люди только думают, что у них демократия, — пробормотал техник.

— Это тоже.

— Цель вашего визита? — бросил таможенный офицер.

— Развлечь ваших людей… и, может, заработать несколько кредитов, — ответил Гарвин.

Таможенник поднял глаза на нависающую над ним «Большую Берту» и улыбнулся.

— Знаете, вы — первый человек не из систем Тиборга, которого я пропускаю. Вам… и вашим людям… воистину, добро пожаловать.

— Дамы и господа, дети всех возрастов, граждане нашей Конфедерации, добро пожаловать в Цирк Янсма, — провозгласил Гарвин и резко щелкнул бичом.

Главный грузовой трюм «Большой Берты» заполнился людьми лишь наполовину. Гарвин решил, что для их первого представления и первого вечера в незнакомом мире спокойнее будет иметь все под рукой, а разбить шатер можно и позже.

— Со звезд, со старой Земли, из неведомых человеку миров мы привезли вам чудеса: странных чужаков, чудовищ, смертельно опасных зверей, презирающих смерть акробатов. И все это для того, чтобы вы холодели от восторга…

На этом месте Гарвина, как и планировалось, атаковали клоуны. Он взмахнул бичом и прогнал их. Клоуны спотыкались друг о друга с подчеркнутым идиотизмом. Затем один из них предостерегающе вскрикнул и указал на проход.

В проходе, «ведомый» Беном Диллом в трико и с парой железных обручей на бицепсах, показался ворчащий и рычащий Аликхан. Послышались визги, особенно детские. Может, и было несколько взрослых, которые знали, что такое мусфии, но ни один из них не мог понять, враждебно или дружелюбно настроен чужак.

За Аликханом хлынул весь цирк — кувыркающиеся акробаты, воздушные гимнасты, выписывающие пируэты на трапециях, кошки в клетках, слоны, лошади, на одной из которых гордо, пусть и не совсем уверенно, стояла Дарод Монтагна, и представление началось.

Они играли дважды в день последующие четверо суток, оттачивая программу.

Ньянгу почти исчез. Он снова рыскал по библиотекам в поисках данных по Конфедерации, разыскивая возможные источники информации, но без особого успеха.

Тиборг уже больше десяти лет — дольше, чем Камбра, — в основном не поддерживал связь с Конфедерацией. Судя по холосъемкам того времени, разрыв, похоже, никого особенно не взволновал.

Ньянгу, гадая над этим «в основном», решил разбираться дальше. У него складывалось впечатление, что люди Тиборга совершенно счастливы тем, что их оставили в покое, охотно позволив Вселенной катиться мимо.

После нескольких попыток завязать знакомство с местными вояками обнаружилось, что здесь, как и в большинстве миров, любопытство не поощряется. Иоситаро все же выведал о наличии в столице Клуба Вооруженных Сил и наводил мосты на предмет чего-нибудь полезного.

18
{"b":"2577","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Билет в один конец. Необратимость
Чертов дом в Останкино
Я говорил, что скучал по тебе?
Мысли, которые нас выбирают. Почему одних захватывает безумие, а других вдохновение
Школа спящего дракона. Злые зеркала
Вместе навсегда
Полночная ведьма