ЛитМир - Электронная Библиотека

Бегущий Медведь, аккуратно ступая по опилкам и напевая по-своему, продвигался вокруг всех трех арен.

Дек снова поймал себя на желании иметь предков, которые бы действительно помнили ритуалы. В расовую память индеец верил только наполовину, но под покрывавшей лицо и тело боевой раскраской отчаянно старался верить. Он пытался вообразить те времена, когда до появления бледнолицых пришельцев народ воинственных повелителей прерии правил равнинами далекого мира.

Дек пришел в себя, осознав, что на него завороженно смотрит маленькая девочка, выбравшаяся со своего места на трибунах.

— Ты настоящий? — спросила она.

— Не-а, — ответил Бегущий Медведь. — Я призрак. Призрачный танцор.

— Ой. А что ты танцуешь?

— Танец дождя моего народа, — нараспев произнес он, стараясь не рассмеяться.

— А-а, — кивнула маленькая девочка и направилась обратно к своему месту, потом обернулась.

— Это хороший танец. Когда мы сюда пришли, как раз начался дождь.

Бегущий Медведь заворчал, как и полагается порядочному индейцу, но внутри ощутил крохотный всплеск страха оттого, что влез на территорию богов.

— Похоже, — заметил Ристори доктору Фрауде, — мы прибыли сюда в интересные времена. Полагаю, вы заметили, что идет кампания по выборам премьера планеты?

— Видел что-то по холо, — ответил Фрауде. — К несчастью, я пытался разучить этот проклятый кувырок вперед, на который, по вашему мнению, способны мои старые кости.

— Стыдно, доктор. Волки всегда должны следить за делами овец. В противном случае они рискуют пропустить назначение нового и опасного пастуха. Или стаи овчарок.

— Со мной еще хуже, — признался математик. — Я даже не знаю, как эта чертова система работает.

— Очень просто, просто, просто. — Ристори сбился на привычный говорок. — Простите. У нас имеются теоретически свободно избранные премьер и вице-премьер плюс куча назначенных заместителей для обоих. Они, в свою очередь, помогают управлять всеми двадцатью хрен знает сколькими мирами Тиборга в четырех системах.

— Интересное устройство, — хмыкнул Фрауде. — Звучит весьма представительно.

— Возможно, — с сомнением произнес Ристори. — Однако я также заметил, что есть тридцать членов так называемого Директората. О них очень мало пленок, но, по-видимому, это бывшие планетарные политики, которые, цитирую, «советуют премьерам, предоставляя в их распоряжение свой многолетний опыт».

— М-м-м. Какова их реальная власть?

— Никто не говорит, но предположительно — велика.

— Следовательно, премьеры — марионетки.

— Можно и так сказать… Кроме того, мне кажется, что имена тех из них, кто проявит достаточно понимания и способности к сотрудничеству, будут занесены в списки потенциальных директоров.

— Ох, люди, — вздохнул Фрауде. — До чего мы только не додумаемся.

— Особенно эти выборы здесь на Дельте. Создается впечатление, что правительство, погрязшее в коррупции, удерживало власть около восьми лет. Играя в азартные игры, курируя проституцию… и все такое. Дельта кажется открытой — чего мы не видели, не побывав достаточно близко в пригородах, — для остальных жителей Тиборга, чтобы счесть ее восхитительным местом отдыха. Но теперь тут завелся молодой реформатор по имени Дорн Фили, который баллотируется в премьеры, клянется повыкинуть мошенников, привнести честность, правду и справедливость в правительство, править чистыми руками и все такое. И весьма хорош собой, судя по виденным мною записям.

— А?

— Интересный я раскопал момент, — продолжал Ристори. — Суть в том, что отца мистера Фили, бывшего премьером несколько лет назад, выбросили из офиса разъяренные реформаторы.

— Ox.

— Именно. Давайте оторвем старых жуликов от кормушки, чтобы новые мошенники могли прийти и жиреть.

— Знаешь, — довольно проговорил Гарвин, — я мог бы научиться делать деньги.

— Ты хочешь сказать, что мы действительно в плюсе? — удивился Ньянгу.

— Ну, если отбросить начальные затраты Язифи… и стоимость корабля… мы проворно делаем кредиты.

— Всегда легко показать прибыль, если отбросить накладные расходы, — заметил Ньянгу. — Именно поэтому мне так нравилось быть вором. Кстати, о деле. Я нашел подход к этому Клубу ВС. Большое здание неподалеку от центра столицы, комнаты для членов, бар, залы для встреч, нечто вроде музея, кормят… Полагаю, обычное для частного клуба меню из сырых овощей и вареного мяса. И еще они гордятся своей благотворительностью.

— Ах-ха.

— Именно, — кивнул Ньянгу. — Я собираюсь запустить туда Пенвита и сказать, что цирк будет счастлив дать несколько «энни окли» — это термин для халявных представлений, правильно? — для их ветеранов или что-нибудь в этом роде.

— Какой нам с этого прок?

— Это, возможно, даст нам временное членство для Эрика.

— Которое, в свою очередь, даст нам… помимо необходимости выслушивать пенвитовское нытье по поводу еды… что?

— Солдаты любят других солдат, — терпеливо объяснял Ньянгу. — Они просто подлизываются к большим воякам.

— Не знаю, — протянул Гарвин. — Никогда не сталкивался с большим… Но тебе, наверное, виднее, учитывая твою привязанность к Лариксанскому коллеге.

— Иди ты в задницу, — огрызнулся Ньянгу. — Итак, предположив, что до разрыва связей десять лет назад имел место некий контакт, мы, возможно, соберем какие-то интересные данные о конфедератах и о том, что случилось. Может быть.

— Маловероятно, мой маленький смуглый брат. В самом деле, очень маловероятно. Но я согласен. Нам надо…

Раздался стук в дверь каюты.

— Открыто, — крикнул Гарвин.

Дверь скользнула в сторону. За ней стоял один из дежурных в сопровождении статного мужчины лет тридцати с небольшим и его крепко сбитого спутника на излете среднего возраста, лицо которого лучилось довольством. Оба посетителя были в деловых костюмах, которые Ньянгу, даже не зная ничего о местной моде, сразу определил как дорогие.

От того, что помоложе, веяло эдакой суровой красотой, а открытое лицо источало искренность и доверие. Ньянгу понял, что ненавидит его.

— Добрый вечер, господа, — произнес мужчина средних лет. — Я хотел бы представить вам Дорна Фили, будущего премьера Дельты, и, возможно, мы могли бы обсудить некоторые дела, сулящие взаимную выгоду.

— Ну-ну, — вставил Фили с улыбкой. — Нам еще надо выиграть выборы, Сэм'л.

— За нами народ, Дорн, — возразил старший. — Они устали от коррупции и грязи на государственной службе.

— Надеюсь, — перебил Фили. — Но нам нет нужды агитировать этих людей, которые, как мы надеемся, смогут нам кое в чем помочь. Это мой друг, Сэм'л Брек. Он помогает мне советами с того момента, как я родился, а до того был одним из самых доверенных людей моего отца.

— Спасибо, — вставил Брек.

— Вы сказали, мы можем вам чем-то помочь, — осторожно произнес Гарвин. — Каким образом?

— Я объясню… Можно присесть? — сказал Фили. Гарвин указал на стул — более чем двум людям в каюте становилось тесно. Брек прислонился к стене, проявляя такую заинтересованность в том, что предложит Фили, будто никогда этого не слышал. Ньянгу внимательно следил за обоими гостями.

— Как Сэм'л уже сказал, я баллотируюсь в премьеры, — продолжал Фили. — Мне повезло, и моя семья оставила мне изрядное состояние, которое я намерен потратить на сокрушение механизмов, тормозящих развитие Дельты последние восемь лет. Я осуществлял то, что обычно называют тотальным прессингом, атакуя конституционалистов со всех сторон одновременно. Одним из средств, которые я хотел бы использовать, является ваш цирк, чье представление мне посчастливилось увидеть сегодня. Какое шоу! Какое потрясающее шоу!

— Спасибо.

— Я бы хотел привлечь ваши ресурсы в свою команду, за что вам будет хорошо заплачено в период самой кампании, и, если меня выберут, вы и ваша труппа будете считаться моими хорошими друзьями.

— Спасибо за предложение, — сказал Гарвин. — К сожалению, мы не настолько богаты, чтобы позволить себе работать добровольцами на чье-то благо.

19
{"b":"2577","o":1}