ЛитМир - Электронная Библиотека

— И вправду «фу»! Она чисто выбрита, не так ли?

Ньянгу нашел банку с пивом и открыл ее.

— Итак, что мы собираемся предпринять на ее счет?

— Я только представитель службы безопасности, — ухмыльнулся Иоситаро. — Разумеется, ты собираешься нанять красотку.

— Почему «разумеется»?

— Потому что всегда хорошо иметь шпиона перед глазами, — фыркнул Ньянгу. — Или бедрами, как может получиться в данном случае.

— Не слишком ли мы строги к ней? Что за шпионские дела?

— Не настолько строги, насколько ей бы понравилось. Ну же, Гарвин! Перестань думать тем, что в штанах, и включи мозги. Женщины вроде нее не дуют тебе в ушко… Или мне… И не считают нас самым лакомым кусочком после слонов.

Гарвин тяжело опустился на стул.

— Да. Ты прав. Я тупица. У тебя есть какие-нибудь идеи насчет того, кому она стучит?

— Можно предположить, коль скоро она не возражает против космических путешествий, стало быть, работает на кого-то более дальновидного, чем Фили или тот парень, который баллотируется от конституционалистов.

— А далеко идущие планы у нас строят…

— Директора.

— Именно.

— Так почему бы нам просто не отказать ей в работе?

— Потому что они попытаются снова… Кто бы они ни были… Может, подкупят одного из униформистов. Может, внедрят другого агента, — объяснил Ньянгу. — Если уже не внедрили. Мы уволили двадцать три человека и добавили порядка тридцати местных. Не считая старушки Кекри. Возьмем ее… Да, кстати, ты не имеешь привычки разговаривать во сне?

— Нет, насколько я знаю.

— Тогда преврати ее в нашего агента. Трахай до посинения, только чтобы она плясала под нашу дудку. Или я могу всадить ей укольчик в хорошенькую маленькую задничку, и она у меня запоет, как птичка, рассказывая нам все, включая то, собственно, чего хочет этот директор Бертл. И ни в жисть не вспомнит об этом, когда проснется. Помнишь, как нас сканировали, когда мы вступали в Корпус?

— Ага.

— Первый способ гораздо забавнее, кстати.

— Э…

— Я не скажу Язифи. — Ньянгу злостно ухмыльнулся. — А ты уверен, что нет иной причины, по которой ты не пожертвовал бы своей добродетелью ради Корпуса, а?

Гарвин сердито взглянул на него, сообразив, что друг, должно быть, в курсе его дел с Дарод. Как, вероятно, и весь проклятый цирк.

— Она подпишет контракт, и я перетряхну все ее барахло, дабы удостовериться, что ее ком работает не очень хорошо… И что бы она ни передавала, я буду фильтровать. Ну же, где твой боевой дух?! И не ты ли тот парень, который там, на Гримальди, похвалялся, что со всеми этими карликами и уродцами и китайскими акробатами все это начинает здорово походить на настоящий цирк?

— В цирках, как правило, не бывает шпионов, — слабо возразил Гарвин.

— Так будь новатором! Заведи новую традицию! Можешь приписать авторство себе! Кроме того, подумай о старушке Рандульф в ее брачную ночь.

— Это все сделано с фонарями, — настаивал маленький мальчик.

— Конечно, — согласился Джанг Фонг.

— И… и зеркалами, — сказал мальчик.

— Как умно! Тебе надо взглянуть поближе.

Фонг снял мальчика с инвалидного кресла и бросил, кувыркающегося и вопящего, своей жене, Ки Тан, балансировавшей на руках в трех метрах от земли на качающемся трезубце. Она поймала малыша ногами, перекувырнула его, щекоча пальцем, пока он не перестал визжать и не засмеялся. Затем, раскачиваясь, она поперебрасывала его с руки на руку, попеременно их отпуская, и уронила обратно к Джангу.

Джанг усадил его, бездыханного, обратно в кресло. Джиа Джин, всего метр ростом, подошла к мальчику, балансируя подносом с четырьмя чашами. На чашах помещался еще один поднос со стаканами, еще четыре подноса с крохотными вазончиками, с цветами в них, и поверх всего этого огромная ваза — почти такая же большая, как та, что она держала на подбородке.

— Фонари и зеркала, говоришь? — пропищала она. — А хочешь, я подпрыгну, и все эти стаканы посыплются тебе на колени? И ты, и твое кресло будете очень мокрыми.

— Нет, нет, — запротестовал мальчик.

— Но я все равно собираюсь это сделать. — И она подпрыгнула. Стекло посыпалось, но каким-то образом было поймано, перетасовано, подброшено обратно в воздух и в несколько ином порядке размещено снова. Мальчик смотрел, как завороженный.

— Если бы я умел жонглировать, — проговорил он тихим голосом.

Джиа Джин услышала его и наклонилась поближе, так ничего и не пролив.

— После представления, — пообещала она, — я покажу тебе, как это легко.

— Даже для того, кто не может ходить, как я?

— Особенно для такого, как ты. Потому что ты более внимательный.

В тысяче метров над больницей кружил патрульный корабль нана-класса.

— Всем постам, — произнес хаут Чака, которому пришлось понизиться в чине на три ступени, чтобы отправиться с цирком, — вижу возможного кандидата. Демонстрируем его… вот!

Пилоты второго нана-бота и двух «аксаев» наблюдали, как по экранам пронеслась вспышка лазерного индикатора.

— Он вьется вокруг больницы с тех пор, как мы сюда прибыли, — продолжал Чака. — Ни тебе опознавательных знаков, ни больших меток. Я навел на него бинокль, приблизил и получил лимузин, полный горилл. Один из глупых ублюдков даже немного помахал бластером или чем-то вроде. Прием.

— Всем подразделениям безопасности, — проговорил Ньянгу в свой ком. — Говорит шеф безопасности. Подозреваю, он собирается атаковать с бреющего полета, когда все это рухнет. Если бросится на нас, то, думаю, не будет ничего страшного, когда мы спустим на него наших любимых собачек. Выведем его прямо сейчас. Лир, пальни в него. Нежно. Вы, лихачи, преследуйте его. Мне нужно больше, чем просто кучка дохлых уголовников. «Большая Берта», поднимите в воздух третий «аксай» и присоедините к остальным пташкам.

Микрофоны согласно щелкнули.

Внизу, спрятавшись за кустами, Лир проверила показания на пускателе ее «сорокопута», установила взрыватель ракеты на дистанционную детонацию, выключила устройство наведения, прицелилась изрядно поверх лимузина и выстрелила.

«Сорокопут» рванул метрах в двадцати над бандитской тачкой. Ту крутануло почти на одном месте. Затем флаер выровнялся и сиганул по полной, панически отстреливаясь.

— Преследование, — скомандовал Чака, и «аксаи» под прикрытием облаков последовали за беглецами.

Лимузин промчался вокруг города и взял на север, к россыпи островов.

— Он снижается для посадки, — доложил Чака и прочесал лежащую впереди местность сначала радаром, за тем теплоискателем.

— Похоже, там внизу что-то есть, — снова доложил он. — Возможно, маленькое славненькое посадочное поле.

Все три «аксая» кружили под нана-ботом.

— Я Бурсье-один. Вижу разрыв в облаках. Внизу поле, на нем десять или двенадцать флаеров. Пара выглядит бронированными или хотя бы приспособленными к военным или полицейским нуждам.

— Я Безопасность-шесть, — передал Ньянгу. — Нападите на них, ребятки. Мне нужен славный чистенький бильярдный стол там внизу. Сотрите все здания и любого, по кому вам захочется пальнуть. Отбой.

«Аксаи» развернулись и нырнули. Пальцы и когти пилотов замелькали над пультами. Боевые корабли начали стрелять вниз. Бурсье выпустила с полдюжины «сорокопутов». Ракеты разорвались над полем, в то время как Дилл и Аликхан под рев пулеметов утюжили все внизу. Флаеры взрывались, один из трех ангаров загорелся. Люди выскакивали из зданий, мчались через поле, ища спасения в джунглях и в воде. Добежали единицы.

Бурсье пошла в обратный заход, подметая поле плотной волной мин, и напоследок рассыпала с двухсот метров маленькие противопехотные зажигательные бомбы.

Чака медленно опустил вниз свой патрульный корабль, счел, что два флаера недостаточно разворочены, добавил от щедрот пару «сорокопутов» и поднялся.

— Не вижу, что еще здесь можно разрушить. Пошли домой.

26
{"b":"2577","o":1}