ЛитМир - Электронная Библиотека

Двое типов, следовавших за женщиной, несли длинный холщовый сверток явно циркового вида. Мужчины закатали Ньянгу в середину рулона, подняли его и не спеша вышли на зады киосков к парковке, где закинули рулон во флаер. Спустя пару секунд все трое оказались на борту, аппарат поднялся в воздух и взял курс на столицу.

Глава 9

— Добро пожаловать, добро пожаловать, социал-демократы всех возрастов, — нараспев произнес Гарвин, — на прекраснейшее шоу в галактике. У нас есть клоуны и медведи, львы и тигры, красивые женщины и мужчины сильнее буйвола… Все это представлено вам благодаря доброй воле Дорна Фили.

Толпа зааплодировала, и Янсма дважды щелкнул бичом. Пока его осаждали клоуны, он пытался сосредоточиться на представлении, но продолжал думать о том, что же делать теперь, когда Пенвит вернулся от Фрерона с добычей, ожидающей анализа… Хотелось надеяться, что это действительно добыча. Могут ли они трубить отбой и бежать из этого бардака.

— Разверните его, — велела женщина.

Выполнив приказ, один из мужчин включил маленький датчик, провел им по шее пленного и поднес к его рту.

— Спит, как младенец, — доложил он. — Жизненные показатели отменные.

— Хорошо, коли так, — кивнула предводительница. — Мужик сказал «только живым». А если он окажется ранен или убит, придется платить неустойку.

— Кто он?

Женщину передернуло.

— Один из этих залетных паскуд.

— Тогда зачем он понадобился этим парням?

— Черт его знает. Полагаю, шантаж.

— Ты догадываешься, на кого мы работаем?

— Да, — сказала женщина. — Именно поэтому я удвоила ставку. Политиканы. Те, которые как раз сейчас делают кампанию.

— Но это бессмысленно, — подал голос тот, что вел флаер. — Я думал, этот азуланский цирк нанят ими.

— В политике никогда никто ничего осмысленного не делает, — заметил мужчина, склонившийся над телом Ньянгу. — Как долго нам с ним еще нянчиться?

— Как только мы доберемся до места встречи, за ним приедут.

— С другой половиной кредитов, надеюсь.

— Ты полагаешь, я настолько наивна? — рявкнула женщина.

— Земляные орехи, воздушная кукуруза, сладкая вата, нежная, как ваши мечты, леденцы — все, что угодно, для старых и малых, — нараспев повторяла Маев, пробираясь между рядами. Глаза ее непрестанно двигались. Ей замахал купюрой старик, и она продала ему мешочек орехов. Купюра и сдача перекочевали из рук в руки. В толпе работали еще разносчики — настоящих продавцов сладостей среди них было очень мало, больше охранники.

Оператор медведей-роботов обернулся на звук шагов входящего к нему в каморку человека. Он лишь успел раскрыть рот, когда клинок незнакомца воткнулся ему между ребер. Другого оператора убрали с дороги еще раньше в городке аттракционов, а тело оттащили с глаз долой.

Тощий мужчина затолкал труп под пульт, изучил датчики. Он ходил в цирк девять вечеров подряд, наблюдая только за роботами, проводя дни за освоением управления дистанционными механизмами.

Эта установка, решил убийца, натягивая шлем, дававший обзор глазами «медведя», не сильно отличалась от той, на которой он учился. С выполнением задания сложностей не будет.

Мужчина коснулся сенсоров, и маленький экранчик показал ему двух медведей в их ненужной клетке прямо за сценой. Они задвигались, по очереди реагируя на манипуляторы управления. Один встал, помахал лапами, прошелся взад-вперед.

Робот был готов.

Данфин Фрауде в гриме Келли Плаксы с обожанием взирал на улыбающуюся Кекри Катун. Он подошел ближе, с выражением мировой скорби попытался взять ее за руку, плюхнулся на задницу и, сделав кульбит, встал обратно на ноги.

Катун не заметила Ристори, кувырком выкатившегося ниоткуда, который подкрался сзади, зловеще ухмыляясь и безумно шевеля бровями. При попытке ухватить ее ниже талии он был изловлен вовремя обернувшейся красавицей за шиворот (на самом деле — за специальную сбрую под его потертой одеждой) и заброшен наверх в страховочную грависеть.

Фрауде с еще более несчастным видом сгорбился на скамейке. Катун подплыла к нему, села рядом и стала гладить его по руке.

Ристори протиснулся между антигравитационными лучами и снова принялся красться к парочке.

На сей раз Фрауде действовал первым, сцапав Ристори, и они затеяли жестокую битву, колотя друг друга кулаками, надувными дубинками, огромным мячом — всем, что попадалось под руку. Вокруг бесились остальные клоуны, а девочки из кордебалета подначивали дерущихся.

Кекри видела, как мимо протрусил Бен Дилл в наряде силача, и задумчиво его поразглядывала. Тут она заметила Гарвина, смотревшего на нее из центра арены. Она нарочито медленно улыбнулась ему, облизав палец. Гарвин поспешно отвел взгляд, и Катун рассмеялась про себя.

Славные люди, подумала женщина, но недалекие. Хозяин предупредил о возможном обыске, поэтому на борт «Большой Берты» она ничего не взяла. Следы, обнаруженные благодаря нанесенной на вещи маркировке, подтвердили, что ее багаж действительно обыскивали.

Этим вечером, как было условлено, она выходила к аттракционам и получила от человека, подошедшего к ней и прошептавшего пароль, небольшой компактный кейс. В кейсе находился маленький, но мощный передатчик, способный к межсистемной связи. Катун не знала, насколько эффективным он может оказаться, но решила, что в должное время ей подаст сигнал спецкоманда, которая, как обещали, последует за кораблем. Ее должны проинструктировать, о чем надо докладывать помимо любой вытянутой из Гарвина, если это удастся, информации о тайных намерениях и задачах цирка. Тайного намерения не быть не могло — обычные люди вряд ли бы взялись обшаривать ее багаж.

Кекри Катун отключила эту часть сознания и сосредоточилась на кувыркании колесом и подбадривании своего рыцаря, Фрауде.

Наконец Ристори был повержен, и Фрауде, попрыгав на его грудной клетке, поднял высокую женщину на руки (при помощи спрятанного под мешковатым пальто антиграва) и под приветственные вопли публики унес ее с арены.

В рубке «Большой Берты» техник увидел, как огонек одного из крохотных маячков неуклонно движется прочь, почти за пределы экрана. Он вызвал дежурного офицера и склонился над пультом, отслеживая сигнал.

— Опознавательные знаки есть? — спросила женщина.

Техник проверил показатели датчиков.

— Да, мэм. Иоситаро.

— Помоги Аллах! Я сообщу шефу… Надеюсь, этот хитрый ублюдок не делает чего-то, о чем никому не полагается знать.

Дежурная направилась к другому технику, и тот подключился к линии, которая выходила на крохотный динамик у Гарвина в ухе.

— Может ли кто поднять это? Никто никогда не был в состоянии поднять тысячу килограммов, а Могучий Бен собирается попытаться сделать это здесь, сейчас, к вашему изумлению, — разорялся зазывала. — Давайте поаплодируем ему, поддержим его, отдадим всю свою энергию Диллу Нечеловеческая Мощь.

Дилл в телесного цвета трико, безрукавке и хромированных браслетах вокруг бицепсов наклонился, сделал вдох, убедился, что спрятанные в здоровенных блинах антигравы включены, и сделал рывок. Он поднял штангу сантиметра на два от земли, прежде чем позволить ей с грохотом упасть обратно. Потом он совершил еще одну попытку, и еще. Зал стонал от восторга.

Наконец, когда каждый его мускул вздулся, Бен выжал штангу вверх, покачался вперед и назад и затем, отключив антигравы, выскочил из-под нее. Штанга рухнула наземь, и грохот от ее падения перекрыл вопли клоунов на центральной арене.

Дилл собирался уже поклониться, переходя к заключительной части номера, когда в ухе зажужжало: «Пост. Тревога!»

Зазывала только разинул рот, глядя, как Дилл сорвался с места и сломя голову умчался с арены. Потом зазывала опомнился и начал импровизировать очередной треп про акробатов, перекидывавших друг друга ногами.

28
{"b":"2577","o":1}