ЛитМир - Электронная Библиотека

— Потому что я не знаю никого, кто бы это делал до тебя.

В свои двадцать три Язифь Миллазин являлась одной из богатейших женщин системы Камбра, владелицей «Миллазин Майнинг», контролировавшей множество вспомогательных корпораций, которые построили ее дед и отец. Они с Гарвином были любовниками, потом экс-любовниками, затем снова сошлись во время оккупации D-Камбры мусфиями.

— Я просто полежу здесь и позагораю немного, — проворчал Гарвин, — а потом поднимусь и снова ринусь в бой. Передай мне стакан, если не трудно.

Язифь нырнула в тень зонтика и протянула милу высокий стакан, стоявший на крышке небольшого походного бара. Янсма с бульканьем влил в себя алкоголь. За спиной у них на пустынном пляже стоял лимузин Язифи. А еще дальше огромные волны обрушивались на черный песок и с шипением отползали назад.

— Эх! Жить можно! — Гарвин потянулся. — Знаешь, тебе виртуозно удается заставить меня забыть о завтрашнем дежурстве.

— Не без умысла, — промурлыкала Язифь. — Говоря о котором… — она вдруг умолкла. — Может, ты наденешь штаны и передашь мне полотенце? Я слышу музыку.

— Не-а, ты смеешься, — усомнился было Гарвин, но подчинился, когда заметил на склоне холма фигуры двух людей, направлявшихся к ним.

Первым оказался Ньянгу Иоситаро, а другим — Маев Стиофан, недавно спасенная от лариксанских спецслужб и теперь возглавлявшая отряд телохранителей данта Ангары. Она вертела ручку ярко раскрашенного ящика, а Иоситаро нес в одной руке холодильник, а в другой что-то, завернутое в бумагу.

— Ай-ют-дут-дут-дут-дут-да-ду, — пропел Иоситаро, подходя к пляжникам. — Мы принесли дары великой важности, о, бесстрашный вождь.

— Как, твою мать, вы нас отыскали? — грозно поинтересовался Гарвин. — Пляж Тизъере является частной собственностью, и мы никому не сказали, куда двинемся.

— Э-э, — напустив на себя таинственный вид, откликнулся Иоситаро. — Разве ты до сих пор не усвоил, что мне известно все?

— Привет, Язифь, — произнесла Маев. — Это его идея, и я понятия не имею, что он задумал.

— С этими двумя всегда так, — вздохнула Миллазин. — Подними полотенце и бери выпивку.

— Разве я велел прекратить игру? — Ньянгу открыл холодильник и достал пиво.

Маев послушно завертела ручку, и отдающая жестью мелодия полилась снова.

— Да что же это, ради татуированной задницы господней, такое? — насторожился Гарвин.

— Ха! — восторжествовал Ньянгу. — А еще утверждаешь, что ты директор цирка!

— Инспектор манежа, — поправил Гарвин, разглядывая коробку поближе. — Чтоб мне лопнуть! — задохнулся он. — Это же шарманка! И играет она… «Слоновью песню».

— На самом деле «Марш слонов», — поправил Ньянгу. — Маев откопала ее в какой-то антикварной лавке, что и навело меня на мысль. На. — И он протянул другу сверток.

— День рождения у меня не сегодня, — подозрительно произнес Гарвин.

— Не сегодня, — согласился Ньянгу. — Это просто утонченный способ посвящения тебя в мой очередной блестящий план.

Гарвин сорвал бумагу. Внутри оказался диск, а на нем крошечные фигурки — человечек в одежде на несколько размеров больше, чем надо, танцовщица, стоящая на спине какого-то четвероногого животного, еще одна женщина — в трико, а посередине — мужчина в очень старомодном парадном костюме. Игрушка была сделана из пластика, и краска в нескольких местах облупилась.

— Чтобы оно заработало, пришлось заменить моторчик, — сказал Ньянгу. — Нажми на кнопочку, вот здесь.

Гарвин повиновался, и клоун в мешковатой одежде начал выкидывать коленца, лошадь поскакала по кругу, а танцовщица у нее на спине встала на руки, женщина в трико делала сальто туда-сюда по арене, а человек во фраке показывал руками то в одну, то в другую сторону.

— Будь я проклят! — тихо прошептал Гарвин. В глазах у него стояли слезы.

— Что это? — спросила Язифь.

— Это цирковая арена, — ответил Янсма. — Цирк из очень-очень далекого прошлого. Спасибо тебе, Ньянгу.

— Видишь, как хорошо работает мой план, — заметил Иоситаро. — Он чуть не принялся пускать пузыри, как младенец. Готов, дурашка.

Гарвин выключил устройство.

— Это, несомненно, психологическая подготовка.

— Это несомненный план, — согласился Ньянгу.

— Сначала давай подумаем, что мы делали не так. Еще когда ожидали неприятностей от старины Редрута, мы взяли и послали следящую хреновину посмотреть, что там затевается. И благодаря этому запоздалому и неоплаканному шпиону, нам отхватило ползадницы, верно? А теперь — дамы, заткните свои нежные ушки и не слушайте, что я говорю, — мы снова участвуем в аналогичном мероприятии, снова шуршим втихаря, и что происходит?

— Ты об этих беспилотниках, которые мы теряем? — уточнила Маев. — Тебе не полагается ничего знать об операции «Обвал».

Ньянгу сделал большие глаза.

— Простым телохранителям тоже.

— Мне-то как раз положено, — самодовольно изрекла Маев. — Кого, ты думаешь, дант Ангара использует в качестве посыльных? Я получила допуск к «Обвалу» еще месяц назад.

— И ничего мне не сказала?

— Тебе, дорогой, незачем было знать.

— Зевс на полуюте! — воскликнул Иоситаро. — Язифь, милая, видишь, почему тебе лучше не связываться с армией? Своим сдвигом на грязных, темных тайнах она развращает даже самые нежные отношения.

— Я знаю, — согласилась Язифь. — Именно поэтому мне так не хотелось рассказывать Гарвину о том, что Корпус заключил контракт на постройку беспилотных кораблей с миллазиновскими верфями.

Мужчины уставились друг на друга.

— Слава всем богам, в которых мы не верим, что вокруг больше нет шпионов, — наконец подал голос Гарвин. — Это проклятое общество дает утечку информации, словно… словно сержант, страдающий недержанием мочи.

— Откуда у нас шпионы, если мы даже не знаем, кто эти гребаные негодяи? — резонно возразил Ньянгу, допив пиво и доставая новую банку из холодильника. — Раз уж нам так старательно отводили второстепенную роль, пойдем этим путем. Язифь, дорогая, любовь моя, отрада моего лучшего друга, нельзя ли одолжить у тебя корабль?

— Какого типа?

— Что-нибудь большое и громыхающее. Немного топлива к нему. Межзвездный, разумеется. Особой скорости и маневренности не требуется.

— В каком виде ты собираешься его вернуть?

— Хрен его знает, — отозвался Ньянгу. — Может, в идеальном. Может, в виде набора коричневых бумажных пакетов с деталями. Может, вообще не верну. Хотя, если так случится, ты не сможешь взять меня за задницу, ибо я планирую лично пребывать на борту.

Язифь ухмыльнулась.

— Думаю, у меня есть то, что тебе нужно. Так получилось, что у меня на стапелях как раз сейчас находится некая страхолюдина, заказанная сразу после войны. Корабль спроектирован для перевозки и установки уже собранного горнопроходческого оборудования. Я имею в виду крупное горнопроходческое оборудование типа автономных буровых установок, даже перерабатывающих заводов, с D-Камбры на Е и во внешние миры для исследований. Он огромен — почти три километра в длину, до предела надежный. Чтобы понять, как это выглядит, представьте себе самый большой во вселенной носовой конус ракеты с посадочными стабилизаторами, явно построенными не для него. Масса выпуклостей и выступов. Поскольку он задумывался как элементарная болванка, а также позволял списать изрядное количество налогов, мы пошли дальше и оснастили это чудище межзвездным двигателем. В корабль влезет целая куча патрульных катеров плюс, может, пара-другая «аксаев». Экипажа требуется всего ничего… Не помню точно, сколько человек… А жилое пространство, в зависимости от желания, формируется как казармы, каюты и даже отдельные спальни. Там разместятся на ночлег сотен пятнадцать или больше в покое и уюте, ибо кому охота торчать рядом с вонючим злым шахтером. Трюмы можно поделить на отсеки, а так как нам иногда приходится перевозить довольно хрупкие грузы, на борту установлен антиграв с тройным резервом, — добавила она. — Я сдам «Тяжелый грузовик VI» в аренду Корпусу за, ну, скажем, десять кредитов в год. Вот такая я сентиментальная патриотка.

3
{"b":"2577","o":1}