ЛитМир - Электронная Библиотека

— Конечно. Плевое дело.

— Займитесь этим. Хватит с меня этих идиотов. Отныне и навсегда.

К рассвету городок аттракционов был разобран, и все цирковое имущество погружено.

«Большая Берта» весь день просидела на стартовой платформе с задраенными люками, не отвечая ни на какие звонки. Над ней зловеще кружили все три «аксая», пикируя на два холосъемочных флаера, пытавшиеся приблизиться к кораблю.

В полночь от корабля отделился маленький катер и на бреющем полете, ниже любого радарного горизонта, унесся к столице.

Он на мгновение завис над большим белым зданием на холме, и две женщины в черном с тяжелыми ранцами спустились по веревке на крышу одного из флигелей, вскрыли окно и исчезли внутри.

Через час они появились снова. Катер подобрал их и помчался обратно к «Большой Берте».

Охрана на территории Гражданского Дворца так ничего и не заметила.

За час до рассвета без разрешения и уведомления портовых властей «Большая Берта» оторвалась от земли и навсегда покинула систему Тиборга.

Глава 11

Кайле / Кайле IV

Система Кайле, некогда главная верфь Конфедерации, произвела на Гарвина впечатление брошенного завода.

Когда-то три планеты служили рудниками для Кайле IV, наиболее обитаемой и являющейся центром кораблестроения. Но «Большая Берта» засекла активность только на одной, и то слабую.

Кайле IV выглядит серой, подумал Гарвин и тут же поправил сам себя: серо-зеленой.

Обширные леса карабкались к заснеженным вершинам гор. Зеленеющие долины дышали странным, морозным гостеприимством. Большинство городов, построенных из серого камня, располагались по берегам широких рек.

Готовые и недостроенные звездолеты всех встречающихся в Конфедерации типов заполняли посадочные поля. Некоторые вместо антикоррозийной оболочки покрывал толстый слой ржавчины.

Пока «Большая Берта» приближалась к планете, у Ньянгу в голове всплыли какие-то древние стихотворные строчки. При этом он не помнил, ни где прочел или услышал их, ни имени поэта.

Мать взяла меня в города, когда
Я лежал еще у нее в утробе.
Но холод лесов пребудет со мной
До дня моей смерти, до дня моей смерти.

— Что это ты там бормочешь? — спросил Гарвин.

— Стихи.

— Что-то рифмы не слышно, — подозрительно заметил Гарвин. — Вряд ли что-то стоящее.

— Вероятно, нет.

«Большая Берта» трижды облетела вокруг Кайле IV, передавая на всех открытых и разрешенных частотах цирковую музыку, рычание больших кошек, трубные крики слонов и вопли зазывал. И теперь только глухой или затворник не знал, что в городе цирк.

Нана-боты пронеслись по главным магистралям больших городов, разбрасывая рекламные листовки во все стороны. Гарвин радостно принимал звонки с жалобами от городских властей, обещая выплатить любые штрафы за загрязнение среды, предпочтительно контрамарками.

«Аксаи» отягчали преступление к вящей ярости политиков и радости детей, проносясь на бреющем полете над городами с длинными развевающимися транспарантами, которые по мере перехода дня в ночь начинали светиться, мерцая:

ЛЬВЫ! МЕДВЕДИ! ТИГРЫ! СЛОНЫ!
ЗЕМНЫЕ ЛОШАДИ!
КРАСИВЫЕ ЖЕНЩИНЫ!
ТАИНСТВЕННЫЕ ЧУЖАКИ!
АКРОБАТЫ! СИЛАЧИ! КЛОУНЫ!
СМЕРТЕЛЬНЫЕ НОМЕРА!

Объявив о своих намерениях во время последнего витка, «Большая Берта» трижды облетела столицу под названием Ленду и затем на вторичной тяге медленно поплыла к ближайшему полю и села.

Прожектора выхватили садящийся чудовищный корабль, и к нему повалила толпа.

Вокруг, к неудовольствию капитана Лискеарда, кружили гражданские флаеры.

Трап от главного шлюза опустился, и наружу хлынули клоуны и лилипуты. Гарвин в белой форме в сопровождении Кекри Катун в белом же наряде, отбрасывающем разноцветные блики и закрывавшем не больше, чем это совершенно необходимо, вышел навстречу спешно собранным сановникам. Среди них находился и правитель планеты Граав Ганил — человек средних лет с печальным лицом и намечающимся брюшком. Гарвину это показалось интересным. Явление главного начальника собственной персоной наводило на размышления о распространенности межзвездных перелетов в настоящий момент. Ньянгу, с другой стороны, заметил, что Ганил прибыл в сопровождении только одного помощника и водителя-охранника. Либо на Кайле отсутствует какая бы то ни было диктатура, либо все схвачено куда лучше, чем на Тиборге.

После взаимных приветствий Гарвин сообщил, как все цирковые тронуты, а местные заверили, что это событие века.

Перед рассветом Эрик Пенвит арендовал огромную территорию на окраине Ленду, и туда направились тяжелые флаеры, нагруженные брезентом, будками, павильонами, эскадрилья флаеров поменьше для челночных перевозок и рабочие сцены.

Ранние пташки, в основном малышня, начали собираться, как будто в школу на занятия. Гарвин забыл о существовании такого явления и теперь опасался, что чиновники просто на пену изойдут. Если, конечно, они сами не выстраивались вдоль улиц вперемешку с, казалось, всеми детьми Кайле, когда флаеры носились туда-сюда, возвещая, что представление надвигается.

Так оно и было.

Хищники в летающих клетках, слоны своим ходом, гарцующие лошади с Монтагной, Квиеком и его двумя женами, не считая снующих лилипутов, клоунов пешком, во флаерах, в странных старомодных колесных повозках, разбрасывающих по дороге конфеты, оркестра Атертона в двух флаерах, силача Дилла, позирующих девочек из кордебалета, скачущих и кувыркающихся по всей длине процессии акробатов. И все это во главе с Гарвином, стоящим в открытом черном лимузине с совершенно блаженным лицом.

На заднем сиденье расположился Ньянгу и, скорчившиеся, чтобы их не было видно, два отличных стрелка — на всякий случай.

Они добрались до места без приключений, когда шатры были уже установлены.

Гарвин покинул лимузин, поклонился благоговейно глядящим полицейским и принюхался.

— Люблю запах брезента поутру, — счастливо произнес он.

Цирк и вправду был в городе.

К вечеру билеты оказались распроданы на неделю вперед, а заказы все поступали.

— Похоже, в этих краях людям нечем заняться. — Ньянгу наблюдал за цифрами, вспыхивающими на экранах в «красном фургоне», который на самом деле был отсеком на борту «Большой Берты», но денежный центр цирка по традиции назывался «фургоном».

Сопи Мидт ухмыльнулся.

— Действительно, похоже. Взгляните на всех этих мотыльков, что слетелись сюда. Черт, хотел бы я, чтобы Янсма позволил мне развернуться по-настоящему. Самое время для моих девочек. Знаешь, как бы мы разбогатели? — он с надеждой посмотрел на Иоситаро.

— Увы, Сопи, — вздохнул тот сочувственно. — В жизни каждому должно выпасть немного честности.

— А теперь наши прославленные воздушные гимнасты, известные во всей галактике, летуны и их необычные инопланетные спутники, которые тайно обучаются в темных мирах вдали от мест, где царствует Человек, — пропел Гарвин.

Заиграл оркестр, и летуны запорхали под куполом шатра, ра'феланы ловили их, а акробаты на трапециях и качающиеся-на-облаках пролетали, словно холовспышки, прямо над толпой.

Гарвин поклонился и отошел промочить горло, мечтая не возбуждаться так, как все эти ребята в наспех сооруженных дополнительных сиденьях перед дешевыми местами у главного входа. Немного спокойствия было бы полезнее для голосовых связок.

Дарод поджидала его за пределами центральной арены.

— Лучше подзадержись, Гарвин. — Она протянула ему кружку с тоником, — Моника придумала новый трюк, и это нечто радикальное. Если он будет пользоваться успехом, то в следующий раз она захочет выйти отдельным номером.

31
{"b":"2577","o":1}