ЛитМир - Электронная Библиотека

— Насколько это опасно?

— Гораздо опаснее, чем кажется.

— Чудно. — Гарвин знал, что Лир ему не остановить. Он изрядно отхлебнул из кружки и обнял свободной рукой Монтагну, прижавшуюся поближе.

Оркестр заиграл галоп, и на центральной арене появилась Моника. Униформист подцепил канат, свисавший с центрального шеста метров на пятьдесят, другой рабочий забил в землю железный крюк, а еще двое туго натянули трос, привязав его к шесту.

Атертон махнул, и оркестр смолк, за исключением рокочущего барабана. Все огни в шатре погасли, кроме луча, направленного на Лир.

— Лучше бы она мне сказала, что затевает, — мрачно прошептал Гарвин. — Люблю, знаешь ли, быть в курсе.

— Она не хотела никого беспокоить, пока не освоит трюк как следует.

— Это я люблю. — Янсма помрачнел еще больше. — Она вне досягаемости этих чертовых щупалец! Что, в конце концов, у нее в голове?

Ответ пришел, когда Моника, взяв длинный балансировочный шест, начала подниматься по натянутой под углом веревке, хватаясь за нее пальцами ног.

Гарвин, обнаружив, что во рту у него пересохло, отхлебнул еще тоника.

Шест качнулся, Моника покачнулась вслед за ним, но поймала равновесие и продолжила путь, подбираясь все ближе и ближе к центральному шесту. Затем в метре от него она дважды подпрыгнула, отбросила прочь балансир и кувыркнулась прочь с каната. Толпа завопила.

Но вот вниз метнулось длинное щупальце, и один из ра'фелан поймал ее и подбросил под самый купол. Там ее подхватил другой чужак и перебросил сгруппировавшуюся Лир ловитору, чья перекладина находилась на вершине амплитуды.

Моника ухватилась за щупальце руками, отпустила, перекувырнулась, снова поймала и благополучно забралась на перекладину.

— Это… — Гарвин осознал, что некоторое время не дышал, и с шумом втянул в себя воздух, — прекрасный трюк. Но лучше бы она мне сказала, чтобы я мог прокомментировать его.

«Или, — подумал он, — свернуть ей шею».

— Я ж говорю, она не хотела привлекать лишнее внимание, если что-то не получится, — сказала Дарод.

— А что, могло? — Гарвин не был уверен, что хочет услышать ответ. — Что бы она тогда сделала? Тихо жевала опилки?

— Если ты взглянешь туда, за оркестровую ложу, где должны находиться будки медвежатников — если мы когда-нибудь снова освоим медведей, — то там у нее человек с антигравитационным проектором. Она считает, что он успеет ее подстраховать прежде, чем она ударится о землю.

— Считает, — прорычал Гарвин. — Ладно. Мы, конечно, получили гвоздь программы. Но перед ее следующим выступлением обязательно поставим страховочные антигравы. Спрячем их, например, под одним из слоновьих загонов. Мне не нужны разбившиеся гимнасты, и точка. Так же как вариации на тему «я-думаю-это-сработает». И можешь передать ей от меня, что это приказ. Она все еще в этом чертовом Легионе и все еще стоит больше, чем ее, извините, задница. Надеюсь, тебе захочется напомнить ей и об этом.

На следующее утро Гарвин беззаботно прогуливался по цирковому городку. Пусть Ньянгу печется о безопасности, решил он. Всем полезно выбраться из этого чертова корабля и подышать нормальным, не переработанным воздухом. Вот и от брезента несет некоторой затхлостью — но это выветрится за неделю.

Он миновал кошачьи клетки. Малдун, леопард-убийца, валялся на спине, игриво махая лапами на нечто вроде летучего насекомого в двух метрах у себя над головой.

Монтагна, которая провела ночь в объятиях Гарвина, скромно работала над каким-то новым трюком с двумя лошадьми, в то время как Ристори вгонял в пот дюжину клоунов, пытаясь запихать их в бочонок, куда, по логике, мог влезть только один.

Гарвин свернул за угол и увидел средних размеров пузатого человека, почёсывающего тросточкой слоненка Лоти и погруженного в беседу с Фрафасом Фаноном, одним из дрессировщиков слонов. Сунья Танон загнал шестерых зверей в корабль и чистил их при помощи корзины мыла и щетки на длинной ручке. Приблизившись, Гарвин узнал в пухлом человечке Граава Ганила, правителя Кайле.

Он не знал точно, как следует приветствовать такого человека, и ограничился быстрым наклоном головы.

— Нет-нет, — возразил Ганил, — это я должен низко кланяться. Я был зачарован рассказом моего друга Фрафаса о мире, который они ищут, этом Коанду. К сожалению, сам я о таком не слышал. Но я непременно поговорю кое с кем из наших ученых. Посмотрим, может, они сумеют помочь.

— Кстати, о помощи, — произнес Гарвин. — Я хотел попросить ваше высочество об услуге. Думаю, это правильный титул.

— Как вам будет угодно. — Ганил слегка встревожился. — Вам следует помнить, что я — конституционный монарх, только третий в династии и на самом деле большой власти не имею. Так что, если вам надо кого-то казнить или упрятать в тюрьму, вам придется идти через Парламент.

Гарвин, полагая, что собеседник шутит, засмеялся, но затем оборвал смех, заметив серьезное выражение лица Ганила.

— Нет-нет, — заверил он, — ничего подобного.

— С вашего позволения, — вставил Фрафас, — я пойду помогу своему партнеру мыть наших друзей. — И он поспешил прочь, явно не желая слышать о делах бригадира.

Ганил и Янсма пошли рядом.

— Услуга, в которой я нуждаюсь, — начал Гарвин, — это ваша помощь по части навигационных программ. Мне бы хотелось закончить наше турне на Центруме.

— Честолюбиво. — Это заявление Ганила явно впечатлило.

— Возможно, но я… и остальная часть моей труппы… хотим выяснить, что случилось, почему наши миры утратили связь с Конфедерацией.

— Мы тоже, — вздохнул правитель. — Видели ли вы нашу «процветающую» звездолетную промышленность, чтобы хуже не сказать? Все корабли построены по заказам Конфедерации, но так никогда и не были ни оплачены, ни забраны.

— Я видел их, — ответил Гарвин. — Почему вы не послали торговых представителей на поиск новых клиентов?

— За редкими исключениями, Кайле заключала контракты только с Конфедерацией. Из нескольких кораблей, высланных на разведку, вернулся только один, и этот один поведал о хаосе. Да ни у кого и не было кредитов Конфедерации, чтобы вести с нами дела.

— И мы обнаружили точно такую же ситуацию, — кивнул Гарвин. — И хотели бы сделать все возможное, чтобы, если получится, сообщение между мирами возобновилось.

— Цирк? — недоверчиво переспросил Ганил. — Восхитительно, но не кажется ли вам, что это несколько романтично?

— Когда я говорю «мы», — объяснил Гарвин, — я имею в виду несколько миров, с которых мы прибыли, и те, которые посетили. Если бы люди знали, что произошло, почему случилось внезапное крушение, возможно, удалось бы сделать что-нибудь, дабы предотвратить тотальный обвал.

— Я могу частично объяснить падение, — потупился Ганил. — Я немного занимался историей, прежде чем мой отец умер и передал мне трон. Коллапс не произошел мгновенно, как думают многие. Скорее, видимость существования Конфедерации поддерживалась при помощи войск еще долгое время после того, как ее не стало… У Империи была замечательно эффективная армия… Плюс тот факт, что многие планетарные правительства могли свалить свои проблемы на далекий Центрум. Но настоящей причиной являлось то, что слишком много граждан хотели, чтобы Конфедерация имела место быть даже при том, что они не желали участвовать в управлении, неохотно платили налоги и предоставляли услуги. Люди воображали, что она бессмертна. Империя оказалась способна проковылять еще годы, десятилетия, может даже век, будучи ходячим трупом. А затем однажды что-то случилось. Труп споткнулся о соломинку и упал.

— Что произошло? — спросил Гарвин.

— Если б я знал, — вздохнул Ганил. — Потому что тогда, как вы понимаете, можно было бы попытаться реанимировать тело. — Он поежился. — Я не знаю. Я просто не знаю.

Они немного полюбовались китайскими акробатами и пошли дальше.

— Я тоже не знаю, — сказал Гарвин. — И я хочу с этим покончить. Я хочу знать, что случилось. Именно поэтому я и прошу вас об услуге.

32
{"b":"2577","o":1}