ЛитМир - Электронная Библиотека

— Чем ты так расстроена? — удивилась Дарод. — Не в первый же раз к такой красотке, как ты, пристает другая женщина.

Моника выглядела растерянной.

— Да, конечно, ты права. Черт, я даже припоминаю пару офицеров-женщин в Корпусе, которых волновало, что я сплю одна. И я, безусловно, знаю, как обращаться с мужчинами. Сложно сказать. Это не может быть просто потому, что мы оказались в незнакомом месте… Я выросла в дороге.

Лир ненадолго задумалась.

— Может быть… — проговорила она медленно. — Может, это потому, что с этой Делл я чувствовала себя как в зоопарке. Или в цирке.

— Так ты там и есть.

— Дырка дырке рознь! Не тот тип цирка. Мне показалось, будто все от меня ждали, чтобы я развлекала их. И уступи я этой Лан Делл, это оказалось бы чем-то вроде победы для них. Не знаю. — Лир снова погрузилась в молчание.

В тот вечер цирк был полупустой. Ньянгу сделал несколько звонков и выяснил, что в городе беспорядки и транспорт не работает.

— Помнишь, — спросил он Гарвина, — когда мы проходили комиссию, еще рекрутами, на Центруме тоже были беспорядки?

— Лучше не напоминай.

На следующий день Фрауде явился к Гарвину с кипой распечаток.

— Как долго, — поинтересовался он, — мы собираемся пробыть здесь?

— Недолго, — ответил Гарвин. — Сегодня у меня назначена встреча, и, надеюсь, мне удастся найти способ начать снабжать вас данными по Центруму, за которыми мы сюда и прилетели.

— Хорошо, — кивнул Фрауде. — Этот мир не из здоровых, и я бы убрался отсюда как только, так сразу. Я тут порылся в книгах — все очень плохо. Обычно мы принимаем местную валюту, как делали это на Тиборге, и переводим ее в кредиты Конфедерации. Если это не получается, мы принимаем межзвездные кредитные переводы, так?

— Конечно.

— У бухгалтеров образовалась пачка местных денег, и они отправились ее менять. У них ничего не вышло, — сказал Фрауде. — Похоже, у них вообще нет кредитов. Или то, что у них есть, выведено из обращения. — Кем?

— Кто говорит — правительством, кто — что этой большой промышленной фирмой под управлением семейства Берта.

— С которой я сегодня встречаюсь.

— Может, тогда вам стоит попытаться найти ключик к их закромам.

— Делать деньги не входит в наши задачи, — возразил Гарвин.

— Это я понимаю. Но, — упрямо продолжал доктор, — я также понимаю, что вскоре мы станем гастролировать в милых, стабильных мирах. Хотите еще статистику? Я тут проделал маленькое исследование. Планетарная безработица порядка тридцати пяти процентов. Множество людей плюнули на поиски работы и существуют на пособие. Правительство, похоже, не располагает планом обуздания процесса или каким-либо иным, кроме как держать пальцы скрещенными и надеяться, что однажды, когда-нибудь, Конфедерация появится вновь, купит все эти корабли, и, гип-гип-ура, снова будут розовые облака и счастье. Нехорошо, — подытожил Фрауде. — Как я уже сказал, давайте покончим с делами здесь и отправимся своей дорогой.

Гарвин смотрел в окно лимузина, пока тот перебирался через гору. Внизу раскинулась широкая долина с большим городом посередине и растянувшимися по реке заводами.

Он вспомнил стихотворение, которое цитировал Ньянгу, подлетая к планете, и пробормотал:

— Похоже, снаружи и вправду холодно.

— Но здесь внутри славно и тепло. — Кекри Катун была совершенно неотразима в сером дорожном костюме и полусапожках, хотя Гарвин подумал — только ради приличия, — что неплохо бы ей застегнуть пару пуговок на блузке.

— Приземляемся через пять минут, сэр, — раздался из интеркома голос пилота.

— Вопрос, — произнес Гарвин в микрофон. — Все эти заводы являются частью владений Берта?

— Эта долина, включая данный город и еще четыре ниже по реке, которых не видно в мареве, — ответил пилот, — являются частью семейных владений.

— Хорошо, наверное, быть таким богатым, — сказала Кекри. — Мне всегда хотелось быть богатой. Тогда не о чем беспокоиться, правда?

— Не знаю, — откликнулся Гарвин. — Мне лишь известно, что, независимо от того, богат ты или беден, деньги всегда иметь хорошо.

Янсма тщательно проверил свой внешний вид. Он решил, что леди Берта, ежели она и впрямь такая зараза, как говорят, вряд ли одобрит его белый костюм инспектора манежа, и остановился на консервативном темно-синем пиджаке, белой рубашке и темно-коричневых брюках.

Лимузин притормозил и вильнул влево.

На низком плато, как раз там, где кончался город, высилась громадная усадьба. Необъятная, уродливая семиэтажная прямоугольная коробка с плоской крышей и безо всякого намека на архитектурные украшения. На крыше торчали разнообразные антенны и — Гарвин был совершенно уверен — комплект стандартного электронного оборудования для противовоздушного ракетного комплекса. Вокруг простирались тщательно спроектированные и ухоженные сады.

Лимузин приземлился перед ступенями усадьбы, фонарь откинулся, и водитель выскочил, чтобы подать руку Кекри.

Полукруглые двери усадьбы распахнулись, и навстречу гостям вышла женщина, которой могла быть только леди Берта. К удивлению Гарвина, слуги ее не сопровождали.

Берта оказалась большой женщиной во всех отношениях. Не меньше двух метров ростом. Лицо изрезано метами власти, губы легко поджимаются в гневе. Белоснежные волосы стянуты сзади в пучок. Как решил Гарвин; ей перевалило за восемьдесят. Одета она была в длинную зеленую с красным юбку, жакет с длинными рукавами в тон и морозно-белую блузку..

— Добрый вечер, бригадир Янсма… и мисс Катун.

Леди Берта дважды оглядела Кекри с ног до головы, затем полностью переключила внимание на Гарвина.

— Добро пожаловать в мой дом.

— Благодарю за приглашение.

По лицу Берта скользнула ледяная улыбка.

— Мы с Граавом Ганилом вернулись на несколько лет назад. На самом деле я помню… или полагаю, что помню, по крайней мере… как я тетешкала его на коленях, когда он был еще малышом, во время беседы с его отцом, королем. Когда я напомнила ему об этом, — улыбка сделалась чуть шире, — похоже, его это несколько выбило из колеи. — Ей не требовалось добавлять, что таким образом с ним было гораздо проще иметь дело.

— Входите, — пригласила она. — На воздухе прохладно. Я велю внести ваши вещи и проводить вас в ваши комнаты. Когда освежитесь, то, возможно, захотите присоединиться ко мне в библиотеке, чтобы выпить перед ужином.

Входя в огромный дом, Гарвин заметил, что пуговки на блузке Кекри каким-то образом застегнулись.

Комнаты, отведенные им на шестом этаже, оказались огромны и отделаны в стиле рококо.

— Мне кажется, что я перенеслась назад во времени, — поделилась Кекри. — Лет этак на сто назад.

— По мне так на всю тысячу, — откликнулся Гарвин.

На реалистических картинах, украшавших стены, героические солдаты браво позировали в старинных костюмах, военных и космических; еще там присутствовали загнанные собаками рогатые животные и мечтательные девы, провожающие своих героев на войну. Преобладали цвета коричневых оттенков, подстать архаичным поблекшим обоям. Темнело прекрасно отполированное дерево столов, мерцали оправленные в золото настенные зеркала. Кровать… Кекри хихикнула.

— Что ты им сказал, когда отвечал на приглашение?

— Я им вообще ничего не говорил, — честно ответил Гарвин. — Они сказали «спутник», и я подумал…

— Одна кровать? Как не стыдно, бригадир Янсма. Вытащить меня сюда, в эту воющую глушь, несомненно планируя соблазнить меня.

— Нет, нет, честно, — Гарвин почувствовал себя пятнадцатилетним олухом. — Дай мне только добраться до того старого дурака, который привез нас сюда, и я узнаю насчет отдельной комнаты для тебя, чтобы…

Кекри подошла к Гарвину и, положив ему руки на плечи, промурлыкала.

— Да я не возражаю. Я уверена, что ты человек высоких моральных принципов. Разумеется, двое людей могут делить постель, и ничего не случится. А если нет… — она сбилась и хихикнула. — Полагаю, мы должны радоваться, что ты не поехал сюда с мистером Иоситаро. Я бы удивилась, если бы леди Берта оказалась настолько широких взглядов.

34
{"b":"2577","o":1}