ЛитМир - Электронная Библиотека

— Расслабься, — утешил его Ньянгу. — Некоторое время назад имели место вещи, которые почти удались мне.

Мандл оглядел еще троих спутников, находившихся на заднем сиденье флаера. Как и они с Ньянгу, Пенвит, Лир и техник-электронщик по имени Лимодо были одеты в черное с ног до головы, с натянутыми на лица масками, увеличенными световыми очками на лбу и шейными микрофонами. Каждый держат на коленях небольшую походную сумку.

— Я, э, заметил, что вы все вооружены. А почему мне ничего не дали? — Фелип попытался изобразить возмущение.

— Ты знаешь, как пользоваться бластером? — спросила Лир.

— К сожалению, нет. Это талант, который мне не удалось в себе развить. Но я прекрасно владею старым реактивным оружием, и мне не кажется, что разница так уж велика.

— Она есть, — ответила Моника. — Мы не хотим, что бы ты прострелил ногу себе. Или мне.

— А-а, — протянул лилипут и забился на свое место, когда флаер на малой высоте повернул в горы.

— Святые угодники, — пробормотал Дилл, глядя на полуактивную холокартину почти с него высотой. — Я не знал, что существует столько оттенков красного или столько способов идиотски выглядеть, размахивая во все стороны бластером.

— Ш-шш, — толкнула его локтем Кекри. — По-моему, вон там стоит художник.

— Представь меня ему, и любимый сыночек миссис Дилл швырнет его в реку прямо через набережную. Он слишком ничтожен, чтобы жить.

Художники — сотни две, а может и больше — выставили свои работы вдоль длинного променада, прислонив некоторые из них к каменной стене, вытянувшейся за их спинами. Со стороны реки над серой холодной водой поднимался трехметровый обрыв. Тут и там качались привязанные лодки.

— Пойдем, — Кекри дернула Бена за рукав. — Мы же только начали.

— А нет ли здесь где-нибудь бара? Мой художественный вкус, похоже, напрямую связан с моими вкусовыми рецепторами, и, может быть, если я проглочу баночку-шестую пива, что-нибудь из этого хлама и покажется лучше.

— Никогда не покупай произведения искусства по пьяни, — строго произнесла Кекри. — Это одна из старых присказок моей бабушки.

— Да? Чем же она зарабатывала на жизнь, чтобы сделаться такой мудрой?

— Думаю, держала бордель.

— С позволения бога солнца, я лучше буду держаться тебя, — Дилл хрипло хохотнул. — Выйдя в отставку, я хотел бы поселиться именно в публичном доме.

— Ладно уж, — заключила Кекри. — Ты явно не в том настроении, чтобы смотреть живопись.

— Особенно это дерьмо. Почему все думают, что в дурацкой картинке про дурацкий развороченный космический корабль с по-дурацки торчащими ребрами на фоне заката есть нечто печальное? Это выше моего понимания, — пожаловался Дилл. — Я лучше прилеплю на стену какую-нибудь мазню, намалеванную пальцем. Моим собственным.

— Если так, то вон, по-моему, одна из здешних забегаловок.

— Прекрасно! Сейчас, только пропустим эту колонну, и…

Колонна состояла из полудюжины тяжелых флаеров с крытыми грузовыми прицепами. Покрытие сдернулось, и из прицепов посыпались вооруженные люди.

— Е-мое! — Дилл схватил Кекри за руку и увлек ее к будкам художников. — Во что мы, черт дери, вляпались?

— Там, — указала Кекри на десять или больше машин, пересекающих реку по низкому мосту.

Люди за спиной у Дилла начали стрелять по второй колонне. Оттуда открыли ответный огонь. Тяжелые бластеры на крышах флаеров и машин пускали снаряды навстречу друг другу. Послышались вопли ужаса и боли.

Дилл лежал ничком на тротуаре, полуприкрыв собой Кекри. Рядом распластался художник, картина которого так не понравилась Бену.

— Что за дьявольщина здесь творится?

Художник быстро помотал головой.

— Наверное, опять анархисты палят друг в друга. Они не могут прийти к соглашению относительно формы своей организации.

Он вскрикнул и забился в судороге, когда по дорожке и сквозь его спину защелкали осколки.

— Здесь небезопасно, — Дилл бросил взгляд окрест, сгреб пискнувшую от удивления Кекри и помчался назад, пиная мольберты и ругаясь, что не вооружен. Кто-то заметил его, выстрелил и промахнулся.

Бен перелез через парапет набережной, плюхнулся в реку и поплыл под водой, продолжая крепко держать Кекри за ногу.

Наконец они всплыли. Кекри отфыркивалась.

— Лучше бы ты умела плавать.

— Я умею. Твой маленький номер с прыжком застал меня несколько врасплох.

— Ладно, — произнес Дилл. — Мы доберемся вон до той маленькой лодочки, отвяжем ее и, прикрываясь ее дальним бортом, позволим ей пронести нас некоторое время вниз по течению.

— Хорошо, — Кекри перевернулась на спину. — Быстро соображаешь.

— Человеку моих размеров приходится. А теперь помолчи и держи темп.

Они усердно проплыли несколько метров, потом Дилл шлепнул ладонью по воде, словно взбешенный кит хвостом.

— Черт, анархисты дерутся друг с другом. Воистину, что за гребаный мир!

— Счастливчик Фелип может станцевать гавот на этом куске стали, — прошептал в микрофон Мандл, быстро взбираясь по перепончатому стеклу Архивов «Берта Индастриз». — Причем на руках.

— Заткнись и взломай, чтобы мы могли проникнуть внутрь, — ответил Ньянгу.

Мандл опустился на колени. Его ручная горелка крохотно полыхнула. Карлик вынул полужидкое стекло пальцами в асбестовых перчатках, просунул руку внутрь, нашел задвижку и открыл окно.

— Антре ву, — произнес он.

— Сначала спусти веревку, — потребовала Лимодо. — Я тебе не акробат какой-нибудь.

Мандл привязал веревку к чему-то твердому внутри здания архива и бросил конец ей. Техник, быстро перебирая руками, забралась наверх. Остальные трое последовали за ней. Пробравшись внутрь, они оказались на железной платформе.

С минуту все стояли молча, сканируя темную внутренность здания. Потом легионеры сделали знак — кружок, образованный большим и указательным пальцами. «Никакой охраны. По крайней мере, в пределах видимости».

Ньянгу указал вниз, и они прокрались по лестнице на нижний этаж. Лимодо проверила терминалы, включила один. Долгие минуты она пялилась в голубое свечение, наугад трогая сенсоры. Наконец кивнула.

— Думаю, поймала. — И начала свои поиски, сверяясь с вынутым из полевой сумки крошечным экраном, отображавшим полученные на Тиборге серийные номера.

Прошел час, затем другой, пока техник прокладывала извилистый путь сквозь недра архивов.

— По крайней мере, никаких мин-ловушек или огненных стен, — доложила она. — Кажется, все довольно прямолинейно.

— ЗАМРИ! — был ответ Ньянгу, и все повиновались, завидев у главного входа двух человек, светивших внутрь обычными фонариками. Никто не шевельнулся, люди ушли, и работа продолжилась.

— Вот мы и добрались. — Дилл завел лодку в док, выпрыгнул наружу с носовым фалинем и привязал суденышко.

— Ты меня впечатлил, — сказала Кекри.

Дилл запрыгнул обратно. Лодка качнулась, и он ухватился за крышу крохотной кабины.

— Тогда вы, миледи, обязаны наградить меня поцелуем. Потом мы вызовем подъемник. Пусть кто-нибудь вернется за этим чертовым флаером, и черт с ними, с моими художественными наклонностями, во веки веков.

Кекри подняла свои полуоткрытые губы к его губам. Поцелуй затянулся, потом сделался чуть более настойчивым. Ее руки скользнули с его шеи вниз по спине, потом вокруг талии и вниз по животу…

— Боги мои! — выпучила глаза Катун, неожиданно прервавшись.

— Гм… ты же знала, я очень большой парень, — Дилл несколько смутился. — В том числе и…

— Заткнись, — приказала Кекри. — Кабина не заперта?

— Э… нет.

— Тогда внутрь. Быстро!

— Э… ладно.

— Есть, — доложила Лимодо, присоединяя маленькое записывающее устройство-вампир к терминалу. — Пять или, может, десять минут, и у нас будет все. И еще пять, чтобы замести следы.

Счастливчик Фелип высунулся из своего укрытия как раз под кафедрой.

38
{"b":"2577","o":1}