ЛитМир - Электронная Библиотека

Офицер, сопровождавший их пред светлы очи Курила, обернулся и бросил на них хмурый взгляд. Труппа явно не проявляла должного уважения.

По крайней мере, думал Ньянгу, Курил Ягасти выглядит настоящим диктатором, так же как Гарвин выглядит настоящим вождем. Вспомнив последнего, неоплаканного Протектора Ларикса и Куры Алена Редрута, напоминавшего скорее бюрократа средней руки, нежели правителя, Иоситаро приготовился увидеть что угодно.

Ягасти был высок, худ, со шрамом на шее и горбатым носом, длинными, начинающими седеть волосами. Он обладал тяжелым хищным взглядом, как у земного орла, виденного Ньянгу по холо. Или диктатор остро нуждался в коррекции зрения.

Трон его, мастерски выполненный из полированной стали и черной кожи, помещался в самом большом зале бывшего музея. Антураж дополняло также вооружение разных эпох — от современных бластеров до уродливых боевых ножей и оружия ближнего боя.

Ягасти некоторое время разглядывал труппу, потом, не поприветствовав их, спросил, с чем они пожаловали. Ответ его, похоже, озадачил.

— Развлечение? Я не уверен, что знаю, что это такое, кроме как видеть уничтожение и боль врага и восторг слышать, как горят его города, взрываются его звездолеты, визжат его женщины и стонут его воины.

Гарвин кивнул сэру Дугласу, который бросил мяч своему гепарду. Фрауде моментально кинулся отнимать его, передразнивая кошачьи движения. Ягасти с каменным лицом наблюдал.

Гарвин махнул Бену Диллу. Тот принял стойку, а Моника Лир оттолкнулась от него, взлетела в тройном сальто высоко в воздух и приземлилась на ноги.

— А-а, — проворчал Ягасти, — вы имеете в виду трюки.

— Я имею в виду такие трюки, каких еще не видела галактика, — сказал Гарвин. — С настоящими земными лошадьми, слонами, страшными зверями, странными чужаками, мужчинами и женщинами, которые летают у вас над головой, играми удачи и мастерства, клоунами, которые рассмешат вас до…

— Довольно, — рявкнул Ягасти. — Я не потенциальный покупатель вашего цирка.

Ньянгу пришло в голову, что диктатор мог бы послужить моделью большого истребителя. Вот только его рубка не очень надежно сообщалась с двигателями.

Из свиты выступил человек с большой бородой.

— Я едва ли суеверен, как ты знаешь, Курил, но не может ли прибытие этих чужестранцев оказаться знаком? Чем-то, что мы могли бы послать в расположение наших частей для поднятия их боевого духа?

— Их боевой дух будет достаточно поднят, когда они увидят моего брата, распростертого мертвым в пыли, — ответил Ягасти. Но голос его звучал не очень уверенно.

— У меня идея получше, — выступил другой воин, мужик лет сорока с небольшим, чье накачанное тело только начало тяжелеть. — Мы возьмем у этих людей, что захотим, — ведь они явно не очень сильны. Их мужчины могут стать рабами. Зверей можно либо убить, если они окажутся опасными, либо посадить в клетки для нашего образования. А их женщины… — Он умолк, глядя на Лир.

— Тоже выход, — согласился Ягасти.

Гарвин подавил гнев.

— Мне казалось, что любой, кто называет себя протектором Конфедерации, с радостью примет невинных путешественников. Особенно тех, которые, подобно нам, поклялись сделать все, что в их силах, чтобы восстановить закон и порядок.

— Конфедерация вернется, — провозгласил Ягасти, — как поклялся мой покойный отец.

Интересно, что при упоминании отца Курила все находившиеся в комнате на мгновение склонили головы. Гарвин поспешно последовал их примеру, так же как остальные, за исключением Аликхана, чей холодный, постепенно наливающийся красным взгляд застыл на диктаторе.

— Она вернется, — повторил Ягасти. — На моих условиях. Мы с братом принесли ту же клятву, что и отец. И если бы не некоторые… непредвиденные обстоятельства последнего времени, мы бы, безусловно, уже разрабатывали планы завоевания Центрума.

Гарвин бросил взгляд окрест, не отреагирует ли кто на слово «брат», и увидел тонкого, напряженного человека, лет на десять младше Ягасти, который поджал губы и торопливо кивнул. Гарвин отметил, что человек не отрывал глаз от диктатора, причем выражение его лица понять не удавалось.

Ньянгу также заметил взгляд и отметил его как потенциально интересный.

— Конечно, так и будет, — сказал крепко сбитый мужик. — Никто в этом не сомневается, так же как никто из нас не сомневается в том, что твой брат-предатель будет довольно скоро уничтожен. Но это не снимает вопроса о непрошеных гостях. Мы… все мы… верим, что все начинается с власти. Я, например, заинтересовался женщиной-трюкачкой. Несомненно, она с ее мускулами может доставить мне интересные вечера, и наверняка в этом так называемом цирке найдутся и другие вроде нее.

Он неприятно улыбнулся и направился к Монике Лир. Гарвин шагнул между ними, и в руке у мужика появился бластер.

— Отойди, — приказал мужик.

Гарвин посмотрел на трон.

— Ты позволяешь так обращаться с твоими гостями, Ягасти?

— А я еще не решил, — ответил тот, — гости вы мне или пленники. Но я бы советовал тебе послушаться Тобу. Тоба чрезмерно вспыльчив и убил больше, чем стоило.

Гарвин заколебался, затем уступил.

— Мои соболезнования, сэр, — пробормотал он.

Тоба, ухмыляясь, подошел ближе и протянул руку, чтобы ущипнуть Лир за сосок.

Лир с места ударила и выбила пистолет из руки навязчивого ухажера. Прежде чем он успел отреагировать, нога Лир была уже на земле. Моника крутанулась на ней, въехав пяткой другой ноги Тобе в скулу. Тот вскрикнул, качнулся и упал.

Когда он сел. Лир снова была в стойке. Мужчина поднял руку ко рту, увидел вытекающую кровь, выбитые зубы, вздохнул и упал обратно без сознания.

Аликхан положил лапу на осиную гранату, готовый активировать ее и запустить Ягасти на колени, где насекомоподобные убийцы оживут и принесут человеку ужасную гибель. Дилл расставил ноги пошире, обеспечивая себе пространство для драки.

Ньянгу решил, что, похоже, иного выхода, кроме бегства, нет. Но бежать не стал и приготовился умереть.

К удивлению всех членов труппы, Ягасти, придя в себя от изумления, разразился хохотом.

— Хорошо! Это было очень хорошо! Тоба всегда думал, что ему все позволено. Теперь я переименую его в Гумозу. А вас, чужестранцы, приветствую как гостей, ибо в вас явно скрыто больше, чем видно снаружи. Я подозреваю, что некоторые из вас воины, а не просто презренные смерды, за счет которых мы процветаем. Возможно, ваши представления и впрямь повысят боевой дух моей армии.

Глава 17

— Гм, шеф…

— Что такое, Бен?

— Кекри и я… На самом деле, Кекри… нам надо поговорить с вами.

— Конечно, — согласился Гарвин.

— Наедине. И это займет некоторое время.

— Да входите. — Пропуская их обоих в кабинет, Янсма обратил внимание на маленький кейс у Кекри в руках.

— Ну, так в чем дело? — спросил он, когда дверь закрылась.

— Я… я шпионка! — Кекри разрыдалась.

— Разрази меня гром, — воскликнул Ньянгу. — Полное признание, она агент…

— …Директора Фэна Бертла с Тиборга, — закончил Гарвин. — Как ты и предполагал.

— Хм, — заметил Ньянгу. — Я думал про нее, соображая, что придется провести чистку до… Сколько там осталось до того, как эта штучка, которую поставили Лир с Монтагной, посеет хаос?

— Вообще-то ты должен следить за подобными вещами. Но я проверил: около двух земных месяцев. Что значит — два месяца и неделя здесь.

— И она сдала нам все, что у нее было?

— Ее все еще допрашивают. Но вроде бы все.

— Что она искала?

— Бертл не сказал ей… Он просто велел докладывать обо всем интересном. Особенно о том, откуда на самом деле пришли эти люди, то есть мы, и каковы их истинные намерения. Думаю, он полностью не доверял ей, как и любому нормальному шпиону. Есть, кстати, интересное примечание. Предполагалось, что она передаст этот свой дневник, когда ее маленький передатчик получит сигнал о том, что кто-то слушает. Также Бертл пообещал ей, что это не окажется путешествием в один конец. В должный момент ее вытащат. Не знаю, обманывал ее Бертл или нет, но она действительно верила, что кто-то будет наготове с веревочной лестницей. Мне это совсем не нравится, — продолжал Гарвин. — В основном потому, что не удается вычислить, каким образом Бертл за нами следит.

46
{"b":"2577","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Вы ничего не знаете о мужчинах
#Лисье зеркало
Обжигающие ласки султана
Раз и навсегда
Мой любимый враг
Morbus Dei. Зарождение
Сыщик моей мечты
Как перевоспитать герцога