ЛитМир - Электронная Библиотека

— У нас будет вооруженный до зубов корабль, — ответил Гарвин. — Надежно замаскированный. Я возьму не сколько «аксаев», несколько патрульных катеров нана-класса, которые мы отбили у Редрутовой банды.

— А вы не будете выглядеть подозрительно?

— Если Конфедерация распалась — а это кажется несколько более чем логичным, учитывая то, что беспилотные корабли, о которых я ничего не знаю, начали в последнее время пропадать, — полагаю, любой, кто нынче отправляется куда-либо за пределы родного мира, должен быть вооружен.

— Ладно, — сдался Ангара, — будем считать, что здесь ты прав.

— Кстати, мы хотим переименовать «Грузовик» — на счастье, — сообщил Гарвин — Он станет «Большой Бертой».

— Чертовски романтично, — съязвил Пенвит.

— В честь самого большого цирка на свете. Это было еще на Земле. Братья Ринглинги, Бейли и Барнум.

— Как хотите, — проговорил Ангара.

— Хотелось бы обсудить еще вот что, сэр, — неуверенно произнес Гарвин. — Ситуация может сделаться несколько, гм, напряженной. А я всего лишь молодой солдат. Не стоит ли нам подыскать какого-нибудь дипломата, чтобы он отправился с нами? Просто чтобы быть уверенными, что мы ничего не напортачим. Солдаты имеют, э…

— …свойство жать на спуск в спорных или сомнительных случаях, — закончил Ангара.

— Ну… в общем, да, сэр.

Ангара с минуту размышлял.

— Неплохая идея, коуд. Проблема только одна. Мне в голову не приходит ни один политик в этой системе, которого можно было бы хоть в самом первом приближении квалифицировать как миротворца или пацифиста. В камбрийской истории последних лет подобные имена просто отсутствуют. У вас есть какие-нибудь кандидатуры?

Гарвин покачал головой и взглянул на Ньянгу.

— Кроме меня, — вздохнул Иоситаро, — извините, сэр. Мои файлы пусты.

— Так что, боюсь, — резюмировал Ангара, — вам придется действовать на свой страх и риск. Как далеко вы намерены забраться?

— Так далеко, как только сможем, сэр. Надеемся, до самого сердца Конфедерации — Центрума.

Глава 3

— В данный момент, — поведала коуд Фицджеральд Гарвину, — вы не входите в число моих любимых строевых офицеров.

— Нет, мэм.

— И вы, хаут Иоситаро, значитесь в том же списке.

— Да, мэм.

Они оба стояли навытяжку перед своим бригадным командиром.

— Мне снова приходится напоминать вам, что в Корпусе существует такая вещь, как субординация. Это значит, что если вас, уголовников, посетила идея, то с ней полагается обращаться ко мне. И только потом, если я ее, допустим, одобрю, по инстанциям — к данту Ангаре. Вместо этого я выясняю, что отпускаю вас обоих шнырять неизвестно где, как будто вы до сих пор в РР… и что вы все это якобы сами придумали.

— Извините, коуд, — пробормотал Гарвин. — Я забыл.

— Старые привычки умирают медленно, — поспешно добавил Ньянгу.

— Жаль, дант Ангара не одобряет некоторые виды… наказаний, которые практикуют другие армии. Такие, как распятие.

Гарвин заглянул в холодные глаза женщины и, не будучи уверен, шутит ли она, промолчал.

— Хорошо, — сказала Фицджеральд. — Поскольку Ангара уже дал санкцию, мне остается только ругаться. Не провалитесь… Если это случится, возвращайтесь мертвыми. В противном случае я могу припомнить нашу беседу, когда подойдет время следующего рапорта о вашем служебном соответствии. А теперь — вон отсюда… И, между прочим, всего наилучшего.

К Гарвину, кабинет которого был чуть больше кельи и выходил на вдохновляющую панораму машинного парка Второго Полка, ввалился Бен Дилл, отдал честь и, не дожидаясь, пока Янсма ответит ему салютом, рухнул на стул.

— Ну, — пророкотал он, — сначала я послушаю, как вы будете объяснять мне, почему я не могу отправиться в эту вашу безбашенную экспедицию, а затем расскажу вам, почему я все-таки поеду.

— Побереги красноречие, Бен, — посоветовал Гарвин. — Ты уже в списках.

Дилл прищурился.

— Как это так получилось, что мне не пришлось угрожать вам, как обычно?

— Нам нужен хороший пилот, — ответил Гарвин. — Мы берем с собой три «аксая» и корабль-матку с запчастями. А ты, как я понимаю, в курсе, каким концом вперед летают эти зловредные твари.

— Просто я — лучший пилот «аксая» во всем космосе, включая всяких там мусфиев, которые думают, что они лучше меня только потому, что изобрели этих чертовых свиней с крыльями.

— Вот потому-то я и вписал тебя сразу после Аликхана и Бурсье.

— Аликхан — понятно, но Бурсье?! — возмутился Дилл. — Да я могу трижды облететь вокруг ее задницы без топлива.

— Мне просто хотелось посмотреть, как скоро ты нарисуешься, — откликнулся Гарвин, пряча улыбку. — Хочешь знать, какова твоя вторая роль? Нам нужен силач.

— Ты имеешь в виду, что я буду как полуголый, намазанный маслом чувак из холошоу с большими железными кольцами на руках, чтобы подчеркнуть мое совершенное телосложение?

— Плюс корсет, чтобы подобрать твое пузо.

— Проклятье, — проговорил Дилл, пропустив это замечание мимо ушей. — Придется повыпендриваться.

— В пределах разумного.

— Эй, — оживился здоровяк, — у меня классная идея. Раз уж вы берете Аликхана, и никому не обязательно знать, что он владеет всеобщим наречием, его можно использовать в качестве…

— …экспоната, — закончил за него Гарвин. — «Спешите видеть самого смертельного врага человека»… «Взгляните на него в оргии гниющей плоти»… «Демон-каннибал из кошмара за пределами звезд». И всякий, кто подойдет к его клетке, будет говорить свободно, не догадываясь, что у мусфия ушки на макушке.

— Черт, — сказал Дилл, — и здесь вы меня обскакали.

— Как всегда, — улыбнулся Гарвин.

Бен хохотнул.

— Дело стоит того, чтобы просто увидеть его в клетке.

— Только когда кругом будет публика.

— Этого будет достаточно. Я прихвачу этого… как его… херасиса… тьфу… арахиса, чтобы кидаться в него.

— Полагаю, — произнес Ньянгу, — все это в благородных традициях РР — проситься добровольцами неизвестно куда. — Взмахом руки он указал на выстроившееся перед ним подразделение. — Кто-нибудь отсутствует?

— Нет, сэр, — отрапортовала сент Моника Лир. — Кроме одного человека в госпитале, который не хочет в отставку раньше времени.

— Ладно, — кивнул Ньянгу и повысил голос. — Я горжусь вашей храбростью и глупостью, подлые, трусливые грязееды. Итак, в листовке были указаны специфические данные. Те, кто обладает какими-либо из них, остаются в строю, Остальные, которые, подобно мне, ищут приключений на халяву, покидают строй и отправляются обратно в казармы.

Он выждал. Люди начали нехотя расходиться, пока не осталось шестьдесят человек из более чем ста тридцати единиц личного состава.

— Прекрасно, — объявил Ньянгу, обводя взглядом мужчин и женщин. — Что ж, посмотрим. Страйкер Флим… Что вы планируете добавить к делу? Я имею в виду, помимо вашего мрачного видения всего происходящего.

Угрюмый с виду Страйкер, который упорно отказывался от продвижения по службе, но являлся при этом одним из лучших полевых солдат в РК, а значит, и во всем Корпусе, еле заметно улыбнулся.

— Узлы, сэр.

— Пардон?

— Я могу завязать любой известный узел. Одной рукой, без рук, вверх ногами, во сне, по пьяни.

— Вязальщик узлов, — Ньянгу начинало нравиться происходящее, — в списке не значился.

— Так точно, сэр, — согласился Флим. — Но я поразнюхал по окрестным циркам. Везде речь шла о веревках, тросах, шкивах, талях и прочем таком дерьме.

— Хорошо, — кивнул Ньянгу. — Берем. А что у вас, сент Лир?

— Танцевала в оперном театре.

— Идет. Нам понадобится кто-то, чтобы строить танцевальную группу. Как насчет вас, альт Монтагна?

— Плавание, сэр. Также прыжки с вышки. И, думаю, смогу освоить трапецию, ведь я неплохой акробат.

— Кто-нибудь из вас подумал о том, что может случиться с РР в отсутствие одновременно ротного и его зама?

5
{"b":"2577","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Темнотропье
Волшебная сумка Гермионы
Околдовать и удержать, или Какими бывают женщины
Пассажир
Время Березовского
Илон Маск: изобретатель будущего
Тайная сила. Формула успеха подростка-интроверта
Иногда я лгу
Книга-ботокс. Истории, которые омолаживают лучше косметических процедур