ЛитМир - Электронная Библиотека

— Да, — согласился Ньянгу, — он, безусловно, именно таков.

Посадочная платформа располагалась посреди огромной каменной крепости, возвышающейся над большим городом. Тысячелетнее укрепление до последнего времени вполне могло служить памятником. Но его приспособили под современные требования, оставив без внимания такие мелочи, как архитектурная ценность или историческое значение. Каменные орудийные турели снесли и на их месте воздвигли разнообразные антенны на стальных платформах. Купола приспособили для размещения в них пусковых ракетных установок. Вдоль стен и крыш, словно фурункулы, выступали пулеметные блистеры, а на месте бывших садов зияли траншеи и торчали доты.

Ньянгу проводили к открытой двери, и все шестеро вошли в лифт, очень долго стремительно падавший вниз. Иоситаро полагал, что они оказались на сто, если не больше, метров под землей, прежде чем его желудок вернулся на место. Лифт открылся, и его повели по длинному коридору.

Охраны в коридоре не было. Это наводило на мысль о том, что Геген, вероятно, держит свою службу безопасности там, где она всего нужнее, — под рукой.

Карс открыл двойную дверь, поклонился, и Ньянгу предстал перед Курилом Гегеном Дегастенским и Хонским, как тот, несомненно, себя величал.

Этот Геген также представлял собой образец современного варвара: невысок, но крепко сбит. Человек, который некоторое время назад всерьез тягал гири, но теперь, годков за тридцать, несколько обленился. Лицо правителя украшала тщательно расчесанная короткая борода, а коротко стриженые волосы едва начали седеть.

В отличие от Ягасти, его брат усвоил добродетель простоты. Он носил простую серую одежду и портупею с кобурой, ножом и патронной сумкой. Единственной уступкой варварскому стремлению к излишествам оказалось прислоненное к его креслу орудие эскадренной поддержки — бластер производства Конфедерации. Данный экземпляр имел длинный ствол и был снабжен сошками и лазерным прицелом.

Ньянгу отметил кое-что интересное и добавил к своим файлам данных: пространство между Курилом Гегеном и дверью разделяла прозрачная пластиковая стена, несомненно, бластеро-, гранато- и пуленепробиваемая. Очень осторожный человек.

Карс отдал трепетно корректный салют, а Ньянгу коснулся лба в уважительном гражданском приветствии.

— Я так понял, вы прибыли сюда с двумя прошениями, — произнес Геген безо всякой преамбулы приятным, по-варварски рокочущим голосом.

— Вы правы, Курил.

— Вы действительно полагаете, что мой брат позволит вашему… цирку, правильно?.. прибыть сюда и давать представления?

— Может, да, может, нет.

— А с чем именно касательно Ягасти вы хотели видеть меня лично?

— Касательно возможности того, что он больше не будет вашим врагом.

Геген фыркнул.

— Попросите солнечный ветер перестать дуть. Попросите человека перестать желать того, что принадлежит его соседу. Попросите энтропию повернуть вспять.

— Я не говорил о «попросить» Ягасти, — заметил Ньянгу.

— Возможно, я неверно понял, что вы имели в виду под словом «цирк», — рассудил Геген. — Я посмотрел в энциклопедии. Там ничего не говорилось о том, что ваша труппа обладает достаточной мощью, чтобы поколебать Ягасти в чем бы то ни было.

— Чтобы поколебать любого человека, достаточно правильно примененного маленького кусочка стали, — ответил Ньянгу. — Что ваш брат прекрасно понимает, ибо он нанял меня убрать вас.

Карс зашипел и потянулся за оружием. Иоситаро проигнорировал его. Геген махнул рукой, и Карс застыл.

— А вы подумали, что можно прийти ко мне и получить более высокую цену за смерть Ягасти? — в голосе Гегена звучало приятное удивление.

— Именно, — Ньянгу старательно изобразил самую лучшую улыбку из серии «взгляни на мои стальные зубы и пойми, какой я страшный убийца».

— Он купил ваши услуги, не затребовав никаких доказательств ваших способностей?

— Почему нет? Он ничего не терял. Если я проваливаюсь, то проваливаюсь, и его сокровищницы остаются полными. Если мне удается… — Ньянгу развел руками.

— Вы имеете в виду, что не потребовали предоплаты?

— Не потребовал.

— Хм. Вы самонадеянны.

— Нет, сэр. Просто компетентен.

Геген коротко улыбнулся.

— Как вы собираетесь справиться с подобным заданием?

Ньянгу покачал головой.

— В нашем цирке есть иллюзионист. Он рассказывал мне, что однажды показал друзьям, как делаются его фокусы, и те оказались страшно разочарованы.

— Что вам потребуется от меня? — спросил. Геген. — Я не поверю, что вы продадите моего брата без того, чтобы кредиты перешли из рук в руки.

— Я уверен в качестве моей работы.

— Мне надо подумать над этим, — нахмурился правитель.

— А пока вы думаете, — предложил Ньянгу, — может, вы позволите горстке артистов, которых я привез с собой, продемонстрировать свои способности такому количеству офицеров высшего эшелона, какое вы сочтете нужным?

— Нет, — усмехнулся Геген. — Я не доверяю вам, Иоситаро. Так что мне вряд ли удастся свалять дурака и дать вашим соратникам шанс истребить мое командование. Но вы можете выступать, если хотите. Младшие офицеры, думаю, придут в восторг.

Ньянгу, проведя спешную коррекцию своего плана, решил, что он все равно сработает. Он поднялся и поклонился.

— Вы действительно осторожны, Курил.

— Иначе бы я не выжил при чудовище в качестве старшего брата.

Представление вышло так себе, но малочисленной публике — меньше чем полусотне человек, — похоже, понравилось. Ньянгу прикинул, что наиболее вероятная аудитория в первый вечер состояла из охраны Гегена и штабных, поскольку кто ближе к трону, тот, как правило, и снимает первые сливки. Таким образом, его затея и впрямь может сработать. По крайней мере, он действительно «подпустил вони» в систему.

Дилл исполнил свой атлетический номер, затем Моника использовала его в качестве снаряда для акробатических упражнений. Фрауде вывел из клетки рыкающего Аликхана, и тот изобразил несколько простеньких трюков.

Солдаты с осторожностью разглядывали чудовище, и мусфий изо всех сил старался выглядеть абсолютно неразумным. Данфин загнал его обратно в клетку и использовал Ньянгу в качестве партнера для карточных и обычных фокусов. Очевидно, иллюзионисты были для этих людей в новинку, поскольку офицеров выступление совершенно зачаровало.

Четверо чужаков, за исключением, конечно, монстра, маячили на глазах весь вечер.

Аликхан выбрался из клетки через откидную потайную дверцу в задней стенке, вынул из тайника возле аварийного люка нана-бота небольшой сверток и с трудом пропихнул его сквозь люк наружу. Таймер для него заранее выставили и примагнитили к одному из патрульных кораблей, на которых прибыли офицеры Гегена.

Представление закончилось, рев одобрения стих, и солдаты разошлись.

Второй, помещавшийся в самом свертке, таймер отсчитал пятнадцать минут…

Через час и три четверти первое реле щелкнуло и смолкло. Сверток пролетел по воздуху и упал в густом лесу неподалеку от крепости Гегена.

— Работает, — доложил Аликхан с пульта управления нана-бота. Так оно и было: сверток распался, и развернулись три тонкие металлические ноги. На вершине треноги помещалась длинная труба. Она засветилась и принялась испускать различные излучения на различных волнах.

— Наш контейнер уже в пути, — Дилл заметил вспыхивающие цифры на верхнем дисплее.

За навигационным пунктом, у которого бот вышел в систему Дегастен, ожил первый из оставленных Ньянгу контейнеров. Ракета «сорокопут», снабженная добавочным топливным баком и первоначально наведенная на двигатель нана-бота, ждала команды.

— Теперь давайте подкорректируем нашу цель, — Ньянгу поежился. — Эта конфетка, наведенная мне на крышу, меня нервирует.

Фрауде постучал ногтями по зубам.

— Давайте посмотрим… Допустим, наш самонаводящийся снаряд отцепился от протекторатского судна, когда и должен был… Это принесет его примерно сюда, — указал он на экран. — Штаб-квартира Гегена примерно там… Так что я нацелил бы «сорокопут»… сюда. Достаточно близко, чтобы поднять кухарок ни свет ни заря.

51
{"b":"2577","o":1}