ЛитМир - Электронная Библиотека

Представители Протектората изъяли целых две дюжины стволов: четыре старинных, собранных вручную реактивных ружья, две, стрелявшие исключительно холостыми цирковые пушки и шесть бластеров, раздаваемых, по словам Ньянгу, в случае посадки на незнакомую планету.

Все остальное оружие, в том числе и штатное вооружение легионеров ОЭП, по-прежнему осталось в недоступных досмотру тайниках по всему кораблю.

Кайлу, считавший себя разумным человеком, заявил Ньянгу, что его не интересуют ракеты, установленные на «аксаях» и нана-ботах.

— Я просто стараюсь уберечь себя и своих людей, — объяснил он.

— Не могу с вами не согласиться, — с чувством ответил Ньянгу.

— Не понимаю насчет этого оружия, — обратился к Бену Диллу Сунья Танон. — Я спрашивал Аликхана, а он сказал, что человек сможет объяснить более логично, поскольку все мусфии всегда вооружены.

— Спрашивай. — Бен знал о попытках дрессировщиков стать бойцами и чуть не надорвался со смеху, глядя на Аликхана, осваивающего искусство езды верхом на слоне.

— Эти люди Протектората, которые забрали наши ружья, — начал Танон, — теперь имеют власть над нами, разве не так?

— Верно.

— Затем, разве не правда, что в равноправном обществе все люди должны иметь оружие, чтобы не быть подавленными?

— Э… — Бен поколебался, припомнив кучу своих знакомых, не знавших иного оружия, кроме булыжников. — Вроде того. Может быть.

— Тогда, — вступил Фрафас Фанон, — каждый, кто пытается не разрешить тебе иметь оружие, является потенциальным тираном, и его следует убить.

— Ну, это некоторый перехлест. Примерно на несколько световых лет. Я вам вот что скажу. Я всего-навсего обычный подниматель тяжестей. Почему бы вам не спросить кого-нибудь поумнее, например доктора Фрауде?

— Хорошо, — просиял Танон. — Мы так и сделаем.

Но и у Фрауде не нашлось достойного ответа на их вопрос.

Когда мимо проходили четверо солдат Протектората, Фелип Мандл обвился вокруг потолочного трубопровода с часами в руках. Патрульные не взглянули наверх, а если бы и взглянули, то вряд ли бы заметили маленького человечка у себя над головой.

Когда они скрылись из виду, Фелип отметил время, спустился по веревке с двойными узлами на палубу и поспешил доложить Маев Стиофан — дежурному офицеру безопасности.

Солдат протянул Лоти, самому маленькому слоненку, горсть фруктов. Лоти, вежливое существо, согнула хобот колечком, как учили, подошла, изящно взяла подношение и проглотила.

Через секунду она вопила, сначала от боли, а потом от ярости, когда начиненные перцем фрукты пошли вниз по пищеводу.

Солдат ревел от смеха, глядя на стонущего слоненка, заковылявшего к маме. Все еще хохоча, он обернулся и встретился глазами с Суньей Таноном. Смех оборвался, и бластер скользнул с плеча.

Но Танон ничего больше не делал — только смотрел. Солдат попятился по коридору к выходу и спешно ретировался.

— Вопрос в том, что вы собираетесь пустить в вентиляцию нашим гостям.

— Не знаю, — ответил Ньянгу Фрауде, избегая встречаться с доктором глазами. — Что-нибудь, что побыстрее их прикончит.

— Логика подсказывает смертельный газ, — давил Фрауде. — Это предотвратит проблемы в будущем.

— Ага, и весь цирк, включая половину легионеров, станет думать, что я — кровожадный ублюдок.

— И в самом деле, — согласился математик. — Во-первых, могу вас обрадовать, большинство из них уже придерживаются этого мнения, а во-вторых, усыпляющий газ гораздо труднее синтезировать, чем тот, что славно и чисто убивает.

— Не знаю, — повторил Ньянгу.

— Подумайте об этом, — Фрауде ласково улыбнулся.

— Знаешь, — прошептал Сунья Танон Фрафасу Фанону, — меня посетила ужасная мысль.

— Поцелуй меня, и все пройдет.

Танон последовал совету.

— Но она все еще здесь.

— Тогда расскажи мне ее.

— Возможно, Коанду, которую мы ищем… земли, где человек и слон равны и друзья… на самом деле не существует.

— Я знаю, что существует, — твердо возразил Фрафас. — Так же как знаю, что мы должны найти ее.

— Возможно, мы живем на ней, — сказал Танон, — Здесь и сейчас, на этом корабле «Большая Берта», с этим цирком, не ведая своего счастья.

— Не думай об этом, любовь моя.

— Хорошо, — неуверенно согласился Сунья. — По крайней мере, я постараюсь.

— По-моему, — вздохнул Гарвин, — вся эта секретная операция становится слишком похожа на самое обычное приключение.

— И ты готов отправиться домой и спрятаться под кроватью? — поддразнила Дарод.

— Э, нет, — Гарвину на ум пришла разъяренная Язифь. — Не прямо сейчас.

— У тебя, солдат, просто падение боевого духа.

— Ты так думаешь?

— Угу, — Дарод выскользнула из ночной рубашки. — Все, что тебе нужно, это немного заполировать контакты. И все у тебя будет в порядке.

— Не повредит, — согласился Гарвин.

Эмтон обыскался одной из своих маленьких кошек и лишь надеялся, что идиотка не забрела к клеткам с большими кошками. Он завернул за угол и застыл в ужасе.

В конце коридора потерявшаяся с хищным выражением на мордочке прижалась к полу возле клетки с леопардами. Один из них, злой черный ублюдок Малдун, лежат очень близко к прутьям.

Тиа поднялась и с надменным видом подошла к решетке. Малдун ударил лапой в ее сторону.

— Тиа! Иди сюда! — Эмтон почти кричал. Черный котенок посмотрел на своего предполагаемого хозяина, издал звук наподобие «фррм», танцующей походкой направился к Малдуну и увернулся от очередного удара.

Эмтон бросился вперед и схватил Тиа.

— Глупая ты, ты глупая, — бранился он. — Большие кошки, дикие кошки абсолютно ненавидят маленьких кошек! Ты что, хочешь пойти этому чудищу на обед? Котенок, мелко пошинкованный, да?

Тиа посмотрела на Эмтона и заурчала.

— Думаю, вы могли бы этим воспользоваться, — Ристори протянул Гарвину ключ.

— Что это?

— Ключ от шкафа с конфискованным оружием, который вы дали тайну Кайду.

— Как вам удалось добраться до него?

— Просто ловкость рук. Аккуратно подцепил четырьмя пальцами, и вот, он мой. Это, кстати, копия. Я вернул оригинал тайну, а он и не заметил. Я думал, думал, думал, эти ружья могут пригодиться в ближайшие дни.

— Ну, — сказал Ньянгу Маев, — думаю, мы готовы на столько, насколько это возможно. Теперь все, что нам нужно, — это чем-нибудь извне слегка отвлечь наших стражей. Хорошая, здоровая космическая битва вполне подойдет.

Глава 23

Дегастен / Огдай

Старинная теория, родившаяся еще в те времена, когда человек не вышел в космос, гласила, что некто в космическом корабле или на спутнике имеет безусловное преимущество над своим наземным противником. Основывалась она на привычке учитывать гравитацию — сражающемуся на земле придется преодолевать ее притяжение, чтобы доставить свои ракеты или корабли на орбиту, в то время как находящийся в космосе пребывает в положении древнего воина, стоящего на вершине скалы или стене замка и бросающего, весело показывая нос, тяжелые предметы в нападающего снизу.

На деле все оказалось совсем не так. Сторонники гравитационной теории не позаботились учесть предсказуемость траектории любого судна, бомбардирующего наземный объект. От защитника требуется лишь запустить пачку ракет на орбиту этого корабля или спутника, а там все сделается само собой.

Иногда, конечно, поверье, что «бомбардировщики всегда прорвутся», оказывалось верным. Но именно иногда, и уж точно не в случае атаки на цитадель Гегена.

Флот сконцентрировался примерно в трех астрономических единицах от Огдая, и первая волна, состоящая из элитных подразделений, двинулась в наступление.

55
{"b":"2577","o":1}