ЛитМир - Электронная Библиотека

— Верно, — согласился Фрауде. — Я припоминаю по пытки связаться с коллегами из других систем, но установить контакт так и не удалось.

— Аналогично, — заметил Ристори. — Во время конференций, пока я их еще посещал, постоянно звучали жало бы на то, что целые сегменты Конфедерации потеряны и ценные, долговременные социологические исследования сделались неосуществимы.

Ньянгу загадочно улыбнулся.

— Позвольте рассказать вам небольшую историю. Я только допью то, что осталось у меня в стакане, отниму у Гарвина графин и добуду еще этого холодного чая на запивку. — Проделав вышеозначенные манипуляции, он жадно выпил, вернулся на свой стул, откинулся на спинку и начал: — Когда я был очень-очень маленьким, на одной из соседних улиц водилась банда отморозков. Мне надо было еще изрядно подрасти, чтобы присоединиться к ним, что оказалось даже к лучшему, поскольку в итоге копы прижали их к ногтю, промыли мозги да тем все и кончилось. В любом случае, ребята были настоящими кретинами, потому что воровали у своих же соседей, что, разумеется, гарантировало, что рано или поздно кто-нибудь их сдаст, что и случилось. А жил я в такой дерьмовейшей части мира, где никто не мог позволить себе нормальных охранных устройств. Но люди, естественно, не хотели, придя вечером с работы или нелегкого воровского промысла, увидеть свои квартиры обобранными до нитки. Поэтому они принялись ставить железные решетки. На двери, на окна. Естественно, с железом справиться легко, но это требует времени и усилий, а воры ни того, ни другого тратить не любят. Суть в чем. Через два дома от нас жил один мужик, которого жена бросила с двумя детьми. Однажды ночью в его квартире приключился пожар, а все железяки оказались им же самим тщательно заперты и закручены. Думаю, он не смог вовремя найти ключи от замков.

— Человек сгорел?

— Дотла. И дети тоже.

Гарвин понял первым.

— Все эти чертовы охранные устройства, через которые нам пришлось ломиться, они как железные решетки?

— Именно, — поднял палец Ньянгу. — Эта чертова Конфедерация взяла и построила себе крепость, а потом забыла, как из нее выбираться. Вот потому-то Ромоло… и таможенница с того истребителя… проявляли такое любопытство относительно наших трудностей при входе в систему Капеллы. И по той же причине данту так хотелось взглянуть на наши бортжурналы. Я их подделаю, как только пройдет завтрашнее похмелье.

— Это… хм, возможно, — высказался Фрауде. — Я допускаю, что коды уничтожены. Но почему бы им — очень осторожно — не пробить дорогу наружу?

— Почему? У них хватает бед и здесь, дома. Ну, а касательно людей снаружи… Как вы думаете, сколько кораблей должно исчезнуть, взорванными к чертям этими долбаными роботами, прежде чем они прекратят попытки?

Гарвин последовал примеру Ньянгу и налил себе еще.

— Я подозреваю, — медленно произнес он, — если это — объяснение или хотя бы часть его, то Центрум должен оказаться чертовски интересным местом.

— И, естественно, крайне опасным, — добавил Иоситаро.

Глава 28

Лоцманом оказалась сухонькая женщина по имени Чокио с очень мудрыми глазами. Лискеард нагло соврал ей, что «Большая Берта» не самый сильный корабль по части гравитационного стресса, и он был бы очень признателен, если она утвердит режим плавного, тихого снижения, позволяющего достичь земли постепенно.

— Канешно, кэп, — ответила лоцман. — Кроме того, у вас появится прекрасная возможность окинуть взглядом Центрум. Вы здесь бывали?

— Нет, — честно ответил Лискеард. Гарвин, поднявшийся на мостик, также замотал головой. Мимолетный визит в далеком прошлом в качестве голозадого новобранца не считался.

— Шанс взглянуть на славу того, что было Римом. И увидеть, как можно все изга… — Она опомнилась. — Извините, имела в виду — изменить за короткое время.

Когда они приблизились к планете, Чокио усмехнулась и, велев Лискеарду открыть экран, показала, куда смотреть. Стали видны длинные ряды звездолетов, свободно соединенных друг с другом километровыми кабелями, бесцельно дрейфующих на орбите.

— Это флот Конфедерации. Все, что не оказалось приковано к земле и разрушено, когда все… изменилось. Или не осталось снаружи, так никогда и не объявившись. Или не улетело после, чтобы никогда не вернуться.

— А как это было, когда… ну, как вы говорите, все изменилось? — спросил Гарвин.

— Ситуация сложилась дерьмовая для любого, носившего форму, будь ты солдат или почтальон, — ответила Чокио. — Мне чертовски повезло оказаться в тот момент на луне в качестве оператора погрузочной платформы. Мои друзья, остававшиеся на земле, описывают события весьма мрачно. Не то чтобы это не было оправдано, — поспешно добавила она. — Чинуши Конфедерации с их громилами слишком долго отравляли всем существование. Людей взорвало, вот они и пошли разносить все вокруг. Порой они выбирали верное направление, а порой… — женщина поежилась и сделала вид, что сверяется с экраном по мере вхождения «Большой Берты» в атмосферу. — Мне почти жаль, что ваш корабль не такой, какие бывали в старину, — поделилась Чокио. — С достаточно тонким корпусом, позволяющим слышать свист рассекаемого воз духа, и достаточно грязными теплообменниками, чтобы раскалиться докрасна. Во времена таких кораблей в космических путешествиях еще присутствовала романтика. Недавно привела один такой на Центрум, — пояснила она. — Какое-то разведывательное судно старого типа, и, полагаю, они думали, что на нем есть архивы Конфедерации или что-нибудь в этом роде. Больше я про него ни чего не слышала.

«Большая Берта» совершила первый виток, по пути постепенно снижаясь. Все, кто мог, столпились у обзорных экранов, и по мере того, как они снижались, все легче становилось заметить «изменения».

Центрум был когда-то тщательно спланированным миром с большими жилыми массивами вокруг зданий, которые, судя по их серой уродливости, явно относились к государственным учреждениям. Между массивами простирались озера и зеленые пояса.

В задраенном отсеке Ньянгу и его разведчики сравнивали увиденное с картами, приобретенными у Куприна Фрерона еще на Альфе Дельты Тиборга.

— Парки видите? — спросила Чокио. — Какие убогие, не правда ли? Их разбили, конечно, не только для бега и игр. Должно же что-то перерабатывать углекислый газ, чтобы люди могли продолжать дышать. А когда после всеобщего погрома отказало отопление, нашлись идиоты, решившие податься в парки с пилами и реально вернуться к природе. Гражды… гражде… не слушали никого. Любой заикнувшийся об обмене кислорода назывался умником, частью старого порядка и, следовательно, представлял собой достойную мишень. В конце концов, пришлось отдать приказ народной милиции и признать порубку деревьев уголовным преступлением. Но никому и в голову не пришло сказать какой-нибудь гражде повременить заводить детей, пока нам всем и так приходилось дышать в шахматном порядке. Не-е, все научное — часть старого способа мышления. — Она покачала головой и едва слышно произнесла: — Люди, похоже, всегда с завидным упорством загоняют себя в худшую из всех возможных задниц, верно?

Лискеард не ответил, и «Большая Берта» приблизилась к земле, зависнув над огромными выжженными развалинами.

— Здесь находилась штаб-квартира Войск Подавления. Казармы, камеры, посадочная платформа наверху. Все занялось, как факел, в первый же день мятежа. Слышала, никто из них не прорвался в ту ночь. И это оказалось, по крайней мере, одним из положительных изменений. Но, мне кажется, я слишком много болтаю. У меня приказ посадить ваш корабль в Мейнпорте. Полагаю, власти, которые действуют у нас на этой неделе, могут захотеть лично взглянуть на вас. Черт, мне и самой любопытно. Остается надеяться, что мобили примут цирк и все пройдет гладко.

— Что такое мобили?

— Партия мобилизации. Они являются, вернее, всем так говорят и, похоже, сами в это верят, передним краем перемен. Они — и их вождь — уверяют, что все направляется в нужную сторону.

62
{"b":"2577","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Гарри Поттер и проклятое дитя. Части первая и вторая. Специальное репетиционное издание сценария
Спаситель и сын. Сезон 1
Красная страна
Джедайские техники. Как воспитать свою обезьяну, опустошить инбокс и сберечь мыслетопливо
Скажи, что ты моя
Моя гениальная подруга
Злодей для ведьмы. Ключ к мечте