ЛитМир - Электронная Библиотека

— У нас уже почти все до последнего винтика на стадионе, — проговорила Лир. — Я просто не вижу способа перетащить труппу обратно сюда… даже выводя людей небольшими группами.

— А я гарантирую, — мрачно добавил Ньянгу, — что никто из дрессировщиков и не подумает бросить своих зверей. Это тоже отнюдь не облегчит скрытного передвижения.

— Итак, мы на самом дне параши, и крышка заперта, — подытожил Гарвин. — Первый ход за плохими парнями. Всегда так… Ладно, сейчас все подавлены, поэтому — по местам и будем ждать просвета.

Лискеард попросил слова.

— Есть одна маленькая вещь, которую мы с Чакой можем сделать и которая может помочь, когда шарик взлетит.

— А именно?

— Подкинуть этому диктатору-в-стадии-становления данту Ромоло то, на что он так облизывался.

Глава 30

Четыре человека плавали в пустоте. Между ними висели два противоракетных снаряда «тень», укрепленные в вырезанном ящике, и торпеда «годдард» с уродливым выступом над блоком наведения. Сверкнул сварочный карандаш. Погас. Снова сверкнул.

— Готово, — техник убрал инструмент в подсумок на поясе.

— И это, безусловно, самое уродливое временное сооружение, какое я когда-либо видел, — сказал Чака. — Даже поучаствовал в строительстве.

— Не скромничай, — отозвался Лискеард. — Оно просто ужасное. Особенно если сработает, в чем я сомневаюсь. Двигайте-ка свои задницы на шаланду и продолжим миссию, как говорится. Мы сделали еще только половину.

Двигатели их скафандров полыхнули белым пламенем, и они двинулись обратно к нана-боту, замершему метрах в тридцати.

А километрах в трех от них покачивались законсервированные останки флота Конфедерации.

Дант Ромоло встретил их лично в рубке «Корсики», весьма охотно приняв доставленный ими контейнер.

— В ваших записях есть еще что-нибудь, что может мне пригодиться? — спросил он.

— Без обид, сэр, — ответил Чака. — Но, не зная точно, что из наших бортжурналов вам нужно, сказать довольно трудно. Здесь все данные, собранные и записанные нашими приборами.

— Хорошо. Я уверен, это пригодится мне… и Народной Конфедерации.

И снова это странное, полунасмешливое ударение на слове «народной».

Чака кивнул, стараясь не отдать честь, и покинул «Корсику».

— Теперь посмотрим, осчастливят ли его ваши подделки.

— По крайней мере, займут на время. Надеюсь. — Лискеард торопился. — У нас между тем появились заботы посерьезнее. Около часа назад я получил с «Берты» запись передачи. Этот тип Гаду, о котором нам говорили, встал в ихнем Парламентском Конгрессе или как там его, назвал Абию Корновила изменником и заявил, что он предал их чуждым авторитетам. Поскольку мы единственные иностранцы, появившиеся в последнее время, то, похоже, дерьмо-таки посыпалось. Официальное заявление по этому поводу будет сделано завтра. Думаю, нам лучше двигать домой, а то прозеваем главные события.

Глава 31

Гарвин решил, что отныне и во веки веков разглагольствования политиков станут ассоциироваться у него с затхлым духом центрального стадиона.

Артисты вперемешку с легионерами столпились возле холоэкрана, установленного посреди фойе.

Фава Гаду выступал в величественном, отделанном деревянными панелями зале со старомодными столами и стульями. Но на этом вся величественность и заканчивалась. Глава мобилей бесновался. Гарвин мог поклясться, что видит брызги слюны, летящие во все стороны:

— …этот зверь, эта продажная тварь, человек, который был когда-то лучшим из нас, этот предатель Абия Корновил позволил себя подкупить и предает Народную Конфедерацию этим иноземцам! Мои коллеги и я не верили своим глазам и ушам, когда получили первые свидетельства этого предательства, отдающего всю систему Капеллы в руки иноземных врагов, ужасных зверей и нелюдей, намеревающихся подорвать многовековую веру человечества в Конфедерацию! Но доказательства оказались неопровержимы, и с великой печалью, но и решимостью прошлой ночью чрезвычайный пленум данного Парламента отдал приказ о немедленном аресте Абии Корновила, чтобы он предстал пред нами и через нас перед всем Центрумом и его планетами для праведного суда! К несчастью, Абия Корновил спланировал бегство. В попытке остановить предателя его флаер сбили, а сам он погиб в аварии. Так сгинут все враги Центрума! Но задача еще не выполнена. Ибо в сердце нашего мира засели эти чужаки, нанося неизвестно какой вред. Кому ведома мера зла, причиненная их коварными…

— Вырубим это, — Лир хлопнула по выключателю.

— Да, — согласился Гарвин, поднимаясь на ноги. — Вы слышали, что сказал этот ублюдок. Они придут за нами. Давайте не разочаруем их.

Глава 32

Мобили появились всего через два часа. В ожидании их артисты забаррикадировали все входы и выходы, какие смогли найти. Легионеры заняли боевые позиции.

Гарвин и Ньянгу наблюдали за плотной толпой, наводнившей окрестные улочки, скандирующей всевозможные лозунги и медленно катящейся к громадному сооружению и опустевшим будочкам аттракционов перед ним.

Янсма включил систему трансляции стадиона, и из наружных динамиков донеслось:

— Внимание! В случае любых попыток проникнуть в здание мы будем защищаться. Не приближайтесь под угрозой телесных повреждений или чего похуже! Повторяю, не приближайтесь!

Толпа заколебалась. Гарвин собрался было повторить предупреждение, но тут из дома дальше по улице почти в унисон ударили четыре бластера, и динамики, захрипев, смолкли.

— Неплохо стреляют для бунтующих мирных обывателей, — поделился наблюдением Ньянгу.

— Совсем неплохо, — согласился Гарвин. — Наверняка там засела народная милиция.

— Ха, у меня есть намерения получше, нежели сгинуть растерзанным в беспорядках.

На «Большой Берте» солдаты, ругаясь, торопливо отвинчивали с трех «аксаев» ракетные установки и прилаживали на их место крепления для пулеметов.

— Оставьте по паре кассет с «сорокопутами» на каждой птичке, — посоветовал их сержант. — У этих местных могут оказаться патрульные корабли для поддержки наземных сил с воздуха.

В рубке, также ругаясь, Лискеард снова и снова изучал окрестности стадиона. Людям придется выбираться своим ходом. Ближайшее место, пригодное для посадки, находится как минимум в пяти кварталах от цирка, в крошечном парке. Что-нибудь поближе… Капитан сантиметр за сантиметром штудировал проекцию.

Есть остатки здания меньше чем в квартале оттуда, но его развалины представляют собой острые клыки, и садиться на них рискованно.

— Застряли мы здесь, как на необитаемом острове, — проворчал Лискеард. — Безнадежно. Чертовски безнадежно.

Но продолжал вглядываться в холоизображение.

Три очереди ударили в стадион из передних рядов мобилей, укрывшихся за развалинами аттракционов. Дарод Монтагна установила свою снайперскую винтовку на столе, достаточно далеко от высаженного окна, чтобы прицел не бликовал. Она высмотрела какого-то мужчину с бластером и застрелила… Нет, это была женщина. Дарод принялась искать другую мишень.

— Знаешь, — задумчиво поделился Бен Дилл с Кекри Катун, — всегда есть шанс, что Большому Бену не удастся сэкономить денек. Особенно когда он заперт в этом проклятом бетонном мавзолее, а не наводит шухер, сидя в своем «аксае».

— Для начала не наводи шухер на меня. — Кекри нянчила на руках бластер.

— Я не пугаю. Я просто реально смотрю на вещи. И… И, ну, я хочу, чтоб ты знала на случай, если что-нибудь стрясется, что я… Ну, я тебя вроде бы люблю.

— Вроде бы?

— Прости. Я люблю тебя.

Катун улыбнулась ему.

— А я люблю тебя.

Бен наклонился и поцеловал ее. На лице его отразилось изумление.

— Знаешь, я не могу припомнить, чтобы кто-нибудь когда-нибудь мне это говорил. По крайней мере, в последнее время.

65
{"b":"2577","o":1}