ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Курортный обман. Рай и гад
Назад к тебе
Неоткрытые миры
Небесный капитан
Ждите неожиданного
Девушка с Земли
Лонгевита. Революционная диета долголетия
Три минуты до судного дня
Авернское озеро

Аликхан с красными от ярости глазами и «пожирателями» в каждой лапе вылетел из стадиона и палил во все стороны, пока в живых не осталось никого из нападавших.

— Хвостики вверх! Хвостики вверх! — закричал он. Слоны качнулись взад-вперед, поколебались, затем узнали команду, хотя и произнесенную незнакомым голосом. Снова послушно выстроившись в цепочку, они последовали за Аликханом, причем Чертенок и Лота жались к нему поближе. Они пересекли улицу и поднялись по трапу в звездолет.

Аликхан отвел слонов в загон, хотел было остаться, чтобы успокоить их и покормить, но передумал. Он нашел лифт и поднялся на верхний этаж корабля, где обнаружил Дилла, запихивающего себя в «аксай». Рядом суетилась Кекри Катун.

— Вперед, напарник, — сказал Дилл. — Я жажду крови.

— Я тожжже, — прошипел Аликхан, откидывая купол своего корабля. Его обычно безупречное произношение на всеобщем несколько пострадало от кипевшей в нем ярости. — Плошшшками и бочччками.

В холостудии на другом конце города выступал Фав Гаду:

— Нет, мы, члены партии мобилизации, обнаружили, что Абия Корновил был не единственным, кого подкупили чужаки. У нас есть список более чем из сотни мужчин и женщин, все они высокопоставленные лица, которые связались с этими чудовищами. Даже сейчас, когда наши бесстрашные соратники громят пришельцев, отряды на родной милиции идут по следу гнусных предателей, что бы привести их в народный суд…

На «Большой Берте» офицер связи поманил Лискеарда. На встроенном экране виднелось изображение Гаду, стучащего кулаком по кафедре.

— Сэр, я его отлично засек.

— Ты уверен, что это не эхо-антенна?

— Абсолютно уверен. Я нанес на график все три стационарных ретранслятора. Это не они.

Лискеард улыбнулся и сделал знак дежурному.

— Прошу вас, дамы, — приговаривал Нокс, подгоняя статисток в направлении «Большой Берты», маневрируя между флаеров, с включенными двигателями прикрывающих подъем по трапу. — Не паникуйте, не размазывайте косметику, и я гарантирую, что заставлю бригадира вы писать вам премию за весь этот сегодняшний идиотизм.

Одна из женщин взвизгнула, когда из корабля вылетели два «аксая», пронеслись меньше чем в метре над их головами и стали набирать высоту.

Дарод Монтагна пристрелила троих мобилей, затаившихся в безопасности — как они думали — на лестничной площадке, затем метнулась в сторону, когда снаряды начали отскакивать от боковой дорожки около нее. Дарод перекатилась назад и нырнула за прочный на вид, только наполовину разрушенный аттракционный киоск. Вокруг нее щелкали снайперские пули.

— Прижали, чтоб им повылазило, — проворчала она. — Что за любительство!

Монтагна услышала рев и вжалась в землю, когда меньше чем в двадцати метрах над головой пронесся странный патрульный катер с подмигивающими на стабилизаторах пушками. Выстрелы раздались ближе, и она снова перекатилась с бластером на изготовку, когда рядом с ней в укрытие нырнул Гарвин.

— Привет, — сказала она.

— Привет, — выдавил он. — Что ты здесь делаешь?

— То же, что и ты. Прячусь. Хреновый из тебя спаситель.

— Извини, я увидел, что тебе приходится туго, и подумал, что смогу помочь. У меня кончился «жуков»… Все, что у меня есть на данный момент, это я сам. Обычно этого достаточно. Но сейчас…

Патрульный катер промчался обратно, на сей раз с Бурсье на хвосте. Кто-то с земли дал очередь по фюзеляжу «аксая». Мусфийский корабль, вибрируя, попытался набрать высоту, почти заглох, перевернулся, выправился, ухитрился затормозить и уплыл обратно внутрь «Большой Берты».

— Чертовски надеюсь, что, кто бы ни управлял этой лодкой, он достал тот патруль, — сказала Дарод.

— Должно быть, Жаклин… Не, не достала, — откликнулся Гарвин. — Ублюдок опять возвращается, и, сдается мне, мы — его единственная мишень!

— Пойди, найди себе кого-нибудь подходящего по размерам, ты, урод! — крикнула Дарод.

Патрульный корабль послушно поднялся и начал разворот, чтобы атаковать «Большую Берту».

Артиллерист на борту «Большой Берты» выпустил два «сорокопута», и они, вспыхнув, разнесли патрульный катер в клочки. Пылающие обломки посыпались вокруг Гарвина и Дарод.

— Эй ты, урод косоглазый! — заорала Монтагна. — Потери от собственного огня отменяются!

Гарвин уловил движение впереди, выстрелил, и движение прекратилось.

— Забудь о дружественных снарядах, — бросил он. — Там снаружи предостаточно народу, искренне жаждущего нас убить.

Пять патрульных катеров неслись к далекой громаде «Большой Берты». Никто из них не замечал двух «аксаев» и пары нана-ботов, пока не взорвались первые катера. Три уцелевших успели уклониться: два, сохраняя строй, заложили крутой вираж, а третий на полной скорости понесся назад.

— Давай-давай, — мурлыкал Бен Дилл, глядя, как пляшет у него в прицеле один из вражеских кораблей. Пискнул «сорокопут», и он выпустил его, переключив внимание на второй катер.

Тот неожиданно перевернулся и пошел вниз, «аксай» ринулся за ним. Бен отстраненно заметил, как вспыхнул первый катер и по широкому проспекту, поджигая все на своем пути, покатился огненный шар.

Второй рыскал туда-сюда. Дилл поймал его в прицел и, выстрелил, не дожидаясь, пока «сорокопут» сообщит о готовности. Ракета прошла метрах в десяти от цели. Катер накренился и по-прежнему на полной скорости, кувыркаясь, врезался в высотное правительственное здание.

Дилл ушел в сторону, набрал высоту, подождал, пока дыхание слегка замедлится, и включил микрофон.

— Аликхан… это неуловимый. Думаю, я мог бы использовать… Нет. Он только что напоролся на мою ракету.

— Ты видишь еще что-нибудь, по чему можно пострелять?

Бен просканировал экран.

— Да нет. Полагаю, летим к Большой Маме и немного побомбим вокруг.

— Думаю, поищщу куччки людей, — отозвался Аликхан, — и, возможжжно, облегччу боезапассс, когда найду.

Над головами Дарод и Гарвина затрещали выстрелы, и четверо легионеров во главе с Ньянгу бросились к ним. Нашли укрытие, переждали. Ответного огня не последовало.

— Полагаю, мы прикончили последнего храброго мобиля, — доложил Ньянгу. — А теперь, если вы двое уже закончили кувыркаться здесь на свежем воздухе, то почему бы вам не отряхнуться и не отнести свои задницы туда, где им и полагается быть?

— Да, — Гарвин осторожно поднялся и помог встать Дарод. — Но должен сказать тебе, юный Иоситаро, это самый гнусный монолог спасителя, какой мне доводилось слышать.

— Не нравится, — откликнулся Ньянгу, — придумай свой.

— …от победы нас отделяют, может быть, лишь секунды, — разорялся Гаду. — Я проинструктировал своих друзей, чтобы они обязательно взяли пленных — лучше бы главарей этой злобной шайки, — дабы они могли свидетельствовать на суде над нашими вероломными…

Он умолк на полуслове, уставившись сквозь звуконепроницаемое окно на очень черный, очень уродливый патрульный корабль нана-класса, парящий не более чем в пятидесяти метрах от него.

Чака нажал на гашетку миномета, и снаряды разнесли студию вместе с Фавом Гаду в мелкие клочья.

— Не знаю, послужит ли это укреплению мира во всем мире, — произнес пилот в микрофон, — но мне от этого явно полегчало.

Оркестр гордо выступил со стадиона, все еще наяривая «Мирный Марш». На середине проспекта Атертон выкрикнул номер, и они заиграли «Гимн Конфедерации».

Осколок шрапнели, отскочив от стены, попал в ногу литавристу. Его барабан, державшийся на одном антиграве, поскакал вдоль по улице, бухая при каждом ударе о землю.

Оркестр потек вверх по трапу и втянулся на борт. Сразу за ним внутрь вплыли два «аксая».

— Всех сосчитали? — спросил Гарвин.

— Проверили и перепроверили дважды, — ответил Эрик Пенвит. — Все на борту, включая потери.

68
{"b":"2577","o":1}