ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я занимался этим некоторое время, — Лискеард помрачнел. — Наверное, следовало сознавать свои пределы и продолжать гонять по небу эти БУКи. Но дело не в этом. Не могу, понимаешь, разносить на кусочки транспорты, подобные тем, на которых летал сам, как рыбу потрошить. Вот и свернул крылья. Ангара сказал, что сделает все, чтобы я больше не летал ни на чем военном, и вышвырнет меня из Корпуса, как только у него дойдут руки. Думаю, он просто забыл обо мне здесь внизу, в этой ремонтной яме, — продолжал Лискеард. — И будь я проклят, если знаю, почему сам не напомнил ему. — Он провел рукой по лбу, оставив грязный след. — Нет, Иоситаро. У тебя на уме еще что-то, кроме реабилитации труса. Может, мне предстоит роль того, кто поведет стадо на бойню в этой новой операции? Ты, я слышал, славишься подобными грязными штучками.

— Вы нужны мне. — Ньянгу сделал паузу, чтобы совладать с собой. — По личным причинам. Примерно через месяц после того, как вы… отстранили себя от полетов, я попал в перекрестье чьих-то прицелов и по мне открыли заградительный огонь. И я тоже сломался.

— Но ты вернулся. Это очевидно, а то лежал бы под этим «Жуковым» рядом со мной, высматривая копоть.

— Да, — согласился Ньянгу, — вернулся. Может, потому, что всегда был слишком труслив, чтобы сказать кому-нибудь, кто видел меня идущим вниз, что я растерялся и больше ни на что не способен.

Лицо Лискеарда вытянулось. Он уставился на Ньянгу.

— Итак, это нечто вроде реабилитации. Ты хочешь предоставить мне шанс?

— Мы летим на «Большой Берте» не для того, чтобы стрелять в людей. Нам предстоит оглядеться, в целости и сохранности доставить домой свои задницы и доложить обстановку.

— Это не значит, что я устою, если дело примет дурной оборот.

— Тогда я выдерну твою задницу из-за штурвала и самолично надеру ее для вящей убедительности. Сэр, — прорычал Ньянгу.

Лискеард заметил, как хаут машинально сжал кулаки, и рассмеялся взахлеб.

— Ангара знает, что ты пытаешься меня завербовать?

— Знает. И он ворчал что-то насчет того, что лучше бы я был уверен в своей правоте.

Бывший пилот выглядел удивленным.

— Вот уж не ожидал услышать от старого твердозадого ублюдка что-нибудь подобное! — он глубоко вздохнул. — Иоситаро, ради тебя я надену «крылышки» обратно. А если я снова… Тебе не придется заботиться обо мне. Я сам это сделаю. И… спасибо. Я перед тобой в долгу. В очень, очень большом.

Ньянгу, который никогда не был силен по части эмоций, подобрался, отдал честь и повернулся, чтобы идти, бросив через плечо:

— Тогда отправляйтесь к «Большой Берте». Она сойдет со стапелей через два часа. И начните выяснять, как эта сволочь насчет полетать. Сэр.

— Ты уверен, что это аутентичный танец?

Дек Бегущий Медведь, великолепный в своей набедренной повязке, в ожерелье из длинных зубов, с раскрашенным лицом и торчащими из его заплетенных в косы волос перьями, ухмыльнулся.

— Именно так учила меня мать матери моей матери. Или — на тот случай, если люди, для которых я танцую, начинают выглядеть так, будто думают, что я их парю, — отец отца моего отца. Черт, еще я скажу им, что в следующий раз для древнего «солнечного танца» я проткну себе соски костяными шпильками, повисну в воздухе и стану петь йодлем.

— Не знаю, — все еще скептически протянул Гарвин.

— Послушайте, сэр, я ведь и впрямь мог бы состряпать какую-нибудь липу. Меня по самое не могу задрало ни хрена не делать, кроме как возить туда-сюда данта Ангару. Великий Дух-на-велосипеде! — Бегущий Медведь машинально потер покрытую шрамами руку. — На прошлой неделе я обнаружил, что всерьез хочу пострелять.

Дек являлся одним из очень немногих оставшихся в живых кавалеров Креста Конфедерации, полученного, как он говорил, в «один ей-богу сумасшедший момент».

— Так что я немного станцую, расскажу пару-тройку историй… Они по правде из давних времен, может, еще с Земли… Меня бабушка учила… Выкурю Трубку Мира, спою несколько гимнов… Выглядеть буду, как опасный воин. Вроде неплохой способ завлекания женщин, правда, сэр?

— Звучит недурно, — согласился Гарвин. — Плюс у нас всегда будет под рукой кроме Бена Дилла еще один патентованный псих. И ты умеешь летать.

— На чем угодно вроде «Жукова» — хоть сквозь игольное ушко, сэр.

— Ладно, поскольку мы и так уже изрядно обобрали данта Ангару, взяв у него лучших, то, пожалуй, можем его оставить и без личного шофера.

— Думаю, будет весело, — манерно протянул Эрик Пенвит. — Побродить так денек перед вами, ребятки, посмотреть, кого и как следует использовать.

— Только не кокетничай, — завозмущался Ньянгу. — Помни, ты занимаешь место, на которое претендовал я.

— Ты перестанешь ныть? — поинтересовался Гарвин. — Ты — начальник клоунов, им и останешься. Не передашь ли мне эту проклятую бутылку?

Ньянгу пододвинул ему требуемое, когда в дверь постучали.

— Войдите, — пригласил он.

Дверь отворилась, и вошла женщина в белом медицинском костюме.

— Ну, все, — вздохнул Гарвин. — Я готов. Альт Махим. Садитесь, док. Я думал, мы отрядили вас в медицинскую школу.

Она присела на краешек одного из стульев.

— Я там… Я была, сэр. Но три дня назад семестр закончился. Я взяла долгосрочный отпуск.

— Угу, — многозначительно кивнул Ньянгу. — Энтузиазм, зов сирены.

— Продолжай, Джил, — подбодрил ее Гарвин. — Для начала давай без «сэров». Или ты забыла традицию РР?

— Нет, с… Нет, шеф. Я зашла узнать, не нужен ли вам на борту медик.

— Будь я проклят, — произнес Пенвит. — Ну что ты будешь делать с этими старыми разведчиками? Ты стараешься определить их в такое место, где их хотя бы не убьют, научат разным ценным вещам типа акушерства и нейрохирургии, которые обеспечат им работу на гражданке, а они каждый раз с воем лезут обратно в пушечное жерло!

— Я даже не буду пытаться спорить с тобой, — сказал Гарвин. — Нам чертовски необходим хороший военный медик. На, налей себе выпить.

— Не сейчас, шеф, — ответила Махим, поднимаясь. — Мне надо пойти отобрать медицинское оборудование, которое может понадобиться. Но все равно, спасибо. — Она отсалютовала и вышла.

Пенвит покачал головой.

— Мы никогда не образумимся, а?

Гарвин выбрался из своего флаера и начал подниматься по длинной лестнице в усадьбу Миллазинов, Хилкрест. Он был уже у двери, когда до него донеслись звуки погрома. Открыв дверь, коуд услышал непристойную брань, а затем снова грохот.

— Задница! — догадался пехотинец.

Еще раз грохотнуло. Гарвин осторожно двинулся на звук разрушения и вскоре оказался посреди развалин кухни.

Язифь Миллазин созерцала то, что недавно было коммуникатором. Затем направилась к буфету, выбрала блюдо и запустила его на всю длину столовой.

— Дерьмоглоты!

— Э-хм… Я дома, дорогая, — дал о себе знать Гарвин. Она гневно глянула на него и швырнула об стену еще две тарелки.

— Сучьи дети!

— Коль скоро ты употребила множественное число, — заметил Янсма, то, смею надеяться, это не про меня.

— Не про тебя!

— Тогда можно я тебя поцелую?

Язифь поджала губы. Гарвин пробрался через останки большей части ее обеденного сервиза и поцеловал ее. Через некоторое время они оторвались друг от друга.

— Так немного получше, — признала Язифь. — Но желание проклинать все и вся у меня не пропало.

Гарвин приподнял бровь.

— Мой долбаный совет директоров, мои дважды проклятые вкладчики, мои трижды гребаные управляющие!

— На редкость представительный список.

— Они только что заявили мне, что я не могу отправиться с вами!

— Но… Ты же «Миллазин Майнинг». Я имею в виду, единственная, — проговорил он изумленно. — Ты можешь делать, что хочешь, разве не так?

— Нет. — Язифь снова начала закипать. — Нет, если это может повлиять на цену акций или доверие вкладчиков. Их генеральный директор, оказывается, за пределами системы. Может, даже в опасности и, не дай бог, его убьют! Проклятый совет в полном составе заявил, что подаст в отставку, если я отправлюсь с вами. Мол, у меня нет никакого уважения к собственной компании, если я собралась делать что-то опасное без необходимости. Мол, это работа для настоящих солдат, а не для незрелых маленьких девочек, какой они, похоже, до сих пор меня считают! Сволочи!

7
{"b":"2577","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Принц Дома Ночи
Революция в голове. Как новые нервные клетки омолаживают мозг
Мой ребенок с удовольствием ходит в детский сад!
Все девочки снежинки, а мальчики клоуны
Любовница
Любовь насмерть
451 градус по Фаренгейту
Наследие великанов