ЛитМир - Электронная Библиотека

Когда кончился асфальт, хижин уже не попадалось, и не было никаких признаков присутствия человека, за исключением самой дороги, которая извивалась змеей и продолжала под немыслимым углом взбираться вверх.

Четыре десятых мили, говорилось в инструкции. С присущей Пуэрто-Рико двойственностью дороги тут размечалась в километрах, а автомобильные счетчики показывали расстояния в милях. Грофилд то и дело поглядывал на спидометр “форда” и, когда накрутило четыре десятых мили, принялся искать глазами правый поворот.

Он едва не прошмыгнул мимо. Ветки широколистных деревьев нависали справа и слева, заслоняя обзор, и вместо четкой грунтовой дороги были видны только две колеи. Грофилд резко затормозил, посмотрел на дорогу, решил, что, кроме как здесь, нигде правого поворота быть не может, и подал чуть назад, чтобы половчее вписаться в него.

Солнечные лучи сюда не проникали. Суковатые ветви над головой были слишком толсты и пропускали только мутный серозеленый полусвет. Было прохладно, земля источала влагу, будто свежая пашня. Грофилд пробирался вперед по едва заметной просеке в джунглях, широкие плоские листья хлопали по ветровому стеклу “форда”.

Сначала тропинка (вряд ли ее можно было назвать дорогой) пошла, вниз, но потом свернула налево и в гору, даже круче, чем предыдущая колея. Грофилд ехал медленно, постоянно держа левую ногу над педалью тормоза.

Он увидел какие-то белые пятна, они исчезли, потом опять появились, и вдруг перед ним предстал дом.

Это было так неожиданно, что Грофилд убрал ногу с педали газа и тотчас покатился назад. Он снова нажал на газ, выехал на открытое место и остановился перед домом.

Вилла. Не дом, а вилла. Двухэтажная, с широким фасадом, верандами на немного суженном втором этаже. Строение было оштукатурено и сияло на солнце ослепительной белизной. Солнечные лучи заливали его, струясь с синего неба. Дом был выстроен на вырубке, на верхушке холма. Вокруг — зеленое буйство джунглей, но непосредственно возле дома, как почетный караул, стоял ухоженный сад, и к нему вела подъездная дорожка, вымощенная камнем. Посреди сада, перед домом, торчал какой-то мудреный высокий каменный фонтан с фигурами рыб и херувимов, но воды в нем не было, и они застыли в нелепых позах; пухленькие голые тела, вытесанные из черного камня, казались образчиком извращенного чувства юмора на фоне буйно разросшихся джунглей и ярко горящих в саду красных, оранжевых, пурпурных, желтых и белых цветов. Грофилд направился было по мощеной подъездной аллее к парадной двери дома, но, когда она открылась, остановился. Из дома вышли двое мужчин и зашагали ему навстречу. Оба местные, оба в грязно-белой одежде и соломенных шляпах. Один держал перед грудью дробовик, второй едва сдерживал на туго натянутом поводке огромную немецкую овчарку.

Грофилд включил заднюю передачу, но это было бессмысленно, поскольку развернуться все равно было негде, а двигаться по тропе задним ходом — бесполезное занятие. Оставалось только ехать вперед, обогнуть дом и выскочить на просеку с другой стороны, но это означало, что придется пробиваться мимо встречающих, мимо дробовика и собаки. Кабы Грофилд был уверен, что угодил в переплет, он бы так и сделал. Но пока ничего не было известно наверняка.

Остро сознавая, что безоружен, Грофилд поставил “форд” на холостой ход и вылез из машины, чтобы посмотреть, что будет дальше.

2
{"b":"25770","o":1}