ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Преступный симбиоз
Настоящая любовь
Хроники Черного Отряда: Черный Отряд. Замок Теней. Белая Роза
Потрясающие приключения Кавалера & Клея
Первая леди. Тайная жизнь жен президентов
Бизнес для богемы. Как зарабатывать, занимаясь любимым делом
Homo Deus. Краткая история будущего
Своя на чужой территории
#Карта Иоко

— Это показалось вам серьезным? — спросил Данамато.

— Что показалось мне серьезным?

— Ну, эта угроза пистолетом! — гаркнул Данамато.

— За обедом? Разумеется, нет. Данамато, похоже, был не меньше Грофилда поражен этим ответим.

— Что значит это ваше “разумеется, нет”? — спросил он. — Грофилд наставил на нее пистолет, верно?

— Но ведь не выстрелил, — ответил Марба. — Вот кабы он выстрелил, тогда все было бы серьезно.

Данамато понадобилось две-три секунды, чтобы переварить это, потом он сказал:

— Ладно. А вам не показалось, что он может выстрелить? Он ведь потребовал, чтобы моя жена упрашивала его не стрелять в нее, верно?

— По-моему, так и было, да.

— Вам не показалось, что Грофилд может выстрелить, если она не сделает то, что он велел?

Марба призадумался, но его лицо оставалось бесстрастным, потом он сказал:

— Не знаю. Лично я считаю, что он просто хотел сыграть на публику, не причиняя никому вреда. Пустить пулю в окно, скажем, или разнести вдребезги чей-нибудь бокал.

Грофилд посмотрел на него с легким удивлением. Марба очень умело раскусил его: если бы Белл Данамато в тот миг разозлила Грофилда, он бы принялся палить по столу, но аккуратно, чтобы не попасть ни в кого из сидящих за ним людей.

— Ну что ж, — сказал Данамато. — Вы так считаете. Но не можете знать наверняка, что он сделал бы, а чего не сделал.

— Наверняка нельзя знать ни про кого, — невозмутимо ответил Марба. — Мы все, по большому счету, непредсказуемы. — Да, уж это точно, непредсказуемы.

— Давно ли вы здесь живете? — спросил Грофилд.

— Я здесь одиннадцать дней. Миссис Данамато и остальные, я полагаю, уже около месяца. Данамато покосился на Грофилда. — Завтра будет ровно четыре недели, — сказал он. — А что? — Мне просто хотелось знать, сколько времени эти люди провели вместе, — ответил Грофилд и спросил Марбу: — Миссис Данамато сидела тут безвылазно, не так ли?

— Насколько я знаю, да. Во всяком случае, последние одиннадцать дней.

— А как насчет остальных? Кто-нибудь из них хоть раз отлучался?

— Мистер Милфорд иногда ездил в Сан-Хуан по делам, связанным с работой и деньгами, — ответил Марба. — А больше никто не отлучался. Во всяком случае, последние одиннадцать дней.

— Дом хоть и просторный, но не с точки зрения человека, который почти месяц просидел тут в заточении, — заметил Грофилд. — Как эти люди ладили между собой?

Марба снова едва заметно пожал плечами.

— Да в общем неплохо, — ответил он. — Мелкие трения, вспышки раздражения и тому подобное всегда неизбежны, если людям, как вы говорите, приходится подолгу тесно соприкасаться друг с другом.

— И кто же особенно отличился?

— Простите?

— Кто из них был самым вспыльчивым? — спросил Грофилд.

На губах Марбы снова появилась грустная улыбка.

— Не люблю дурно отзываться о людях, вместе с которыми пользуюсь гостеприимством.

— Обстоятельства необычные, — напомнил ему Грофилд.

— Сейчас не время миндальничать, — с нажимом сказал Данамато.

Марба, улыбнулся, поклонился Данамато и ответил:

— Вы выражаетесь на удивление кратко, мистер Данамато. И добавил, обращаясь к Грофилду: — По-моему, самым невыдержанным из нас был Рой Челм. Он склонен к... — Марба умолк, подыскивая подходящее слово.

— Проявлениям неприязни? — подсказал Грофилд. Марба просиял от восторга.

— Неприязни! Вот именно. Точное слово.

— К кому-нибудь конкретно?

— К кому угодно. Иногда даже к миссис Данамато, хотя и реже, чем к остальным. Как-никак, она ему покровительствовала.

— Кто хуже всех ладил с миссис Данамато? — спросил Грофилд.

— По-моему, Патриция Челм. Она полагала, что ее брат и миссис Данамато — не пара.

— У нее хватило бы сил как-то повлиять на положение? спросил Грофилд.

— Да что вы! — Похоже, Марба был по-настоящему потрясен. — Эта девчушка? Ни за что на свете.

— Хорошо, — сказал Грофилд.

— А что вы-то здесь делаете, а, Марба? Откуда моя жена знает вас? — встрял в разговор Данамато.

— Я пришел к ней и познакомился, — ответил Марба. Насколько я слышал, ее интересовали возможности некоторых капиталовложений. Мне казалось, она сочтет, что вложения в моей стране весьма выгодны. Мы ведем поиск иностранных вкладчиков, как вам известно.

— Вложения? — Данамато озадаченно покачал головой. Какие именно вложения?

— Первого июня, — сказал Марба, — наша страна узаконит игорные дома. Европейский и британский, а потом, может, даже американский туризм. С этим связаны надежды всей Центральной Африки, во всяком случае, на обозримое будущее. У нас в Ундурве мы намерены...

— Погодите-ка, — прервал его Данамато. — Вы хотели, чтобы моя жена вложила деньги в казино? В этой вашей стране?

— Вот именно. Кажется, она очень этим заинтересовалась.

Данамато покачал головой.

— Иисусе Христе, — проговорил он. — Из всех недоумков... — Уверяю вас, — сказал Марба, — вложения в казино в Ундурве через несколько лет дадут хорошую прибыль. Наши пляжи...

— Прекратите эти речи зазывалы, — потребовал Данамато. — Меня не интересует ваша болтовня.

— И тем не менее, — сказал Марба, — когда с этим делом будет покончено и вы переживете траур, я очень хотел бы ознакомить вас с нашими потенциальными возможностями. Мне кажется, вы будете ошеломлены. Вы знали, что...

— Ни слова больше об этом! — закричал Данамато. — Все. Вы нам больше не нужны.

— Минуточку, — сказал Грофилд. — У меня еще один последний вопрос.

Данамато посмотрел на него с большим неодобрением.

— Кончайте поскорее, — бросил он. Грофилд обратился к Марбе:

— Мистер Марба, установлено, что один из нас, находившихся на втором этаже, должен быть убийцей. Один из нашей шестерки.

Марба кивнул.

— Да, я знаю.

— Кого вы прочите в убийцы? Кто, на ваш взгляд, это сделал?

— Честно говоря, — ответил Марба, — мне трудно поверить, что это сделал кто-то из нас.

— Мне тоже. Но это наверняка один из нас. Больше выбирать не из кого. Так кто же, по-вашему? Улыбка у Марбы вышла очень-очень грустная.

— Боюсь, — сказал он, — что это вы, мистер Грофилд.

20
{"b":"25770","o":1}