ЛитМир - Электронная Библиотека

Я снова кивнула.

- Я знала, что ты так скажешь. Ты - милосердный человек.

- С чего ты взяла? - кажется, он был смущённым моими словами.

- Начиная с того, что ты посетил меня в больнице и стал моим донором крови. Медведь почему-то отвёл глаза в сторону.

- Не знал я, что ты это ценишь...

Затем послышался какой-то шелест, и Медведь в ужасе уставился на то, что было у меня за спиной.

- Обернись! - в панике закричал мне он, и я, вся испуганная, обернулась. Надо мною стоит вервольф. Он уже занёс надо мною лапу, я увернулась, и получилось, что он вонзил лапу в воздух. И, улучив момент, я достала меч и воткнула его в бедро зверюге. Он взвыл, высоко задрав голову, и Медведь, воспользовавшись этим, вонзил ему кинжал прямо в сердце. Вервольф повалился навзничь, едва не сбив нас с Медведем с ног. Я оступилась и чуть не упала, но Медведь придержал меня. Его длинные локоны коснулись моего лица, и я поглядела на Мишу. Оба мы восстанавливали дыхание. – Ты прости меня, что я поздно предупредил! - извинялся он. - Просто... я не вовремя отвёл глаза в сторону, а он, видно, подкрадывался сбоку, вот я его и заметил так поздно…

А я - так вообще не заметила. И если бы не Медведь, была бы мертва.

- Да нет... Спасибо тебе! - поблагодарила я, но вновь перешла к иронии. После неё мне всегда становилось чуть легче. - Я просто чуть не лишилась жизни… Бывает.

- Если б я хотел, чтоб ты умерла, я убил бы тебя, пока все спали, - да - иронизировать в тон друг другу - была наша давняя и излюбленная привычка. Мы направлялись обратно, поближе к остальным ребятам.

- Это я знаю, - я радовалась, что в разговоре начала пропадать серьёзность. Так - ещё проще.

- Марина, не издевайся.

Что?! А сам-то он не издевался?!

- Ну ладно, проехали.

Сначала я подошла к Мите. Он расспрашивал девушку:

- Как тебя зовут?

- Эвелин.

К ней уже начала возвращаться память. Я рада за неё.

Не став останавливаться около неё и моего друга, я подошла к своему второму обращённому, чья судьба меня очень беспокоила. Иных вариантов не было - он умрёт. Но пока он жив, ему Лиза и Костя делали магические примочки, однако было явно, что они ничего не решат.

- Еле живой, - с грустью и тихо,чтобы больной не слышал, заметила я, садясь рядом с Лизой.

- Ненадолго, - печально ответила та. – Наших магических знаний о медицине не хватает, чтобы нормально ему помочь.

- Может, это и к лучшему, - сказал Медведь. Я кинула на него возмущённый взгляд. - Может, недолго мучиться ему осталось, - оправдывался Медведев, глядя на меня. - Да и в следующее полнолуние он опять станет оборотнем. Если выживет. И вдруг в его жизни опять найдётся волшебник, который окажет ему вот такую услугу?

Я пристыдилась и опустила голову. Похоже, больной наш разговор слышал. Или часть разговора. Хотя… У оборотней ведь сверхъестественный слух, конечно, он слышал всё!

- Что?! Даже заклинание ничего не меняет?!

Мы покачали головой. Больной сглотнул. Видно было, как шевельнулся шейный скелет. Смотреть на это было… мягко скажем, омерзительно. Но... если он умрёт, возможно, что есть вероятность помочь другим? Ко мне пришла вот какая мысль:

- Существуют ведь противоядия от Ликантропии.

- Да... - через силу ответил больной. - Но... Наша стая пробовала искать его… Безуспешно.

Как жаль! Однако... Если они не нашли - не значит, что не найдём его и мы! Надо только убедить остальных в том, что это нужно сделать!

- А вы все известные вам варианты испробовали? - спросила я.

- Да, все… Кроме одного… Есть одно место… в Мидденлэнде. В Мидденлэнде? Он есть у меня на карте.

Я достала карту и развернула её.

- Где именно?

- Вот здесь, - указал он за пару сантиметров, от места, в котором находится жилище Филиппа, почти в самый угол карты. Да... далековато придётся странствовать... Медведь тронул меня за плечо.

- Марина… Давай отойдём на минутку.

- Хорошо, - согласилась я. Мы отошли как можно дальше ото всех остальных. Мне интересно, что же он хочет мне сказать.

- Марина… Он всё равно не жилец.

- Я знаю, - с болью сказала я.

- На случай, если кого-нибудь ещё мы обратим в человека, я надеюсь, что ты не захочешь его взять с собой?!

Я возмутилась.

- А что плохого! Они смогут навсегда стать человеком, будут жить нормальной жизнью и перестанут кусать людей!

- Для них это может быть и не плохо. А для нас? Вдруг мы не дойдём до Филиппа до следующего полнолуния? На это у меня есть ответ.

- В таком случае, мы дождёмся, когда они перевоплотятся, и сразу же превратим в людей.

- Да? Может, ты и Эвелин хочешь взять? – мы посмотрели на неё, о чём-то разговаривающую с Митяном. Но, взглянув на них, я почувствовала укол ревности. Несмотря на то, что они просто разговаривают...Я вздохнула. Медведь специально упомянул о ней, ожидая моей реакции. Думаю, она получилась такой, как он себе и представлял. Тогда, если следовать теории Светы, уже не любовный треугольник, а любовный квадрат получается! Хотя... какой там любовный квадрат?! Эвелин с Митей едва знакомы!

А она, я гляжу, симпатичная. Длинные чёрные волосы, кудрями ниспадающие на плечи (а у меня они тоже длинные и волнистые, только светлые). Одета в чёрную кожаную куртку и кожаные брюки. В общем, она ничего! Она наверняка сможет подружиться с Митей, и значит, не навредит нам. В таком случае я не имею права лишать её возможности стать человеком окончательно.

- И её тоже, - с вызовом ответила я. Пусть не надеется, что укол ревности касаемо Мити заставит меня отступить. – Она, как и ей подобные, не будет счастлива, пока полностью не станет человеком.

Всё это время Медведь внимательно на меня глядел, наблюдал за изменениями в моём лице. И, говоря то, что хотела, я прямым взглядом уставилась на него. В ответ Медведь только пожал плечами.

- Ну ладно… Но если что случится, не говори, что я не предупреждал.

- Не буду, - пообещала я. Я снова подошла к Лизе с Костей и их «пациенту».

- Как тебя зовут? - перед его смертью мне захотелось узнать имя. Он умирает по моей вине. Вернее, по вине того, что Медведь промахнулся, пуская заклятие в оборотня, бегущего рядом. - К… Коля, - он отхоркнул кровь. Рана на его шее нисколько не становилась меньше. Да, противоядия ему точно не видать. – Про… - он закашлялся кровью. – Про… шу, ос… тавьте меня… уми… рать, - когда он прокашлялся в последний раз, глаза его остекленели. Он умер.

Медведь, я, Костя, Лиза и подошедшие Рома со Светой с сочувствием смотрели на него. Я снова смахнула слезинку. Жаль, что ни у кого из нас нет лопаты, чтобы выкопать ему могилу. Хоронить же иным способом мы не умеем.

- Жаль, мы не сумеем схоронить его, - произнесла Света.

- Погодите… У меня есть идея. Я могу это сделать, - сзади произнесла Эвелин. Все обернулись. На наших глазах она превратилась в волка с серой с чёрными крапинками шерстью. Не в то чудовище, каким была до обращения в человека. Тогда она была черной и ростом выше человека, а сейчас же она - серая и величиной с обыкновенного волка. Эвелин принялась быстро рыть землю. Десять минут мы все наблюдали за ней. Вырыта просторная яма, выпрыгнув из которой, Эвелин вновь приняла человеческий вид.

- После обращения в людей мы превращаемся в обычных волков, а не гигантских, - переводя дыхание, пояснила она. – Я… раньше знала его… Мы… были в одной стае... Кладите его туда, - она указала на яму.

Мы поступили согласно её совету. И, снова став волком, Эвелин методично засыпала мёртвого Николая землёй.

- Прощай, Николай! – возвратив себе человеческий облик, сказала она.

- Прощай, Николай! – повторили мы, хотя его толком не знали.

- А остальных ты тоже похоронишь? – спросила Лиза в объятиях Кости.

- Похороню, - в глазах Эвелин сияла твёрдость. Верность долгу. Верность стае. Я волновалась. Со времени полнолуния прошло ещё три часа. Ничего ещё не заканчивалось.

- Эвелин, – обратилась к ней я. – Давай ты попозже их похоронишь, сейчас полнолуние, помоги нам выжить, как мы не дали умереть тебе.

18
{"b":"257703","o":1}