ЛитМир - Электронная Библиотека

Вышли на воздух мы только днём, а наступил уже вечер. Лиза нисколько не устала - вампирам было не дано, а я и остальные ребята перешли на шаг, громко откашливаясь и шумно переводя дыхание. Лиза шла рядом с нами.

- Ну что... вампиров поблизости нет? - сипло и между вздохами спросил Медведь. Лиза покачала головой.

- Нет. Но на ночлег лучше не останавливаться. Они будут нас везде искать по этому лесу. Если уже не начали.

- Может, подумали, что мы исчезли в ту сторону, откуда пришли? - предположил Медведь.

- Вполне возможно. Но рано или поздно они поймут свою ошибку.

Да... как говорится, в бочке мёда всегда имеется ложка дёгтя... Улизнуть-то у нас получилось, но все чертовски устали, да и нас ищут по всему лесу. Нам даже не поспать. Не то, чтобы не поспать - нам нельзя и остановиться! Ну, что за несправедливость!

Я зевнула, прикрыв рот рукой и слышала, как другие тоже зевают. Тем не менее мы продолжали путь, идя то медленно, то чуть ускоряясь, то заставляя себя бежать. Под конец мы были совершенно измотаны и не знали, что я этим делать.

- Лиза... - совсем слабым голосом обратилась к ней я. - Может, ты дашь нам хотя бы полчасика? Мы ведь не глупые, всё понимаем... Если почуешь хоть где-то вампира - то сразу буди нас.

- Ну, хорошо, - согласилась она. Я улыбнулась, хотя и знала - подруга не видит этого. из рюкзака я достала подушку и одеяло и легла спать. Последним, что я слушала, был возмущённый голос Кости: "Эй, это моя нога!". И усмехнулась.

***

- Вставайте! - услышала я негромкий голос Лизы, которая всё это время была на стрёме и сторожила нашу безопасность.

Медленно я продирала глаза. Не выспалась абсолютно. В том числе и потому, что не спала почти всю ночь, что была накануне этой. Я тогда волновалась о том, как чувствует себя Лизка, каково ей, втайне гордилась Медведем за то, что он решился пойти к ней первым и всех нас спасти. Я беспокоилась за него, но в то же время и верила, что у него всё получится. Недаром ведь его шаг отправиться в качестве "первой жертвы" был уж настолько осознанным, что он не хотел отступать. Я никогда бы не выразила ему своей гордости за него, но для меня было важно признаться ему, что я очень боюсь за него, но я в него верю. Возможно, он любит меня, и я знала, что мои слова его приободрили. И те полтора часа, что он отсутствовал, я переживала, что план его мог провалиться, и Медведь... Миша... Он уже умер... Но он жив и здоров, помог Лизе вернуться в нормальное состояние, и Лиза стала такой же верной, самоотверженной и смелой подругой, как была раньше. Правда, уже намного сильнее. В ночных кошмарах мне снилось, какой она была в заточении... И я не хочу себе представлять, какой её увидел Медведь... Я-то её таковой видела лишь во снах и внутренним взором - а ему пришлось столкнуться с этим вживую... Медведь... Он герой... Ему я многим обязана. Ещё он рванулся спасать меня - когда я ломанулась привлекать внимание вампиров на себя... Правда, мы оба бы с ним стали трупами. Выжили б только Рома и Костя... Но изначально меня спас Медведь...

- Есть кто-нибудь поблизости? - спросил он. Понятное дело, что он имел ввиду вурдалаков. - Нет. Но бережёного Бог бережёт.

- Не употребляй имя Господа всуе, - шутливо сказал Медведь. Вампиры - антирелигиозные существа, и всё, что касается церкви, для них губительно. Но некоторые продолжают верить в Бога и читают молитвы без всякого вреда для себя. Однако это единственное, что им дозволено в плане религии. Одно прикосновение к церкви и прибывание в ней способно нанести им вред. Но от произнесения имени Господа ничего не бывает. Медведь просто пошутил. Такой вот не совсем удачный юмор.

- Ха-ха, - отозвалась Лизон. - Спасибо, что предупредил. И кстати, я ответила, что нет никого поблизости, - она сделала акцент на последнем слове. - Но вот вдали я чувствую парочку. Так что давайте, двигаемся быстрей! Не медля, мы все стали класть свои спальные принадлежности в рюкзаки. Я не переставала зевать и протирать глаза.

- Не выспалась, Марина? - услышала я приветливый, но тихий голос Мити. Интересно, Медведь жалеет о том, что не спросил меня об этом первый? И понял ли кто-то из них двоих, что перед этим я ночью почти не спала?

- А ты откуда узнал? - немного с сарказмом поинтересовалась я. Всё-таки слышно ведь было, как я зевала. Причём и не только я.

- Ну, не иронизируй, - попросил он. - День сегодня был напряжённый.

Ага. День напряжённый. И он таковым не закончился - он продолжается. Я хотела сказать это, но промолчала. Ибо устала и физически, и от ироний. Даже если Митя и знал, что я плакала ночью, я не хотела бы, чтоб он сказал это при всех ребятах. Возможно, он это понимал. А может - наоборот, он спал и ничего не заметил. Одновременно я злилась на это, но в тоже время... Хотелось, чтоб мои слёзы остались в тайне.

- Иронизировать - моя привычка, - отозвалась я. - Прости, если что.

- Да ничего, - даже не видя Митю, мне показалось, что он улыбнулся. - Я уже привык к твоей этой привычке.

Тавтология. "Привык" и "привычка". Немного даже забавно. И мне интересно было бы посмотреть на лицо Медведя. Он ведь ревнует? Как это отразилось на его внешних чертах? Всю неделю, когда мы были в заточении, я то и дело чувствовала на себе его напряжённый взгляд. Хотя взгляды у всех были напряжённые, но Медведь... он смотрел как-то по-особенному. И прямо на нас с Митей. Было в его глазах что-то злое вперемешку с обидой. Словно он желал Мите смерти. Хотел быть на его месте. Но Медведь ничего не говорил, и те злость и обида, что были в его душе, оставались невысказанными. За время заточения весь Негласный Отряд сблизился между собой, я и Медведь - в том числе. Мы много с ним разговаривали - однако это было не то, о чём нам хотелось поговорить в действительности, а о чём именно важном поговорить и как начать разговор лично мне - я не знала. Но с Митей Медведь нисколько не сблизился. Они почти даже не разговаривали.

Негласный Отряд продолжал бежать по лесу, зевая, спотыкаясь и натыкаясь на невидимых спутников. Медведь уже предложил Лизе взять на себя по одиночке (она же вампир, ей тяжело не будет) и донести каждого до конца леса.

- Вы знаете... это нежелательно, - серьёзно сказала Лиза. Я насторожилась. - Не только ведь я чувствую вампиров, но и они могут почувствовать меня. Сейчас я с ними на большом расстоянии, поэтому они не знают, что вот в этом месте находится именно новообращённый вампир. Они уже поняли свою ошибку насчёт того, куда мы все направляемся, так что если кто-то определит, что я двигаюсь молниеносно в ту сторону, - Лиза махнула рукой, - пусть даже и возвращаясь обратно, то сразу же заподозрит что-то неладное и появится здесь.

Да... дело плохо... Всех нас, кроме Лизы, невыносимо клонит ко сну. Но нам не поспать по крайней мере до той поры, пока мы не выйдем из леса.

- Тогда на руках понеси, - весело предложил Медведь. - Всех по очереди. Тебе же не тяжело. Пусть кто-нибудь на тебе поспит, пока остальные бегут.

Я оценила юмор и рассмеялась. Ну, хоть разрядил обстановку.

- Медведь! - укоризненно сказал Костя. Ну, уж действительно, как тут уснёшь, если лежать на руках у Лизы, бегущей пусть даже в медленном темпе?

- А что?! Уже и пошутить нельзя?! - спросил Медведев. Неужели Костян мог подумать, что он претендует на Лизу?! - А вообще, чего это мы тут все приуныли?! Спать хотим - и уже башка не варит?! Есть же заклинание: Взбодритус безкофеус, - вспышка вырвалась из его руки и исчезла. Достигла адресата. Наверное, он направил её на себя. - И всё! Я чувствую себя бодрее!

Чёрт! Как же я этого раньше не вспомнила?! Хотя да: вторая бессонная ночь - не баран начихал. Я, как и все, последовала примеру Медведя. И да, вуаля - сразу появилась бодрость тела и духа. Разум прояснился. Теперь я, как и в начале всего путешествия, была готова горы свернуть.

К утру мы все, действуя в ускоренном темпе, уже добрались до окраины леса. Впереди нас было песочное побережье, ну а чуть дальше - камни и скалы.

29
{"b":"257703","o":1}