ЛитМир - Электронная Библиотека

Всё это время я еле удерживал себя, чтобы не посетить медпункт. Во-первых, по той причине, что полторы недели недели там лежала Дина, а мне отнюдь не хотелось её видеть (ну, на уроках - волей-неволей пришлось), а во-вторых - потому, что мне не хотелось досаждать там Марине. Ну, посижу я у её кровати, и что я ей скажу? Какой я молодец, получаю хорошие баллы, только вот в первый день промолчал... Об этом, я думаю, ей рассказывают друзья. А я в эту категорию не вхожу. Так что не вижу смысла мне там сидеть. Но я часто вспоминал о ней. Вспоминал наши прошлые ссоры, перепалки, подколы и переругивания. Ничего из этого не кончалось трагедией - да, мы ругались, но мы могли и смеяться, подшучивать вместе. И я приходил к выводу, что Марина всё же не знает о том, что же было у нас со Светой. Иначе она бы упоминала об этом в спорах со мной. А Свете от неё досталось бы по самое круглое число. Думаю, Света понимала это и не хотела терять дружбу с Мариной, ничего не рассказывая ей. И правильно - в нашем романе ведь не было любви, была только страсть, влечение крутого парня к Разрушительнице сердец и стремление Разрушительницы завладеть самым популярным парнем. Это всё было всего несколько недель, год назад и закончилось без сожаления для обоих. Так что к чему Марине что-либо знать об этом? Это создаст только лишние проблемы.

Порывшись немного в библиотеке, я узнал кое-что о магии крови. О том, что бывает, если один маг отдаёт свою кровь другому. Их судьбы становятся связанными. Ну, этому я не удивился - считай, все ученики живут тут, в Институте, мы все так или иначе связаны... Но может ли это значить что-то большее и роковое? Вполне. Хорошо, хоть в книгах не сказано, что те, кто связаны - будут жить одинаковой жизнью и умрут в один день. Или в один миг, если точнее.

Мы с Костей и Ромой с первого курса были соседями по комнате и поэтому стали лучшими друзьями. Когда я вернулся из библиотеки, они сразу стали меня расспрашивать.

- Ну, что нашёл про магию крови? - поинтересовался Костя, когда я сел рядом с ним на диван.

- Нашёл, что теперь наши судьбы с Мариной всегда будут связаны.

- Как будто бы это - что-то новое! - воскликнул Ромка. - Вы связаны уже с первого курса своим препирательством!

- Вот-вот, - согласился я. - Но всё же мне кажется, что в этом кроется что-то большее.

Костя и Ромка переглянулись.

- Ну, точно! Как же мы не догадались?! Вы влюбитесь друг в друга, поженитесь и будете жить счастливо, умерев в один день! - драматично и хором закончили они. Я рассмеялся. Какая же тут любовь?! Я, конечно же, отношусь с симпатией к своему вечному конкуренту, но... чтоб нас связали романтические чувства... Это вряд ли случится.

- Да нет! - возразил друзьям я. - Просто возможно, что произойдёт что-то из ряда вон выходящее, какая-нибудь беда, а мы должны будет с этим справиться.

- Вот если вы влюбитесь - точно будет беда, - продолжать прикалываться Костя. Рома согласно хихикнул. - Что-то из ряда вон выходящее, а вы должны будете с этим справиться.

Костя очень похоже копировал мой голос. Я начинал сердиться. - Парни, ну хватит шутить. Вы же не думаете, что у нас с ней и вправду что-то возможно?

- Нет, - покачали головой они, хотя лица их вовсе не были серьёзными. Я махнул рукой и решил с ними больше не разговаривать. В конце концов, уже вечер, завтра вставать на уроки, да и полезно пораньше ложиться в кровать. Уже лежа, я отвернулся к стене.

- Эй, ты что, обиделся? - поинтересовался кто-то из парней, кажется, Рома.

- Нет! - заявил я, снова махнув рукой. Я не из тех, кто на такое обижается. - Отстаньте! - попросил я, и они замолчали.

Влюбиться в Марину - это как ходить по раскалённому огню. Огонь - он обжигает и причиняет боль. А Марина - она ещё как способна обжечь! Но это... даже по своему притягательно. Пламя, опасность, адреналин - вот что притягивает меня к себе, а возможно, ещё и Марину... Так что, вот если влюблюсь я в неё - как минимум будет жарко... И, думаю, больно... ЕСЛИ влюблюсь. Пока же я никакой влюблённости в неё не чувствую.

Глава 4. Миссия.

Повествование от лица Марины

Стараниями Авиценны через две недели меня уже выписали. Бинты с головы и гипс с ног сняли, так что здоровье моё полностью восстановлено, и я с удовольствием и усердием стала изучать пропущенный материал, навёрстывая непонятное мне на ходу. Дина, как и обещалось, выписана была раньше, долечивать до конца её Авиценна не стал, так что лёгкая хромота у неё оставалась. Разумеется, ей не дано никакого освобождения от уроков. В ней нет абсолютно ни грамма сожаления передо мной, так что я решила, что зря посочувствовала ей. После нашей первой же встречи она вновь отправилась к Авиценне - она еле уклонилась от пущенного из моей руки заклинания (ибо у жителей Визардлэнда и других магических стран магия исходит из ладоней), но не устояла на ногах и шлёпнулась на пол, разбив себе нос. Наверняка ведь меня обвинит во всём. Хотя я к её носу касательства не имею - просто ей надо получше держать равновесие. Хотя и ладно, пусть обвиняет. Я уж привыкла к ненависти её подруг и приятелей. Как-нибудь справлюсь.

После выписки я была освобождена на две недели, но пропускать занятия из-за этого не собираюсь. Кроме первого и самого скучного – Истории волшебства. Вместо того, чтоб идти на него, я отправилась на поле для рыцарства.

- Васильева! – услышала я голос тренера. – Что ты здесь делаешь?

- У меня освобождение от уроков, вот я и решила зайти.

- Ну правильно! А магический спорт тебя не привлекает?

- Не особо.

Суть этого спорта заключается в том, что, летая, кто на чём хочет (мётлы, пылесосы, швабры), игроки должны забивать голы в кольца, которые появляются в небе из ниоткуда и исчезают также внезапно, как и появились. Попробуй-ка забей туда гол! Но ведь молодцы, забивают! И ещё за каждый мяч даётся разное количество очков! Нет, ну игра, конечно, интересная, но я предпочитаю следить за всем с трибуны, чем быть частью команды.

- Правильно! Я всегда считал, что рыцарем быть – правое дело! Только не женское! Но я рад и тому, что есть те, кто заставляет меня в этом усомниться! Остальные – что?! Дилетанты! У них нужного чутья нет! Не то, что ты. Тренируешься с полной самоотдачей!

- Спасибо.

- Да не за что! Я не хочу тебя слишком много хвалить, так что давай вместе потренируемся, как раньше! И я снова пару раз тебе поддамся, и ты меня разоружишь!

- Но… Я думала, это были мои победы!

Так не честно! Если уж победила, то победила! Если уж проиграл, то проиграл!

- Не будь такой самоуверенной! И вообще, если ты имеешь моё расположение, это не значит, что можно со мной спорить.

- Как хотите… - для завершения одевания в рыцарские доспехи я надела шлем и перчатки. – Но всё же я вас побеждала честно, пусть и не всегда.

- Ну ладно, пара побед была твоею, - признал или сделал вид, что признал, чтобы меня успокоить, тренер. – Посмотрим, каковы твои успехи будут сегодня.

Я вынула из ножен меч. Он тоже.

- Предоставляю больной даме сделать удар первой.

- Выздоровевшей даме! – выпалила я. Я выставила меч вперёд. Если я ударю напрямик, тренер блокирует мой удар и выбьет у меня меч. Впрочем, куда он сделает это, куда б я ни ударила. Если не пожалеет. А мне его подачки не нужны. Я ударила снизу. И он парировал мой удар.

- Та-ак, неплохо! – оценил Всеволод. Я размахнулась и три раза ударила с разных сторон. Ему оставалось держать оборону. - Неплохо… Если б на моём месте был сопливый шестикурсник… на свой счёт не принимай… то ты бы его уже сделала!

- Не так-то всё просто!

Действительно. Даже мы, «сопливые» шестикурсники, умеем держать удар. Тот же Медведь, например. Да и не только он. Я крутнулась на месте и атаковала: справа, слева, справа, слева. Я следила за тренерским клинком. Он опустился вниз. Я наносила разящие удары один за другим. Тренер отступил и теперь его очередь настала атаковать. Я выставила меч вперёд, сдерживая удар. Да, тренер определённо сильнее меня, Что же делать? Я увернулась в сторону и выбила меч у него из рук. И я уверена, что здесь он точно мне не поддался. Я итак уже многого добилась. Пройдёт время, и я достигну новых высот мастерства.

8
{"b":"257703","o":1}