ЛитМир - Электронная Библиотека

- Можете убить меня, я не боюсь смерти! - С вызовом выплюнула она.

-А жаль, знаешь, говорят, такие как ты, никогда не находят покой. - Скучающим тоном ответил ей Ник.

-Чушь! Я умру с-с-с чес-стью, встретив с-смерть лицом к лицу, мой прах отойдет земле, и я перерожусь в образе с-священного духа!

-Нет, Су'Лон, ты просто умрешь. Может, попадешь в ад, может ещё в какое-нибудь дерьмовое местечко, может просто канешь в небытие, но в конце концов, ты будешь мертва. И все твои труды пойдут на смарку, твой бос так и не оценит по достоинству твоих заслуг, и твоё имя забудут уже наследующий день. От тебя ничего не останется. - Всё таким же скучающим тоном рассуждал Ник, присев на корточки подле ее тела.

- Нет! Они всегда будут помнить великую Су'Лон! Ты хоть знаешь сколько мне лет?! Кукловод отомстит за меня, жалкие отребья! - Не сдавалась она. Видимо, пуля всё таки задела какие-то органы или она просто потеряла сильно много крови, так как в конце своей тирады она сильно закашляла.

- Посмотри перед смертью правде в глаза, змейка моя. Кукловоду на тебя наплевать. Это он заплатил нам, чтобы мы избавились от тебя, так как ему надоело разгребать то дерьмо, что ты постоянно сваливаешь на него. Думаешь, он не знал, что ты сливала информацию?

- Нет, нет... - Эти слова вырывались из неё отрывисто и с большим трудом.

- Отомсти ему Су'Лон, сделай что-то действительно стоящее перед смертью, и тогда он тебя точно не забудет, никто тебя не забудет. - Последнии слова Ник почти шептал ей. Я начала волноваться. Достаточно ли она слаба, чтобы он мог так близко находиться к ней?

- Что ты... хочешь? - Спросила Нага.

- Где логово Кукловода?

- Фирма...

- Нет. Он почти не проводит там время. Мне нужно знать, где его основное логово.

- Я не знаю...

- Геримор?

- Да. Он знает.

- Клуб, ты не соврала про него?

- Это единственное место, где... может быть...

- Хорошо. Что ты знаешь о Кукловоде? Как он выглядит? Кто ещё, кроме Геримора, приближен к нему на столько, чтобы знать его укрытие?

- Я не знаю... - Её глаза уже закрывались, взгляд был туманный и расфокусированный.

- Подумай же. Ты хочешь мести, ведь так?

- Есть кое-что... Кукловод, он совсем не тот кем кажется...

- Давай же!

- Он очень силен... Все его бояться, потому что мы все для него куклы, он ...

И она потеряла сознание. Черт, подходящее нашла время. Ник её тряс и звал, но она не подавала никаких знаков.

Я оглянулась на Генри:

- И, что да... - Но договорить я не успела. Язык почему-то стал ватный и неподатливый, голова закружилась и всё перед глазами помутнело. Я упала на колени, слыша вдалеке, как меня зовут по имени, но такое чувство как будто нас разделяют мили и я никак не могу ничего понять. Упершись руками в пол, чтобы не свалиться окончательно, я начала глубоко вдыхать воздух, чтобы избавиться от внезапной тошноты, по моим венам текла раскаленная лава, а голова была начинена взрывчаткой. По крайней мере я себя так чувствовала. Отдавшись полностью борьбе за право оставаться в сознание, я даже не почувствовала, как кто-то взял моё лицо в ладони. Темно-серые глаза с голубым оттенком смотрели на меня с беспокойством и озабоченностью, тонкие губы складывались в слова, которые не достигали моих ушей из-за шума взрыва в моей голове. И это было концом, бой проигран, мир окунулся во тьму.

Последнее, что я видела, это очень темные глаза, имеющие серый с голубым оттенком цвет, проявляющийся лишь при таком близком контакте.

Последнее, что я почувствовала, что кто-то поднимает меня вверх и берет на руки.

Последнее о чем я подумала, это то, что если я опять очнусь в больнице с белыми стенами и приборами, подключенными ко мне, то эти приборы понадобятся тем кто меня туда притащит и находящимся по близости после моего пробуждения. Если я очнусь, конечно.

Глава 15.

Я устала.

Устала постоянно висеть на грани. На тоненькой ниточке, которая является балансом между жизнью и смертью. Множество раз я срывалась с этой грани, но всегда оставалась жива. При том что силы сопротивляться меня почти покинули. Я кидаюсь в бой, не задумываясь о последствиях, я планирую свои шаги, но не придерживаюсь плана, я никому не доверяю свою жизнь, но меня постоянно спасают. Вот ирония.

До этого момента, я не хотела признавать, что после того, как Бен меня оставил, я сдалась. Все, что я делала с того момента было пустым самообманом, я врала себе, что продолжаю убегать, чтобы меня не поймали, тогда как сажусь на самолет и лечу прямо в пасть зверя. Я продолжаю сопротивляться и сражаться со всеми, кто пытается ко мне приблизится, уверяя себя, что это для моей же безопасности, тогда как почти сразу согласилась работать с людьми, которых я даже не знаю, согласилась помочь избавиться от того, от кого целый год скрывалась. Но сейчас, уставившись в белый потолок очередной больничной палаты и прислушиваясь к монотонному неизвестному мне звуку, я "открыла глаза". Я призналась самой себе, что уже год, как я перестала "жить", и уже два месяца, как перестала бороться, остались лишь привычки и рефлексы. В эти минуты, я почти буквально ощутила ту пустоту внутри меня, ту дыру размером с большой Гранд-Каньон, и я... испугалась. Да, мне стало страшно от этого осознания, но и одновременно появилась надежда. Если мне не все равно, значит ещё не все потеряно! Возможно, всё ещё измениться.

Но я действительно устала.

***

11 месяцев назад. 28 декабря. 13:48

Сон, как я мечтаю о сне. Мне необходимо погрузиться в сон без сновидений, просто отключиться, пропасть, забыться хоть на несколько часов. Но я не могу. Каждый раз, как только я закрываю глаза, я вижу пламя. Я вижу, как горит мой дом, вижу, как умирают в муках мои близкие, хотя и не видела их смерти в реальности, но мое воображение прекрасно справляется с этим. Прошло 63 часа с того происшествия. За это время я спала не больше семи часов. Я не могу есть. Определенной причины нет, я просто не могу есть. Да и не хочу. Ничего уже не хочу. Даже жить.

- Мисс Томпсон? Мисс Томпсон, вам нужно поесть... - Мой лечащий врач, мистер Карнеги, бывает очень назойлив, до тошноты. Он приходит ко мне не меньше пяти раз в день и постоянно пытается достучаться до меня. Но дома никого нет. - Мисс Томпсон, вы ведь понимаете, что это глупо, вы не можете...

- Оставьте её. - Вмешался новый, не известным мне, голос.

- Но... - Попытался возразить доктор Карнеги.

- Всё будет в порядке. Просто дайте мне поговорить с ней. Наедине.

Я не видела, что происходит и не видела моего посетителя, так как лежала на боку и смотрела в стену, мне было плевать что происходит в метре от меня.

- Хорошо, но не больше пятнадцати минут. - Сдался врач. Я услышала, как закрылась дверь в палату.

- Анна? - Позвал меня не известный голос. Это был мужчина, примерно лет сорока.

Когда я не ответила, он начал обходить кровать, чтобы встать лицом ко мне. Я услышала тяжелые шаги, а потом увидела чье-то тело в черных джинсах и в черной куртке. Я не шелохнулась. Этот кто-то присел на ноги и я увидела пару светло-зеленых глаз с голубым отливом, таких же, как у меня, таких же, как у моего отца.

- Привет, малышка Анни. - Теплая улыбка добавила его лицу еще больше годов, углубив морщины и проявив шрам, который давно стал неотъемлемой частью его самого.

- Дядя Бэн! - Будь я не так слаба, возможно, из этих слов вышел бы радостный вополь, а не изможденный хрип умирающего.

- До чего ты себя довела, малышка Анни. - Покачал он головой. "Малышка Анни", он всегда меня так называл, с самого детства. Но я уже не надеялась когда-либо услышать это снова.

- Дядя Бен... Мама, она... - Я не выдержала, слезы градом полились из моих глаз.

- Ш-ш-ш. Я знаю, я всё знаю. - Он присел на краешек кровати и крепко обнял меня, что спровоцировало новую волну рыданий.

25
{"b":"257705","o":1}