ЛитМир - Электронная Библиотека

– Понимаешь, доченька… – неуверенно начала пани Анна, входя в большую комнату. – Мне уже перед праздниками стало там, в том доме… душно.

Эва покачала головой. Мама всегда умудрялась выбирать самые неподходящие эвфемизмы. Душно?!

– Мне стало нужно… ну, как бы свежий взгляд на мир, на жизнь. А вчера ночью… – Анна запнулась. Ей очень не хотелось вдаваться в подробности, особенно рассказывать обо всем любимой дочери, которой она во всем доверяла. Если бы только Эва узнала, что ночью попытался сделать с ее матерью Ромуальд… – Вчера ночью я приняла решение. И вот я здесь.

Мать постаралась улыбнуться, чтобы скрыть под этой улыбкой свой стыд за себя, за него и за всю свою супружескую жизнь, но вдруг подбородок у нее задрожал, а из глаз хлынули слезы.

Эва бросилась обнимать маму, она гладила ее по спине, по плечам, по лицу, сама заливаясь слезами. От того же самого стыда. И еще потому, что ведь она могла помочь маме раньше, но даже не попробовала сделать этого.

– Что это тут за потоп? – послышался голос бабы Зоси.

Анна недоверчиво подняла глаза и посмотрела через плечо дочери.

– Мама, а ты что тут делаешь?!

– Это у вас, видать, семейное, – констатировала пани Зося. – При виде гостя только и можете, что вопрошать обескураженно: «Что это ты тут делаешь?!» Живу я тут! Вот что! А теперь и ты.

Она взяла дорожную сумку дочери и понесла в свою комнату, которую с этой минуты собиралась с ней делить.

– Надеюсь, мы сможем тут все разместиться, пока я не отремонтирую третью комнату, – Эва вытерла глаза и… улыбнулась, потому что вдруг поняла, что их секретный план – план большого возвращения на Кошикову и освобождения благодаря этому мамы из плена кошмарного супружества – осуществляется сам по себе, как и положено очень хорошему плану.

– Ну вот, Анна, – говорила баба Зося, когда они, как в старые добрые времена, сидели все втроем за завтраком, – мы перепишем на тебя Кошикову, Эвуля даст денег на ремонт, небольшой, только чтобы дожить до лучших времен, которые – и я в это верю! – наступят очень скоро. И когда Кроха родится, – она нежно погладила круглый животик внучки, – я перееду к тебе.

– Бабуля! Как это – ты переедешь? А я как же?! – Эва аж подскочила на месте от возмущения.

– Ты справишься сама. Ты сама всегда справлялась, справляешься и справишься. Сама. Ну, с дитенком. А там нужны двое, как в танго. Откроем с Анной бюро переводов, я буду редактировать и корректировать тексты…

– Постой, постой… – Эва подняла руку, чтобы слегка укротить фантазию этой престарелой бизнесвумен. – Ты в семьдесят восемь лет, значит, собралась фирму открывать?!

– А почему нет? – удивилась пани Зося. – Я разве при смерти? Мне что, гроб пора покупать? Не хочу я гроб – хочу красивый жакет. И юбочку выше колен!

– Бабуля! – обе – и Анна, и Эва – чуть не подавились, но в душе каждая вынуждена была признать, что в свои семьдесят восемь лет бабушка легко могла дать фору молодым своей жизненной энергией и здравостью рассудка. Конечно, волосы у нее поседели и поредели и плечи слегка ссутулились, но зато зрение было острое, как у ястреба, а ум быстрый, как и раньше.

– Бабуля, бабуля… – передразнила она, поморщившись. – Ну, может быть, насчет юбки выше колена я, пожалуй, переборщила, потому что нет более отвратительного зрелища, чем старуха, которая одета как молодая. Но вот собственное дело я давно хочу, только меня Ромуальд всегда давил.

– Меня тоже, – шепнула с грустью Анна.

– Ну, значит, теперь, когда вы вырвались из этой клетки, наступил ваш час. А мне вот еще что в голову пришло… – Эва уселась поудобнее, взяла в руку чашку с горячим молоком, подслащенным медом, в котором плавали золотистые кружочки масла, как она любила. – Вот вы говорите – бюро переводов, редактура и корректура… а ведь так выходит, что у меня есть издательство! До этого я занималась исключительно книгой Каролины, но, может быть, пришло время поискать что-то новое? Ведь не могу же я быть издателем одной книги, потому что это шаг назад. А раз мне нужно развиваться, то мне понадобятся и переводчик, и желательно такой, который умеет выискивать по-настоящему хорошие книги, – и ты, мамочка, с этим вполне справишься, и редактор с соответствующим образованием и опытом. Зачем мне нанимать чужих людей, если у меня под рукой есть мама и бабушка?! Давайте организуем семейное дело! Часть денег от «Ягодки» я пущу на покупку новых книг, мы подадим заявку на дотацию, Анджей поможет с раскруткой новых бестселлеров – и все снова будет как в октябре: плакаты, билборды, интервью, самолеты, Дворец культуры, метро, флажки, футболки… – Эва все сильнее загоралась этим новым проектом, не обращая внимания на удивленные лица родственниц, которые были незнакомы с этой стороной ее натуры. – Как я это люблю! – мечтательно вздохнула она, откидываясь на спинку стула. Только сейчас она заметила, как смотрят на нее мать и бабушка. – Да, я знаю. Все всегда вот так столбенеют, когда меня слушают. Не обращайте внимания. Это всего-навсего мечты и фантазии восторженной бабы. Еще и беременной к тому же.

Но, едва оставшись в одиночестве, она тут же схватилась за мобильник и набрала номер Анджея.

– Слушай, Анджей, – начала она конспиративным шепотом, то и дело оглядываясь через плечо. – А ты не возражаешь против двух или трех новых бестселлеров? Нет, не в субботу на рассвете, и вообще уже никакой не рассвет, а вовсе даже больше девяти, ой, да, я понимаю, что ты имеешь право выспаться хотя бы один день в неделю… Я говорю вообще, не возражаешь ли ты… или с тебя достаточно? Ну не знаю. Столько же, сколько с «Ягодкой», только раза в два или три больше. Ох, Анджей, не выедай мне мозг, а просто скажи – будем мы издавать что-нибудь новое или… Я знала, что ты замечательный! Работать с тобой одно удовольствие. Да, да, я понимаю – это для меня удовольствие, а для тебя сплошное мучение. Так ты спи дальше, а я сяду за компьютер и поищу что-нибудь стоящее. Люблю тебя. Пока!

Март

Весна, весна, весна пришла!

Экхм…

То есть я неправильно выразилась: весна приползла.

Уже казалось, что идет настоящая оттепель, что столбик термометра наконец-то преодолеет заколдованное деление на уровне нуля, – и тут снова с милой улыбкой вернулась зима с морозами и снегопадом.

А вместе со снегом и у меня все упало – потому что ну сколько можно?!

Я люблю зиму в Земляничном доме, честно, но это постоянное волнение по поводу угрозы выключения электричества доводило меня до отчаяния. Я, конечно, соорудила себе альтернативный источник тепла в виде печки, только вот купить для нее дрова во время этой бесконечной зимы мне было уже негде.

Поэтому я и сейчас дрожу от ужаса при мысли о том, что электричество могут вырубить.

Да, чтобы не забыть: у мамы циклюют паркет! Вчера закончили красить стены – не знаю, как они теперь выглядят, мне не хотелось осматривать руины, а сегодня рабочие должны были взяться за паркет. Хотя это та же бригада, что работала у меня, но, к счастью, мне не надо с ними там жить и красть у них собственный чайник…

Возвращаюсь к уже сказанному: пришла весна. Вчера.

Началось все довольно невинно. Позавчера ночью, во время последней прогулки с собаками, я как будто почувствовала порыв теплого южного ветра (ну, может быть и не южного, тут я могу соврать, потому что, как расположены стороны света относительно Земляничного дома, я не имею ни малейшего понятия… надо посмотреть, с какой стороны деревьев растет мох, хотя проще, наверное, обратиться в Гугле к карте Урли, потому что это на самом деле глупо – не знать, стоит мой дом передом к северу или к югу, а вообще я думаю, что вероятнее всего – к востоку).

Так вот – я почувствовала дуновение теплого ветра. Но не дала себя обмануть, о нет – потому что прогноз погоды обещал минус два. Ну, то, что польские синоптики в своих прогнозах ошибаются примерно в пятидесяти процентах случаев, – это всем известно… Утром, впервые с начала этой необыкновенной зимы, градусник за окном показал мне ноль. С крыши и наличников начали капать первые капли. Снег, до этого момента скрипевший под ногами, вдруг изменил свою консистенцию, и я смогла продемонстрировать собакам, кто здесь главный: в игре в снежки победила я! Правда, когда мы вернулись домой и я целый день вынуждена была убирать следы мокрых лап и шерсть, однозначно победили они.

40
{"b":"257712","o":1}