ЛитМир - Электронная Библиотека

Он мельком взглянул на нее.

– Ты снова хочешь устраивать концерт?

– Нет, у меня вопрос, Анджейка, – мяукнула Эва. – Ты во что-нибудь играешь?

– Ты имеешь в виду, играю ли я в футбол? Играю. Но сейчас у меня нет на это времени.

– Нет, не в футбол, играешь ли ты…

– На саксофоне? Тоже играю. В бойз-банде «Голые и веселые». И я скоро таким буду – голым и веселым! Потому что ты мне не даешь работать. Хотя я буду, наверное, только голым.

– Ты дашь мне закончить? Ты играешь в лотерею? Может быть, в конкурсе каком-то ты принимал участие?

– Ага. На лучшего биржевого маклера.

– Анджей, ну вспомни! Неужели ты не играл в азартные игры? Не спорил ни с кем ни на что? Нигде и никогда?! Никогда в жизни?

Анджей откинулся на спинку кресла. Потер уставшие глаза. Пригладил волосы и тяжело вздохнул:

– Спорил. Один-единственный раз. Совсем недавно.

– Так! – Глаза у Эвы заблестели.

– Я поспорил с Витеком на бутылку шампанского, что ты меня прикончишь раньше, чем мировой кризис.

– Вот ты глупый! – возмутилась Эва. – Я же для тебя…

Тут она прикусила язык и выскочила из кабинета. Вслед ей донесся невеселый смех Анджея.

– Он должен выиграть эту поездку… – бормотала Эва себе под нос, идя по коридору куда глаза глядят. – И так, чтобы у него не возникло подозрений, иначе он меня убьет. Конечно, лучше всего было бы, если бы о его выигрыше объявили по радио, но откуда же я возьму радио?! Ох уж эти мужчины, у них тоже бывают капризы. Может, ему еще церемонию типа «Оскара» устроить: «And the winner is…» – она остановилась только у лестницы на крышу. – Так. Я сделаю симпатичный конвертик с логотипом лотерейной фирмы, куплю путевку и найму какую-нибудь вроде как сотрудницу фирмы, чтобы она моему шефу вручила эту награду. Да, решено – так и сделаю!

Она развернулась и, не заходя в свой собственный офис, где ее ждали сотрудники, поспешила на остановку. А через полчаса уже покупала путевку на двоих в пятизвездочный отель на самом прекрасном из Канарских островов. Для Анджея Садовского и сопровождающего лица. Вылет – послезавтра.

И в тот же день в здание на Воли, где располагался офис фирмы «Садовский и К°», вплыла смуглая, длинноногая, золотоволосая красавица, держащая в руках связку цветных воздушных шариков и запечатанный конверт. С ослепительной улыбкой она вручила шарики и конверт ошарашенному шефу фирмы, спела «Happy birthday to you…» на манер Мерилин Монро и вышла, покачивая точеными бедрами, оставив Анджея в полном недоумении.

Эва вместе с Анкой сунули головы в незапертую дверь.

– Кто это был?! – спросила Эва, довольно удачно изобразив подозрение в голосе.

– Э-э-э… – Анджей стоял посреди кабинета с глупым выражением на лице. – Кажется… почтальон. Курьер. Ну, или агент ФБР.

– А что там? – Эва вошла внутрь, с недоверием глядя на конверт, который всего час назад сама мастерила в фотошопе. – Ну, открывай же! Если там бомба – мы успеем спрятаться.

Анджей заморгал, покрутил головой и заглянул в конверт.

– Ваучеры. Два ваучера, – объявил он. – «Каникулы на острове солнца Фуэртевентура, в шикарном отеле, который находится в пальмовом раю. Для меня и сопровождающего лица. Это что, какая-то шутка?! – Он нахмурился и стал разглядывать ваучеры и конверт. Потом снова вернулся к пояснительной записке: – Это награда для победителя четвертого этапа конкурса «Акулка бизнеса». Акулка?!

– Ну, для акулы ты еще слишком молодой, – пояснила Эва. – Господи, так ты выиграл поездку мечты! И ты не рад?! Ты же можешь взять с собой Каролину – она как раз послезавтра выписывается из больницы. Счастливчик! – Она покачала головой. – Мало того что денег куры не клюют, так еще и шикарные поездки выигрываешь…

Анджей продолжал недоверчиво изучать конверт, который держал в руках. В конце концов он даже позвонил в туристическое агентство, чтобы, к своему несказанному удивлению, услышать, что, разумеется, это правда, у него оплачена путевка без права возврата. Вылет через два дня. Желаем вам приятного отдыха.

Итак, через два дня в аэропорту на Фуэртевентуре из самолета вышла… Эва.

В сопровождении Витольда.

– Можешь мне объяснить, как это получилось? – Витольд поднял голову от дорожной сумки, которую как раз распаковывал.

Но Эва не могла ему ответить, потому что и сама толком не понимала, каким чудом она, не Анджей, стоит сейчас на террасе и смотрит на волнующийся, прекрасный, изумрудно-голубой океан. Он был так близко, меньше пятидесяти метров от отеля…

Очарованная, тихая и задумчивая, Эва разрешила себе не думать. Просто стоять вот так – и не думать ни о чем.

Витольд подошел к ней, обнял и тоже стал смотреть на океан, так же, как и она, не совсем веря собственным глазам.

Теплый бриз слегка развевал ее волосы, гладил по щекам, целовал в лоб. Пальмы – да, да, настоящие пальмы! Не какие-то там карлики в горшках, как в Варшаве! – махали зелеными резными длинными листьями, а между этими листьями сновали стайки – у Эвы даже слезы выступили на глазах от восхищения, когда она это увидела! – диких зеленых попугайчиков, которые галдели не хуже, чем обычные воробьи.

Зелень трав, интенсивный фиолетовый и бордовый – бугенвиллей, голубизна неба и золото солнца, рассыпающего ослепительные искры по волнам океана, – от этого буйства красок захватывало дух, особенно по контрасту с грязно-серой мартовской Польшей. В Варшаве сейчас царила серость, Земляничный дом был немного красочнее, но по сравнению с роскошью солнечного острова и он казался Золушкой.

Да, а еще здесь было тепло.

Они ехали в аэропорт, включив в машине печку, потому что зима снова дала о себе знать и температура снова упала ниже нуля. А тут… ах! Эва вздохнула с наслаждением – тут было лето! Двадцать пять градусов в тени.

– Я иду купаться! – без предупреждения перешла она от полной неподвижности к активным действиям.

– Нет, не идешь, потому что…

– Где мой купальник? Штаны – есть, полушубок – есть, сто пар трусов – естественно, но… Ты не видел мой купальник?! – Она повернулась к Витольду со зверским выражением лица, как будто подозревала, что он изорвал в лоскуты разноцветный лифчик и трусики.

– Я спрятал его в тюбик с зубной пастой! – отозвался он и покачал головой. – Ты позволишь мне вставить пару слов, прежде чем объявишь свой купальник в международный розыск? Ты не идешь сейчас купаться, потому что заканчивается время обеда. Если ресторан закроется – нам останутся только бары на пляже, а ты вроде как была очень голодная.

– Точно, была! Тогда пошли есть. Немедленно! – Эва вскочила с кровати, на которую вывалила свои вещи в поисках купальника, и двинулась к дверям.

Витольд, улыбаясь, следовал за ней. Соглашаясь на эту поездку, он был уверен только в одном: с Эвой ему не придется скучать.

Во время обеда он повторил свой вопрос. Никогда раньше ему не приходилось быть столь спонтанным, чтобы сорваться с места и улететь внезапно на другой конец земли, поэтому ему было интересно, как вообще такое могло произойти.

– Так это Анджей же выиграл поездку – вот эту самую, – начала Эва, – как награду за что-то там, за победу в каком-то чемпионате мира или соревновании по бегу с яйцом – я не знаю, что именно, в подробности не вдавалась. Поездку для двоих, и он поэтому очень радовался, что поедет вместе с Каролиной, ее как раз должны были выписать из больницы, но почему-то решили задержать еще на неделю, ну и Анджей, конечно, не хотел от нее уезжать и переписал путевку на меня. Ну и на тебя. Ты хоть рад? – Она кокетливо улыбнулась ему, надеясь, что он не будет больше задавать неудобных вопросов.

– Рад, – ответил он, и это была чистая правда. Потом он задал следующий вопрос: – А теперь расскажи мне, пожалуйста, и твой шеф просил об этом тоже: зачем тебе надо было сбагрить его на неделю?

– Кого? – Эва изобразила на лице непонимание.

– Анджея. Он ведь не дурак и не очень верит в улыбку фортуны. Он отправился в туристическое агентство и в три секунды вытянул из милой сотрудницы, что пару часов назад его жена, как она представилась, некая Эва Садовская, такая маленькая шатенка в положении, купила путевку-сюрприз для своего обожаемого мужа на первую годовщину их свадьбы.

43
{"b":"257712","o":1}