ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Не очень, — отвечает он. — Помню, какой чудесной она была. Любящей, всегда поддерживающей и доброй.

Разочаровавшись, я прижимаю кончики пальцев к вискам.

— Ты действительно помнишь или просто помнишь то, что говорят люди?

Он мгновение колеблется, и даже через расстояние в восемь тысяч километров я почти слышу, как вращаются шестеренки в его мозгу, пытаясь, точно так же как и я, отделить реальные воспоминания от имплантированных.

— Не уверен, — наконец сознается он.

— А ты помнишь что-либо помимо этого? Что-нибудь... не знаю... необычное, или странное, или даже... шокирующее о ней?

— Лекс, — предостерегает он, — что происходит?

— Ничего, — быстро отвечаю я, хотя почти уверена, что он не купится. — Я просто думала о ней.

— Тебе лучше позвонить Эр Джею. Он скорее всего помнит все такое. Ему было четырнадцать, когда она погибла.

— Ты же знаешь, что я не могу рассказать Эр Джею об этом.

Он вздыхает.

— Ладно. Я помню, что она часто отлучалась. Особенно в конце. Ну, перед смертью.

— Отлучалась? — переспрашиваю я скептично.

— Ага, — подтверждает он. — Как на отдых.

— В смысле — отдых?

Затягивается тишина, когда Купер размышляет.

— Круизы, я думаю.

— Серьезно?

— Да, — говорит он все быстрее, как будто открыл некую дверь и теперь стремится быстрее сквозь нее пройти и увидеть то, что находится с другой стороны. — Сейчас я вспомнил. Она отправлялась на эти круизы на неделю или две. Иногда больше. Горацио говорил, что она отдыхала от стресса воспитания пяти детей. — Он испускает веселый смешок. — Думаю, не могу ее винить.

— Не помню ничего такого, — изумляюсь.

— Тебе было пять. Не удивительно.

— И как часто она отлучалась?

— Не знаю, — беспечно отвечает он. — Но я помню, что она только вернулась из действительно долгого, когда попала в аварию.

Я из всех сил пыталась прорваться через туман в памяти к тому дню, когда нам сообщили новость. Я так усердно блокировала это воспоминание. Мы с Купером играли на заднем дворе с Горацио. Брюс появился на верхней площадке лестницы. Позвал нас внутрь. Эр Джй и близнецы уже были там. Брюс усадил нас на диван — или это был обеденный стол? — и сказал нам, что наша мама погибла в автомобильной аварии по дороге из аэропорта домой. Я никогда не задумывалась, почему она вообще была в аэропорту. Полагаю, история с круизом имеет смысл.

Но что, если все это и было историей? Ловко придуманной сказкой, предназначенной для сокрытия правды. И если так, то что именно она скрывала?

— Лекс. — Голос Купера вернул меня в настоящее.

— А?

— Не собираешься рассказать, зачем тебе все это?

От всех гипотез у меня разболелась голова. Я внезапно чувствую себя ужасно уставшей. И до глупого параноидальной. Я, наверное, просто чего-то не поняла. Моя мама любила ездить в круизы. Ну и что? Растить пятерых детей очень стрессово. И тот мужик на приеме был в стельку пьян. За него, вполне возможно, говорил скотч. Он говорил, что знал маму долгое время, так, может быть, он всегда был тайно и безответно влюблен в нее. Может быть, это был лишь способ мести ей. Распространение слухов.

В любом случае, нет никакого смысла в том, чтобы забивать этим голову Куперу. Особенно когда он на другом конце света пытается разобраться с реальными проблемами.

— Ни за чем, — отвечаю спокойно. — Не важно. — Переношу телефон к другому уху и сползаю на кровати. — Расскажи мне о своей поездке. Как проходит спасение мира?

Купер смеется и выдает несколько историй о своих приключениях в Судане, в том числе об одном мальчишке по имени Чиумбо, который научил его читать рэп. Я улыбаюсь, когда его знакомый теплый голос обволакивает меня, и даю себе уплыть, только на мгновение, на другой конец Земли, где мои проблемы прекратят свое существование и разум очистится.

Отправлено: Пятница, 10 августа, 20:40

Кому: Люку Карверу

От: Video-Blaze.com

Тема: Видео-обращение от Лексингтон Ларраби

КЛИКНИТЕ ЗДЕСЬ, ЧТОБЫ ВОСПРОИЗВЕСТИ СООБЩЕНИЕ

Или прочитайте ниже бесплатную расшифровку из нашего автоматического сервиса.

[НАЧАЛО РАСШИФРОВКИ]

Хэй. Снова я. Это будет короткое видео, потому что мне официально нечего сообщать. Я могла бы показать тебе еще несколько синяков, но уверена, что ты уже пресытился ими.

Знаю, ты хочешь, чтобы я говорила о том, чему научилась за последние несколько недель, но если честно, то рассказывать и не о чем.

Постой, достану список.

Давай посмотрим. Где мы? Ах, да. Работа №11. Я доила коров на молочной ферме. До этого я держала знак «Стоп», пока дети переходили улицу по дороге из школы домой. А еще я потрошила рыбу на рыбном рынке.

Вот и все. C’est tout[21].

Я, наверное, повременю, прежде чем снова есть суши, но больше я никакого урока не вынесла.

Так что... да. Увидимся.

[КОНЕЦ РАСШИФРОВКИ]

Глава 25

Очень часто говорят

Сегодня у меня первый день работы в прекрасном заведении «Тако Дона Жуана» — популярной сети ресторанов быстрого питания, известной своим творческим использованием сыра для начос. Не говоря уже о восхитительном меню, где все блюда стоят меньше доллара. Как будто в этом есть что-то хорошее.

Униформа — еще одна проблема. Начнем с цвета этой футболки. Отвратительный. Правило моды номер один: в горчичном никто не выглядит хорошо. Даже я. А я в свое время была известна тем, что выглядела выигрышно в куда более рискованных цветах. И что с эластичным поясом на этих брюках? Они для будущих матерей? Или просто рассчитаны, чтобы влезть в штаны с учетом веса, который гарантированно наберется после работы в этом месте и употребления этой пищи?

И я уж молчу про сомбреро.

Даже моему парику — блондинистые волосы, прямые, длиной до плеч — не под силу улучшить эту вещь.

Фактически я никогда не была внутри «Тако Дона Жуана» раньше, но я немного знакома с несколькими пунктами меню от нескончаемой череды рекламы на ТВ. Хотя, видимо, недостаточно хорошо, чтобы приготовить их самостоятельно.

Хавьер, куратор, который учит меня работать на линии питания, становится реальным разочарованием в абсурдности моего бурито-заворачивания. Пока я только показала себя совершенно неспособной в обертывании тортильи вокруг полуфунта смеси бобов и сыра, не разорвав ее.

И судя по тому, как он кричит на меня, кажется, он принимает все слишком близко к сердцу. Я не уверена, с какой стати, но от этого у меня сильно болит голова.

Я хватаю горсть салата-латука и бросаю ее на разложенную лепешку перед собой.

О Dios Mio[22]! — снова кричит Хавьер, выплевывая несколько испанских ругательств, которые я распознаю после 18 лет наблюдения за убирающимся Горацио. — Как, ради всего святого, ты собираешься завернуть ее с таким количеством латука? — вопрошает он. — А? А?

И так смотрит на меня, словно действительно ждет, чтобы я ответила.

Я начинаю думать, что этот парень может быть связан с Фиделем Кастро.

— Никак! — ревет он, прежде чем у меня получается произнести хоть слово. — Вот как.

Он зачерпывает половину салата и яростно бросает его обратно в контейнер. Потом отпихивает меня в сторону, бормочет мне «Иди отсюда, пусть Дженна учит тебя кассе» и резво заворачивает буррито в вощеную бумагу и кидает его на поднос.

вернуться

21

Вот и все, фр.

вернуться

22

О Господи, исп.

27
{"b":"257718","o":1}