ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Так что с уверенностью могу сказать, последнее, чего мне хочется увидеть в десять вечера после восьмичасовой смены, — это лицо отца. И все же вот оно. В секунду, когда я открываю дверь люковой Хонды Цивик, я вижу его. Лежит на пассажирском сидении. Глядит на меня со своей я-сожру-тебя-живьем-и-наслажусь-этим полуулыбкой.

Это копия автобиографии отца. Хотя «авто» является еще одним блестящим обманов Ричарда Ларраби. Я точно знаю, что он нанял гострайтера[25], чтобы написать эту фигню.

Я испускаю громкий стон.

— Что это здесь делает? — спрашиваю я, пристально глядя на обложку. Я опускаюсь в машину, стараясь прицелиться, чтобы задом сесть прямо на изображение самодовольного лица моего отца. Но Люк вовремя спасает книгу и защитно прижимает ее к груди.

— Я купил ее сегодня, — горделиво сообщает Люк. — Собираюсь взять ее завтра в офис, чтобы получить его автограф.

Я закатываю глаза и пристегиваюсь ремнем безопасности.

— Мы изучаем его на парах менеджмента, — охотно продолжает Люк. — Я читал, как твой отец начинал без гроша в кармане, без высшего образования, работая в почтовой комнате небольшой газеты.

Копировальной комнате, — неохотно поправляю.

— Верно, — говорит Люк. — Удивительно, как всего за несколько лет он дошел до образования одной из крупнейших медиа-корпораций в мире.

Я в отвращении хмурюсь.

— Избавь меня от пересказа книги, а?

Люк грубо сует мне в лицо книгу, тыкая пальцем в обложку.

— Этот человек — легенда. Он меняет жизни.

— И я — ходячее тому доказательство, — ворчу я.

Но Люк едва слышит меня. Он задумчиво смотрит на обложку, как 12-летняя девушка смотрит на свой последний предмет обожания и представляет, как начать с ним встречаться.

— Он изменил мою, — произносит он, и я поражаюсь, насколько похож он на члена одного из тех сумасшедших культов, которые все вместе уходят жить куда-то в леса.

Хорошо. Надеюсь, они служат Кулэйду[26].

— Ты должна ее прочитать, — предлагает Люк, выходя из своего транса и снова постукивая по обложке.

Я фыркаю.

— Ну конечно. Ведь именно так мне и хочется проводить свое свободное время.

— Ты могла бы узнать кое-что о человеке, вырастившем тебя.

— Человеке, не вырастившем меня.

— Знаешь, — задумчиво начинает Люк, — я не думаю, что ты ценишь то, что имеешь. То, кем ты являешься. Насколько тебе повезло родиться в твоей семье. Многим приходится усердно трудиться, чтобы чего-то достичь.

Я поддельно усмехаюсь.

— А я не думаю, что ты ценишь то, что действительно значит родиться в моей семье.

Он меня игнорирует.

— Тебе предоставлено столько удивительных возможностей, но ты выбираешь лишь выпивку, вечеринки и врезаешься на машинах в магазины.

— По крайней мере, я развлекаюсь, — злобно парирую я. — По крайней мере, я знаю, как веселиться.

— Я развлекаюсь, — защищается он, звуча оскорбленно.

— О да, — издеваюсь я. — Уверена, электронные таблицы и отчеты скрывают под собой бочки веселья.

— Моя жизнь — это не только таблицы и отчеты, чтоб ты знала.

— О, прошу! Ты настолько чопорный ко всему! — давлю я. — Ты даже не можешь завести машину, не анализируя процесса. Держу пари, все твое веселье сводится к ровному раскладыванию ручек в ящике стола. Ты когда-нибудь отрывался? Плевал на предостережения? Делал что-нибудь безрассудное?

Автомобиль погружается в молчание, и я вдруг ощущаю, будто мы разделены футбольным полем, а не шестью дюймами консоли.

— Да, — наконец отвечает он коротко. — Да, делал.

— В самом деле? — Я бросаю вызов. Затем, не говоря ни слова, открываю пассажирскую дверь и выбираюсь наружу.

— Что ты делаешь? — вопрошает Люк мне вслед, но я не отвечаю. Я двигаюсь к водительскому месту и резко открываю дверь. Люк смотрит на меня так, будто в первый раз увидел.

— Выходи, — командую ему.

Он, остерегаясь, смотрит на меня, но все же выходит из машины.

— Зачем?

Я немедленно скольжу за руль и пристегиваюсь.

— Я поведу.

— Ну хорошо, — запинается Люк, все еще выглядя неуверенно, когда обегает машину и садится на пассажирское место. — Куда мы едем?

Я передвигаю сиденье вперед, чтобы мои ноги смогли достать до педалей.

— Говоришь, знаешь, как развлекаться? — начинаю я, заводя мотор. — Я отвезу тебя туда, где ты сможешь это доказать.

Глава 27

Искусство соглашений

Я с визгом торможу у обочины «Клуба Теней» на Сансет. От моей опасной манеры вождения Люк позеленел, и я наполовину ожидаю, что он откроет дверь и его начнет тошнить. Я выпрыгиваю наружу и бросаю ключи поджидающему камердинеру. Люк с опаской следует за мной, слепо глядя на вспышки кучи папарацци у входа.

— Лекси! — отчаянно окликают они, пытаясь вынудить меня повернуться и подарить им чистый снимок моего лица. Но я не обращаю внимания и с опущенной головой захожу внутрь, таща за собой Люка.

Внутри мы направляемся прямиком в VIP-зал, и нас сопровождают в приватную кабинку в глубине зала. Я заказываю водку со льдом, а Люк бормочет что-то о диетической коле.

Я закатываю глаза. Даже его выбор напитка скучен. Я останавливаю официантку, направлявшуюся в бар, и говорю пропустить водку и газировку и просто принести нам по порции текилы. Она кивает и подмигивает мне.

Я смотрю на Люка, с широко раскрытыми глазами глазевшего вокруг себя — на полураздетых официанток, проходящих с подносами, двух страстных девиц в соседней кабинке и узнаваемых звездных лиц, тершихся друг о друга на танцполе и около него.

Наблюдая за ним с его выражением лица типа оленя в свете фар, я чувствую себя вполне довольной. Этот парень слишком долго живет в пузыре. Настало время лопнуть его.

— Не могу поверить, что они не потребовали у тебя удостоверения личности, — говорит он, когда официантка приносит нам заказ.

Я пожимаю плечами.

— Им известно, кто я такая.

— Вот именно, — отвечает он, нюхая текилу и морщась. — Им известно, что тебе лишь восемнадцать.

— Для меня правила другие.

Он усмехается и качает головой.

— Да уж вижу.

Я поднимаю рюмку и жестом показываю, чтобы он повторил. Но он просто тупо смотрит на нее.

— Да ладно тебе, — уговариваю я. — Поживи хоть немного.

— Я и так живу, спасибо.

— О, я сомневаюсь. — Скромно улыбаюсь. — Держу пари, ты никогда не позволял себе потерять контроль. Даже на секунду.

Он снова качает головой, но ничего не отвечает.

— Я права, ведь так?

Его тело напрягается.

— Знаешь, не обязательно напиваться, чтобы веселиться.

— Правда, — соглашаюсь я. — Но с выпивкой намного круче.

Он откидывается на спинку сиденья и скрещивает руки на груди.

— Думаю, я просто отдохну здесь и убежусь, что ты вернешься домой в порядке. Мы оба знаешь, что у тебя с этим некоторые проблемы.

— Как хочешь, — отвечаю я, опустошая рюмку, а затем тянусь через стол и беру его. Быстро проглатываю и эту и содрогаюсь от послевкусия.

— Ха! — кричу я. — Как же хорошо вернуться!

Люк смотрит на меня и в очередной раз качает головой.

Я подавляю смешок.

— Ты можешь сидеть тут и скучать, — заявляю я игриво, приближая палец к его лицу. Он дергается в сторону, а я отхожу к краю кабинки. — А я буду танцевать. Присоединяйся, когда надоест жить в своей скорлупе.

***

Час и несколько шотов спустя я все еще на танцполе, а Люк все еще предположительно дуется в кабинке. Хотя я не видела его с тех пор, как оставила, так что, возможно, он дуется уже по пути домой.

Но я обещаю не думать о нем. Он абсолютный кайфолом, и прямо сейчас я чувствую себя невероятно. Так великолепно вернуться сюда. Алкоголь течет по венам. Согревая меня. Освобождая меня. Очищая разум. Музыка заглушает мысли. Я чувствую, как она стучит внутри меня, забирая контроль над моим телом и управляя конечностями. У меня кружится голова. Я открываюсь миру. Парю.

вернуться

25

Человек, пишущий речи и пр. за других людей.

вернуться

26

Безалкогольный растворимый напиток.

29
{"b":"257718","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Корона из перьев
Пандора. Мессия
Непостоянные величины
Метро 2033: Харам Бурум
Письма астрофизика
Чуров и Чурбанов
Думай медленно… Решай быстро
Рестарт: Как прожить много жизней
Племя