ЛитМир - Электронная Библиотека

— Зараза чертова, — прорычал он, надвигаясь на эту тварь с осторожностью пса, подбирающегося к раздраженному быку. Он вынул меч из ножен, приложил его к сердцу и дотронулся сталью до стали. На весу прикинул центровку оружия, тотчас же учтя вес и качество лезвия. Когда Иэн был еще ребенком, дед настоял на том, чтобы мальчик научился биться на палашах: эта традиция существовала в семействе Синклеров еще с начала семнадцатого века. Иэн всеми силами сопротивлялся этому точно так же, как он с ходу отвергал обучение чему бы то ни было в силу кажущихся бессмысленными традиций, лишь утяжеляющих бремя свалившегося на него наследия. Но в данный момент он был благодарен судьбе за то, что он прошел эту школу.

— Эй, ты, ходячий мусоровоз! — воскликнул он, точно бросая вызов противнику на поединке. — А ну-ка посмотрим, устоишь ли ты против честной английской стали!

Орк зарычал и ответил на вызов Иэна выпадом гигантской лапы. Иэн поднырнул, легко уйдя от медлительного монстра. На чудовище работала его масса, зато Иэн был скор и ловок, чем и собирался воспользоваться. Он сделал рывок вперед, который наверняка бы удостоился наивысшей похвалы со стороны учителя фехтования, наставлявшего его в детстве, и нанес рубящий удар по лапе орка повыше локтя.

Тварь жутко взвыла, отбросив Иэна назад одной лишь мощью звука.

— Иэн, берегитесь! — крикнула ему из-за спины Джиллиан.

Инстинктивно реагируя на реплику, он бросил взгляд через плечо. Джиллиан стояла в самой гуще кустарника, прямая, как стрела, смело вздернув голову в знак полнейшего пренебрежения опасностью. И все же за внешним ее бесстрашием во взгляде невероятно огромных глаз просматривалось напряженное опасение, а губы ее слегка подрагивали. Взгляд их встретился вновь, и колдовское пламя, словно поток расплавленного металла, слило их воедино. Она была прелестнейшей из всех, кого он знал, и выглядела как самая настоящая благородная дева в беде. Только в беде, по правде говоря, очутилась не она, а он.

Тягостное молчание разрушил Паркер.

— Доктор, что-то не так? Ваша температура подскочила на десять градусов!

“Милый Феликс, когда на тебя бросит взгляд такая женщина, посмотрим, какая у тебя будет температура!”

— Со мной все отлично, — бросил Синклер, неохотно отводя взгляд от Джилл.

Но пока он еще вполоборота глядел на нее, размахивавший лапой орк задел ему голову, и он кубарем покатился под уклон. Когда ему удалось остановиться, оказалось, что шлем слетел от сильного удара. Мучительная боль в затылке подсказывала ему, что вместе со шлемом чуть-чуть не слетела и его голова.

Он приподнялся, потирая ноющие виски, и попробовал, несмотря на раскалывающуюся от дикой боли голову, сосредоточиться на создавшейся ситуации. По крайней мере, виртуальный симулятор его работает успешно. Болевые ощущения оказались чертовски реальными.

И Синклер бросил взгляд вверх, ожидая увидеть, как орк грузно спускается с холма вслед за ним.

Но орк вслед за ним не шел. Кто-то отвлекал его, бросая отскакивавшие от его волосатой шкуры огромные камни. Кто-то, не имевший на себе виртуальных доспехов, кто-то, кто будет испытывать не только боль, если чудовище до нее доберется.

Иэн вскочил на ноги и, не обращая внимания на легкое растяжение мускулов, помчался вверх по склону.

— Джилл, Бога ради, прекратите!

Камень, приготовленный для броска, безвольно рухнул у самых ее ног.

— Вы живы! — воскликнула она, и сияющая улыбка осветила ее лицо. — Иэн, вы живы!

Он почувствовал, как внутри него заполыхал жар от этой улыбки, но он тотчас же погас, как только орк, до того сбитый с толку, пришел в себя и двинулся в направлении Джиллиан. Пришпиленная к месту колючками, она играла роль подсадной утки, приманивающей надвигающегося монстра. В реальной жизни тело ее было в безопасности, защищенное от физического воздействия оболочкой яйца кибернавта. Но мозг ее был привязан симулятором к виртуальному окружению, и Иэн знал, что если она в этом мире будет ранена, то сознание зеркально перенесет увечье в тот мир. Даже фатальное.

Он бежал к вершине, боясь потерять чудовище из виду. Задержался он на мгновение лишь для того, чтобы поднять упавший меч, но даже тогда не отвел взор от твари. Несмотря на всю свою неуклюжесть, она умудрилась довольно быстро приблизиться к Джиллиан.

Она же сжала руки в кулаки и встала в боксерскую позицию. “Она безумна!” — говорил Иэну внутренний голос. “Она неподражаема!” — шепотом возражал другой.

Кровь вскипела в жилах. Пробудились древние инстинкты, унаследованные от далеких предков, сражавшихся с варварами, королями и диктаторами, чтобы защитить тех, кто неспособен был защитить сам себя. Азенкур. Ватерлоо. Дюнкерк. Вспомнились места легендарных сражений, запечатлевшихся в исторической памяти и слишком долго пребывавших в пыли забвения, как давно прошедшая слава. Настало время заявить о своих наследственных правах.

Иэн занес меч и издал боевой клич, впечатавшийся в его сознание еще до рождения. Неожиданный возглас отвлек орка, чья покрытая белым пухом голова резким движением дернулась в сторону бросившего вызов рыцаря, оставив вне поля зрения Джиллиан. Чудовище уставилось на Иэна, а на губах его появилось некое издевательское подобие улыбки. И орк медленно сделал замах могучей рукой, чтобы точно нанести окончательный смертельный удар.

Но Иэн нанес удар первым. Не обращая внимания на опасность, он изо всех сил ринулся прямо в смертельные объятия великана и обеими руками вонзил меч прямо в сердце. Вой твари потряс весь белый свет. И когда лапы ее безвольно рухнули, то задели Иэну грудь, отчего тот пролетел несколько ярдов, кувыркаясь в воздухе. Чудовище же свалилось наземь, и вокруг разлилась ядовитая зеленая кровь.

Иэн осторожно привстал, посмеиваясь про себя над тем, какие неудобства доставило ему столь простое действие. Мускулы его тела жег адский огонь, но это не играло роли. Он победил. Он остановил сукиного сына прежде, чем тот успел до нее дотронуться. Она спасена.

Орк лежал бесформенной грудой, а меч Иэна торчал из его груди. Иэн отер лицо ладонью, а на сердце стало невероятно легко. Мысли затуманились и стали расплываться, как кино не в фокусе. Он смутно припоминал, что была какая-то важная причина, заставившая его пойти на бой с чудовищем. А какая именно, он не мог четко сформулировать.

— Доктор Синклер, ну скажите же что-нибудь!

Словно во сне, он повернулся к женщине, стоявшей перед ним на коленях. Это миз Полански, — услужливо подсказал ему разум. Красавица миз Полански. И в данный момент едва прикрытая одеждой миз Полански. Ее элегантный наряд, превратившийся в лоскуты, стал почти неузнаваем, а оставшаяся на ней полоска бархата вполне могла сойти за первую и одновременно последнюю в эпоху средневековья юбку “микро”.

— Почти весь мой наряд повис на колючках, — пояснила она, поймав направление его взгляда. И машинально подняла руку, чтобы откинуть с лица прядь спутанных волос, полных прицепившихся колючек. — Похоже, у меня жуткий вид.

Жуткий? Вид у нее был чертовски восхитительный. Каштановые волосы по-язычески обрамляли ее лицо, делая ее похожей на водяную нимфу — создание из легенды. Но все остальное было сугубо человеческим. Разодранное, превратившееся в лохмотья платье давало ему возможность в самом лучшем виде рассмотреть узкую талию, преисполненные грацией руки и пару ног, уходившую, как ему показалось, в бесконечность. Иэн проглотил вставший в горле ком. И в желудке тотчас же возникло жжение, не имевшее ни малейшего отношения к мускульному растяжению.

— Доктор Синклер? Иэн?

Еще никогда его имя не произносилось столь нежно. Он поднял взгляд и тотчас же заметил выражение отчаяния в огромных карих ее глазах. Лесная нимфа. Древесное создание. И ему вспомнилась одержанная им победа, битва, где он сражался ради ее спасения, но не это воспоминание давалось ему с таким трудом. И только тогда, когда его взор скользнул по ее губкам сердечком, ему припомнилось, что именно ему хотелось совершить еще давным-давно. Рот, способный ублажить мужчину сотней разных способов и заставляющий его просить о сто первом.

9
{"b":"257726","o":1}