ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

—   Вы просто воспользовались представившимся шансом, — предположила она.

Он сокрушенно кивнул.

—   Именно это я и сделал.

В ответ Элиза рявкнула на него так, что он вздрогнул.

—   Так значит, вы считаете себя изгоем министерства только потому, что какая-то убогая потаскуха смогла одура­чить вас?

Он нервно постучал костяшкой пальца по столу.

—   Нет необходимости так обобщать, мисс Браун.

—   Судя по вашим рассказам, Букс, вы все это время слиш­ком усердно работали на королеву и империю. Вы забыли о су­ществовании мира вокруг вас, мира, где есть столько впечат­лений и переживаний.

—   У меня в жизни немало переживаний, мисс Браун.

—   Да что вы говорите? — Элиза сделал большой глоток пива, а затем неторопливо облизала с губ белую пену. — Тог­да расскажите мне, Веллингтон Торнхилл Букс, эсквайр, ка­ким образом вы развлекаетесь?

Веллингтон часто заморгал. Трудно сказать, что именно произвело на него такое впечатление, — ее неожиданная раз­вязность или крепкий горький стаут.

—   Мне этот вопрос кажется неуместным.

Элиза слегка вздохнула. Вероятно, трещины на его парад­ном фасаде ей просто померещились и она приняла желаемое за действительное.

Послушайте, Велли, я сейчас занимаюсь у вас канцеляр­ской работой. Может быть, судьба свела нас надолго, а может быть, нас завтра убьют — в любом случае нам нужно лучше узнать друг друга, как это бывает у напарников. На данный мо­мент мы ведь работаем вместе.

—   Чем мы могли бы заняться, вернувшись в архив, если бы вы были со мной более откровенны. Я уверен, что ваши преды­дущие партнеры рассматривали доверие как гарантию и осно­ву ваших взаимоотношений, верно? — Он отхлебнул немно­го пива и поставил свою кружку с неким подобием довольства на лице.

Итак, Веллингтон Торнхилл Букс, эсквайр, все-таки пока­зал свои зубы.

—   Все, Велли, туше, сдаюсь. Но вопрос остается откры­тым: мы почти не знаем друг друга. Давайте, по крайней ме­ре, попробуем понять, кто из нас чем дышит. — Она отки­нулась на спинку стула, прекрасно зная, что сейчас на ее бюсте загадочно заиграли тени и отблески каминного огня, сделав его неотвратимо притягательным для взгляда Бук­са. — В свободное время я люблю читать стихи романтиче­ских поэтов. При свечах, с бокалом вина. Теперь ваша оче­редь.

Элиза неторопливо подняла свою кружку и поставила ее на стол только тогда, когда та полностью опустела. «А ну-ка, по­пробуй повторить», — подумала она с чувством глубокого провинциального удовлетворения.

—   Я... — Веллингтон запнулся, беспокойно подвигал свою кружку по столу, потом сделал один сдержанный глоток и толь­ко после этого ответил: — Я собираю и систематизирую кол­лекцию тропических жуков.

Не самый лучший выбор для первого откровения.

—   Когда я чувствую необходимость расслабиться, — нача­ла Элиза, — я люблю проводить выходные в деревне, одна. Только я и Ее Величество Природа. — Улыбка ее сделалась еще шире. — И больше никого.

Странно, но он это никак не прокомментировал.

Он снова задумался и выпалил:

—   Я очень горжусь своей работой.

Элиза застонала.

—   Ради всего святого, Велли, я знаю это! Так в чем тогда дело? Вы не получаете от нее удовольствия?

—   О, в некоторых культурах, я думаю, это вполне могло бы считаться удовольствием. Но, к сожалению, я к этим культу­рам не имею отношения. — Его карие глаза за стеклами оч­ков смотрели на нее строго.

Чуть раньше он уже заверил ее, что за сделанный выбор не­сет полную ответственность сам, и вот сейчас это был его вы­бор. «Что ж, очень хорошо, можешь хранить свои секреты». Когда Элиза шла сюда, она ставила своей целью не только до­копаться до сердцевины Веллингтона Букса, эсквайра. Взгляд ее остановился на трактирщике. Ногой она вытолкнула при­двинутый к их столу стул и жестом пригласила его к ним.

Букс следил за тем, как мужчина шумно выдохнул через свои усы, огляделся по сторонам, а затем подошел к ним, прихватив пинту свежего пива. Поставив кружку перед ней, он неохотно присел, тревожно переводя взгляд с одного аген­та на другого.

Элиза наклонилась вперед и впилась в него глазами.

—   Расскажите-ка мне, трактирщик, почему вы направили нас именно за этот столик?

Тот пожал плечами и, как она и ожидала, указал на ее ме­дальон.

—   Вы одна из них.

—   Из них? — Теперь уже, несмотря ни на что, и на лице Бук­са обозначилось любопытство. — Кого вы имеете в виду?

Бармен быстро огляделся по сторонам, и, поняв его намек, Элиза подтолкнула к нему пару монет. Он тепло улыбнулся, а деньги тут же перекочевали со стола к нему в карман.

— Они заплатили на год вперед только за то, чтобы я по­стоянно держал этот стол свободным и чтобы там всегда бы­ла приготовлена колода карт.

Элиза сделала знак, чтобы тот продолжал, зная, что тех де­нег, которые она ему дала, должно хватить на целый роман. Букс придвинулся поближе и тоже наклонился вперед.

Они приходили почти каждую неделю, разные люди, мужчины и женщины. На каждом из них есть медальон или какой-то значок, чтобы я мог знать, кого приглашать к этому столу. Но уже несколько месяцев никто из них не приходил.

В животе Элизы заныло, и она догадалась, что близка к то­му, чтобы найти то, о чем ей говорил Гарри. Она старалась, чтобы голос ее звучал небрежно.

—   Сколько уже прошло месяцев — хотя бы приблизи­тельно?

Тот скривил губы и закатил глаза к потолку.

—   О, я бы сказал, месяцев восемь. Думаю, что в последний раз это было зимой.

Букс хищно взглянул на нее, но Элиза сейчас не могла по­зволить себе отвлекаться. Она чувствовала, как ее постепен­но охватывает навязчивая идея Гарри.

—   А вы не заметили чего-нибудь странного, когда они игра­ли здесь в последний раз?

—   Пожалуй, нет. Я только запомнил, что неожиданно по­явился один молодой человек, он думал, что игра уже началась, но кроме него никого не было. Я хорошо это помню, потому что он вытащил из кармана такую же безделушку, как ваша, мисс, и дал ее мне.

—Дал ее вам? — Перед глазами Элизы возник Гарри, сто­ящий у камина. Но у живого человека не может быть своего призрака, разве не так?

—   В общем, он отдал его мне, чтобы я отослал его в какой-то цех ниже по реке.

Агенты резко переглянулись. Даже архивариус теперь был заинтригован.

—   А вы, добрый человек, — прокашлялся Букс, — случай­но не запомнили, как называлось это заведение?

Трактирщик пожал плечами.

—   Кажется, там одна женщина содержит какой-то склад.

Элиза напряженно сглотнула.

—   Спасибо вам. Это все, что мы хотели узнать.

Когда бармен отошел уже достаточно далеко и не мог их слышать, Веллингтон откинулся на спинку стула, сделал дол­гий неторопливый глоток из своей кружки и задумался над услышанным рассказом.

—   Что ж, по крайне мере мы теперь знаем, как медальон попал в министерство. Гарри сам послал его туда.

—   Это доказывает, что он на что-то натолкнулся. — Она допила свой стаут.

—   Вряд ли. — Букс также влил в себя остатки своего пи­ва. — Один непонятный медальон и свидетельство трактир­щика еще абсолютно ничего не доказывают.

Неужели у него нет ни капли воображения? Этот человек просто бесит ее. Неужели он на самом деле считает простым совпадением, что Гарри, у которого раньше не наблюдалось ни малейших признаков умственного расстройства, сразу по­сле этого случая вдруг начал нести бессвязный бред?

—   Я хочу виски, — прорычала Элиза.

На этот раз Букс предусмотрительно пропустил свою ответ­ную реплику.

Оставленная ненадолго в одиночестве, Элиза отказалась от своей легкомысленной манеры поведения и воспользовалась этой возможностью, чтобы быстро обследовать стол. Гарри был ловкачом мирового класса. Он всегда прятал маленькие записки на ее рабочем столе или даже когда они были на за­дании. Воспоминание об одном его нахальном послании, ко­торое она нашла спрятанным в кабинете, даже теперь вызва­ло у нее улыбку.

25
{"b":"257729","o":1}