ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

—   Через пятнадцать минут за нами приедет кэб.

—   Что, простите? — Элиза зажмурила глаза, чувствуя, как в голове пульсирует мучительная боль. — Ради всего свято­го, Велли, вы что, не видите — ради того, чтобы избавиться от этого жуткого похмелья, я готова проглотить шашку свое­го любимого динамита?

—   Тогда выпейте вот это, мисс Браун.

Он подвинул к ней кружку какой-то теплой жидкости. За­пах, исходивший от нее, стал последней каплей. К счастью, все, что можно было из себя извергнуть, она уже извергла се­годня утром, но, понюхав напиток, она добрую минуту не мог­ла перевести дыхание. Это явно был не чай.

—   Умоляю вас, неужели вам доставляет удовольствие смо­треть на мои страдания?

—   Ну, может быть, немножко. — Веллингтон улыбнул­ся. — Выпейте, потому что, я думаю, после этого вам станет лучше.

—   Лучше мне станет только от пули в висок, — простона­ла она. — Что это?

—   Снадобье древних майя, которое они готовили из нату­ральных бобов какао и применяли от общего похмелья. — Го­ворил он очень быстро, его слова немного путались у нее в го­лове, и Элиза с трудом понимала его сквозь туман своего болезненного состояния.

Она села прямо.

—   Постойте-ка — так вчера вечером вы выпили вот это?

—   Ну да, — несколько застенчиво улыбнулся он. — Сра­зу после нашей вечерней интоксикации. Немедленное приня­тие лекарства способно снизить побочные эффекты. — Он посмотрел на чашку, потом снова на Элизу; ухмылка его вы­глядела не очень обнадеживающей. — Иногда.

—   И какое именно побочное действие есть у этого древне­го лекарственного средства?

Веллингтон вернулся за свою сторону их общего стола.

—   Ну, на самом деле он работает как стимулятор, после ко­торого человек довольно долго не спит, — признался он, же­стом показывая в сторону разложенных на столе папок. — Я не уверен, но полагаю, что последствием этого может быть очень длительный сон. Однако для наших целей на сегодняш­ний день это точно сработает.

Смесь все еще пахла довольно мерзко. Элиза с подозрени­ем подняла чашку. Будет ли она говорить точно так же быстро, как это получалось у Веллингтона?

—   А какие, собственно, у нас на сегодня цели?

—   Нам нужно пройти по следам агента Торна, — сказал он, показывая на ее сторону стола, — как вы проделали это про­шлой ночью.

Элиза взглянула туда, куда указывал Веллингтон, и почув­ствовала, как пальцы ее сами собой крепко обхватили чашку. Там лежала дама червей, которую она вчера спрятала от него.

—   Веллингтон...

—   Вздор, мисс Браун, — решительно прервал ее Букс. — Я и не предполагаю между нами полного доверия до тех пор, пока вы не будете чувствовать себя в моем обществе более комфортно. В настоящее же время мне просто нужно приве­сти вас в состояние боевой готовности, так что пейте.

Скорбно вздохнув, она повиновалась. Интересно, что мо­жет быть хуже такого похмелья?

—   Уфффф! — Элиза высунула язык и замотала головой.

Это не помогло: вкус никуда не делся.

—Допивайте, — настаивал Веллингтон.

Шумно выдохнув, она опрокинула в себя всю порцию. Учи­тывая обстоятельства, она и так была перед ним в долгу. На лице ее застыла гримаса отвращения, и вовсе не от обжигаю­щей жидкости. Жжение в горле было бы наилучшей альтер­нативой невозможной горечи. Когда к Элизе наконец верну­лась речь, голос ее звучал уже четче.

—   Знаете, Веллингтон, я думаю, что вы жульничаете. Пе­редернули колоду и ничего не сказали мне об этом своем сред­стве, но, поскольку вам удалось ни словом не обмолвиться о нем, я вынуждена признать, что вы перещеголяли меня.

В ответ Веллингтон сдавленно хохотнул.

—   Благодарю вас, мисс Браун. В ваших устах это звучит как настоящий комплимент. Лекарство должно подействовать еще до того, как прибудет кэб.

—   Так куда же мы направляемся?

Это была первая порочная ухмылка, которую она увидела на лице Веллингтона. И она ему очень даже шла.

—   Элиза, вы хотели узнать, в чем я нахожу веселье... Что ж, думаю, я нашел нечто такое, что вполне можно назвать этим словом. В своем расследовании я обнаружил, кому принадле­жит этот адрес. Одному доктору на Чаринг-Кросс. — Веллинг­тон отвернулся от нее и принялся рыться в папках на своем столе. — Оказывается, агент Торн обнаружил своего рода тайное сообщество — причем новое тайное сообщество, по­мимо Дома Ашеров. После беседы с трактирщиком вчера ве­чером мы можем сделать вывод, что его личность была рас­крыта.

Элиза чувствовала, как боль постепенно отступает и к ней возвращаются умственные способности. А еще она ощутила некий толчок, как бывает, когда в расследовании фрагмент мо­заики становится на свое место. Такого с ней не случалось поч­ти месяц, и чувство это было чертовски приятным.

—   И при чем же здесь доктор?

—   Хороший вопрос. Однако в материалах Торна об этом парне не сказано ни слова, так что, я полагаю, перед нами но­вая ниточка. — Веллингтон надел сюртук и котелок. — Пой­демте выясним это.

Разумеется, она не собиралась бросать вызов Веллингтону Буксу и его неожиданному интересу к давно забытому делу. Элиза слегка покачнулась, едва не потеряв голову от захлест­нувшего ее оптимизма. Возможно, ощущение это было вызва­но действием древнего снадобья, а может быть, тем фактом, что он твердо решил заняться делом Торна.

Но ей это было уже не важно, и сейчас им предстояло пой­мать кэб.

К тому моменту, когда они вышли из «Агентства древностей Миггинса», экипаж уже ждал их, как и заверял ее Веллингтон. Они оба вскочили в него с почти ребяческим энтузиазмом. Де­ло шло к полудню, и вокруг них волновался и шумел деловой Лондон. «Так-то намного лучше, чем торчать запертой в архи­ве», — эгоистично подумала она. Она придержала язык за зу­бами и не решилась поделиться этим соображением с Веллинг­тоном, чтобы тот вдруг не повернул кэб обратно. Пока они ехали, Веллингтон что-то беспрерывно гудел о деле и об убийствах, о ко­торых она и так уже знала. Его слова продолжали вылетать так быстро, что даже кэбмен удивленно обернулся на него. Вероят­но, со стороны казалось, будто Букс говорит на иностранном язы­ке, и Элиза уже давно попробовала бы остановить этот поток, ес­ли бы тот хоть на миг перевел дыхание и дал ей возможность перебить себя. Она уже и так знала большую часть из того, о чем он продолжал болтать, но сам Веллингтон чувствовал потреб­ность еще раз ознакомить ее с содержанием всех папок, на этот раз — уже со своей точки зрения. Ее внимание к его словам бы­ло — в лучшем случае — простой вежливостью. Элиза испы­тывала внутренний подъем от того, что снова оказалась на за­дании, даже если местом этого задания был Лондон.

Доехав до Чаринг-Кросс, они остановились напротив зда­ния, где принимал доктор. Это было двухэтажное каменное строение, выкрашенное белой краской, как и все остальные дома в этом ряду. Адрес точно содержал какое-то послание для нее, поскольку этот конкретный адрес был ниточкой. Она почувствовала легкий зуд во всем теле. Сколько недель она уже находится в архиве? Может, она просто застоялась? Или же все дело в этом лекарстве? «Разумеется нет, — немедленно ответил внутренний голос. — Просто ты снова участвуешь в деле. И находишься там, где и должна находиться. Гарри гор­дился бы тобой. Не забудь сегодня немного позже навестить его в Бедламе. Ты же пообещала себе, что сделаешь это. Вот и отлично. А теперь, о чем там говорил Букс? Ах да. Доктор. Зацепка».

И тут до нее дошло. «Получается, он находил веселье и раз­влечение в древних майя», — рассеянно подумала она.

—   Эй, господин, — прозвучал откуда-то сверху сердитый голос, — неплохо бы заплатить.

Букс полез в карман и, вытащив свой кошелек, стал отсчи­тывать деньги за проезд. Пока тот исправлял свою оплош­ность, Элиза воспользовалась моментом, чтобы рассмотреть здание, расположенное за узкой полоской сада. На бронзовой табличке, висящей на калитке, гордо красовалось имя доктора Кристофера Смита; от нее веяло благоразумной элегантно­стью, что, безусловно, являлось отражением успешности док­тора Смита. Сад был хорошо ухожен, как и медная фурнитура дверей, и кованая ограда. Хороший бизнес, респектабельное учреждение. Она не заметила во всем этом ничего, что могло бы вызвать тревогу.

30
{"b":"257729","o":1}