ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

—   Я только хочу сказать, что это были те самые доктора, которые занимались здоровьем принцессы Амалии в 1809 го­ду. Через год она умерла.

Элиза, казалось, хотела что-то сказать, возможно, заявить, что он ошибается. Она уже открыла было рот, но с ее губ со­рвался лишь сухой жесткий смех.

—   И эти книги, эти документы, — сказала она, показывая на гору разложенных перед ними бумаг, — все время просто лежали здесь, скрываясь среди материалов других дел?

—   Добро пожаловать в наш архив, мисс Браун, — криво усмехнувшись, ответил Веллингтон. — Конкретно этот доку­мент был обнаружен во время налета Бессмертной Семер­ки. — Он пожал плечами и добавил: — Похоже, что еще в де­ле 1857 года агенты министерства, обнаружившие их метку, были не так уж далеки от истины.

Она удивленно выгнула бровь, но затем подавила внутрен­ний импульс и вместо этого спросила:

—   Если Общество Феникса обладало таким мощным влия­нием, почему же они снова ушли на нелегальное положение?

—   Тут можно только догадываться. Нет никаких записей, никаких заявлений, никаких официальных мероприятий или хотя бы даже корреспонденции с такой печатью феникса. На этот раз общество полностью скрылось из виду.

—До настоящего момента, когда мы в течение одной неде­ли нашли целых три таких герба? Похоже, это как-то не соот­ветствует их modusoperandi[9], причем в особенности это ка­сается герба, появившегося на заводе. Зачем инвестировать в то, что дает империи твердую почву под ногами, если ты счи­таешь, что порядок возродится из хаоса?

—   Хороший вопрос, — согласился Веллингтон.

—   А может так быть, что Гарри обнаружил именно это? — спросила Элиза, вновь переводя взгляд на рисунок эмблемы перед собой. — Возвращение Общества Феникса?

—   Я думаю, что агент Торн раскрыл их, не догадываясь, на что они способны, — продолжал Веллингтон, не обращая вни­мания на ее реакцию, последовавшую за этим уточнением. — Я думаю, что Общество Феникса предприняло все меры, чтобы ликвидировать любую утечку информации относительно свое­го возрождения, и, похоже, что в стремлении сохранить свои тайны они становятся все наглее. Нам здорово повезло.

—   Повезло? С чего это вы так решили?

—   Мы схлестнулись с тайным сообществом, история кото­рого восходит к временам падения Римской империи, долгие столетия шедшим курсом Британской монархии. Вы сами по­думайте о судьбах тех, кто случайным образом узнал слишком много. «Убийства со свежеванием и переломами», агент Торн, попавший в Бедлам.

И медсестра Гриссом вчера вечером в «Клятве лже­ца». — Кровь внезапно отхлынула от ее лица. — Боже мой, — прошептала она и в ужасе машинально прижала руки к губам, стараясь перевести дыхание.

—   Элиза! — Веллингтон бросился на другую сторону сто­ла и опустился перед ней на колено. Глядя ей в лицо, он при­коснулся пальцами к ее щеке. — Что с вами?

Глаза ее блеснули, а затем крепко зажмурились. Веллинг­тон осторожно оторвал ее ладони ото рта; Элиза замотала го­ловой, но он крепко удерживал ее руки. По-прежнему не от­крывая глаз, она прошептала:

—   Гарри. В Бедламе у него был небольшой шрам, сразу за ухом. Роспись хирурга, если хотите... Смит... Общество... — прошипела она сквозь сжатые зубы, — они что-то с ним сде­лали.

Резонное заключение. Однако он предпочел бы не делать столь категоричных выводов.

—   Возможно, именно это и гарантирует ему безопасность в настоящий момент. Что же касается нас с вами, мы в данное время по-прежнему сохраняем свою конфиденциальность.

Элиза резко открыла глаза, в которых не было и следа от готовых было пролиться слез.

—   Вы сами знаете, что долго это продолжаться не может.

—   Возможно, и так, мисс Браун, но прямо сейчас един­ственное, что защищает нас, — это наша анонимность.

Элиза глубоко вздохнула и, кивнув, попыталась засунуть руку в карман пиджака, но затем беспомощно улыбнулась.

—   Велли, — усмехнулась она, — мои руки.

Он сжал их еще крепче.

—Да, Элиза, а что с вашими руками?

—   Отпустите их, пожалуйста, если вам не трудно.

Веллингтон почувствовал, что краснеет.

—   О, простите. — Он тут же бросил ее руки и поднялся на но­ги. — Я... я думал, что с ними что-то... Нуда, в общем, понятно.

Она проследила за тем, как он возвращается на свою сто­рону стола, и от ее усмешки по коже у него пробежали мураш­ки. Из кармана пиджака она вынула свою потертую записную книжку.

—   Пока являясь для общества призраками, мы также су­мели заглянуть в эту компанию изнутри. Помните, Велли, я кое-что собиралась раскапывать самостоятельно?

—   Ах да, очень хорошо. — Затем он прокашлялся и спро­сил: — Что у вас есть такого, что можно привнести в общее дело?

—   Ну, наш добрый доктор Кристофер Смит и на самом деле был выдающимся человеком в своей профессии. Очень талант­ливый, очень одаренный врач. — Элиза открыла записную книжку на заложенной странице. — Но также я выяснила, что впечатляющий доктор Смит был не совсем таким, каким он ка­зался снаружи. Значительную часть сегодняшнего утра я прове­ла за беседой с медсестрой, Мэри Гриссом, ранее у него рабо­тавшей, имя которой я уже вскользь упоминала. Она трудилась рядом с нашим доктором как на его основной практике, так и в клинике, расположенной на Эшфилд-стрит, вплоть до мо­мента, когда несколько месяцев назад ее уволили.

—   А может быть, медсестра Гриссом просто хочет очернить честное имя доктора Смита?

—   Послушайте, Велли, просто невежливо перебивать чело­века, который вам что-то рассказывает. Такое поведение не спо­собствует получению информации. — Удовлетворенно хмыкнув, она сделала глоток чая и вернулась к своим заметкам. — Если бы вы позволили мне продолжить, я бы рассказала вам о тех экспериментах, свидетелем которых медсестра Гриссом стала в клинике на Эшфилд-стрит. Как-то она обратила внимание на негативную реакцию пациента на предписанное доктором ле­карство и сообщила об этом доктору. Но тот увеличил дозу. С этого момента Гриссом поняла, что именно так доктор Смит и действовал: при любом признаке негативной реакции паци­ента Смит продолжал то же самое лечение с повышенным ин­тересом. Чем сильнее была реакция, тем интенсивнее станови­лось лечение, как будто он исследовал уровень, который может выдержать больной. Похоже, что доктор Смит содержал эту клинику по двум причинам. Первая была связана с его положе­нием в глазах общества. Благотворительная работа приносила ему много похвальных отзывов. Вторая же причина, как выяс­нила Мэри Гриссом, была поистине дьявольской. В конце ее попросили ассистировать во время хирургических операций, в которых не только не было необходимости — они были про­сто неэтичны. Все эти эксперименты и сопровождавшие их смерти так или иначе были связаны с мышечной системой че­ловека. Когда она потребовала, чтобы ей объяснили, в чем она принимает участие, доктор ответил ей примерно так: «В трудах на благо империи». — Элиза закрыла свою записную книжку и посмотрела на него. — Все совпадает. Судя по состоянию тру­пов, которые мы нашли вместе с Гарри, это было делом рук лю­бопытного хирурга, да еще к тому же и очень умелого.

—Действительно. — Веллингтон вдруг побледнел. — Постойте-ка. Медсестра Гриссом...

Она подняла руку, прерывая его.

—   О ней уже позаботились, Велли. Я посадила ее на пер­вый дирижабль, покидавший нашу страну сегодня утром. Я со­ставила ей протекцию, и теперь в нашем Сингапурском офи­се есть новая старшая медсестра.

Он поднял очки повыше.

—   Очаровательная идея, мисс Браун, но что скажет доктор Саунд, когда получит сообщение от...

Раздался грохот открываемой железной двери, и они оба вздрогнули. Даже в тусклом свете, пробивавшемся с верхней площадки лестницы, хорошо виднелся силуэт спускавшегося тучного мужчины.

—Ага! — Голос его был бодрым и чистым, что странным образом контрастировало с темнотой архива. — Вот вы где! Какая удача застать вас обоих на месте одновременно!

вернуться

9

Образ действия (лат.).

43
{"b":"257729","o":1}