ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

—   Разумеется, — ответил Веллингтон, разворачиваясь к интерфейсу и нажатием клавиши возвращая папку с делом обратно на свою полку.

—   Тогда скажите мне, пожалуйста, еще одну вещь, — на­чала агент Браун, — в течение какого периода были собраны экспонаты архива?

Доктор Саунд укоризненно погрозил ей пальцем.

—   Вы что, никогда не приходили сюда для проведения рас­следования?

Прежде чем она успела что-то ответить, Веллингтон выпалил:

—   Нет, директор.

Саунд и Браун дружно повернулись к нему.

—   Я думаю, — сказал Веллингтон, радуясь, что в полумра­ке не видно, как он покраснел, — я бы запомнил, если бы агент Браун когда-либо приходила сюда.

—Директор, если вы помните, мой предыдущий напарник был довольно старомоден. И я полагаю, он счел это место не­подобающим для леди с такими деликатными манерами, как у меня.

При этих словах Веллингтон тихонько и неуместно хмык­нул, и от неожиданности директор и Элиза вздрогнули.

Прокашлявшись, архивариус двинулся дальше по про­ходу.

—   Агент Браун, вы спросили, какой период времени охва­тывает наш архив. Прошу вас сюда.

Они подошли к дальней стене, где, как и на других полках, висела подсвеченная газовым светильником табличка, на ко­торой значилось:

1840

—Вот оно, самое начало, — с нескрываемой гордостью про­бормотал доктор Саунд.

—Да, директор, — подхватил Веллингтон. — Первый год основания министерства. И уверяю вас, это были чрезвычай­ные шаги, здесь есть, на что обратить внимание.

Улыбка его слегка потухла, когда он заметил, что агент Бра­ун непонимающе наморщила лоб.

—   Разве вы не видите? — Он сделал широкий жест в сторо­ну возвышавшихся над ними массивных стеллажей с полка­ми. — Мы сейчас стоим у самых истоков министерства. Еще когда вас, меня и даже доктора Саунда не было и в помине, от­важные сердца уже начали то, что впоследствии стало...

—   ...местом моей работы, Букс, — резко возразила Браун; ее собственный энтузиазм также заметно поутих. Она повернулась к доктору Саунду, и Веллингтон теперь мог видеть только ее спи­ну. — Все это очень хорошо и даже замечательно, директор, но я до сих пор так и не поняла, каким образом поход в подвалы ми­нистерства может помочь мне как агенту в оперативной работе.

Доктор Саунд хотел было ответить, но его опередил голос Веллингтона, который сейчас прозвучал совершенно в другом тоне, чем до этого.

—   На прошлом мы учимся.

Браун иронично ухмыльнулась.

—   Что, правда? Я думала, что история была написана по­бедителями.

—   Это тоже очень может быть, но здесь, в этом подвале, я занимаюсь тем, что сохраняю голоса тех, кто пережил эти события. И именно документирование их дел, их суждения слу­жат следующим поколениям оперативных агентов, а в очень многих случаях и просто позволяют им вернуться в Матушку Англию живыми и невредимыми.

—До сих пор, Букс, мне и самой удавалось вернуться жи­вой — как видите — и невредимой, причем существуя в на­стоящем времени и не зацикливаясь на прошлом.

Глаза его прищурились. Обычно он мирился с пренебреже­нием коллег-агентов, но был не намерен терпеть унижение на своей собственной территории.

«А она еще вдобавок колониальная провинциалка, — про­шипел у него в голове холодный голос. — Думаю, имеет смысл напомнить этой дикарке о ее лучших качествах».

Веллингтон сделал шаг назад; сердце гулко стучало у него в груди. «Нет, — быстро решил он. — Нет, не здесь. Нет! Не здесь!»

—   Агент Браун, — начал он, — позвольте мне продемон­стрировать вам, насколько важным является то, что мы сохра­няем материалы по каждому делу. А также позвольте вернуть­ся к вашему собственному прошлому, если не возражаете.

Она фыркнула.

—   Что ж, это будет весьма забавно.

—   Я припоминаю, что одно из ваших предыдущих заданий увело вас в Индию. Или это был Египет? Смерть на Ниле или что-то в этом роде?

—   Собственно говоря, вы правы, Букс. 1892 год. И там слу­чилось несколько смертей на Ниле. Один из тех неторопли­вых круизов для верхушки общества, и нашей клиентуре с тру­дом удалось остаться в живых на том корабле. Я помню, в начале были сложности, поскольку тела полностью истекли кровью на песке.

—   А я помню, что документировал это дело. Сколько у вас ушло на расследование?

—   Пять недель. — Браун пожала плечами. — Я еще при­везла оттуда потрясающий монументальный загар.

Веллингтон взглянул на доктора Саунда, который, казалось, получал удовольствие от пикировки между ним и агентом Бра­ун. Что-то в улыбке директора действовало ему на нервы.

—   Пять недель. А еще по вашему рапорту я помню, что вы с вашим напарником несколько раз сталкивались с проблема­ми, если не сказать — заходили в тупик.

Браун сжала зубы.

—   Ближе к делу, Букс.

—   Обвиняемый там был не совсем человек, потому что...

—   Как сообщили наши местные источники, амулет бога Се­та был найден во время раскопок. Этот амулет унаследовал силу этого бога зла, а еще Сет очень любил песчаные бури. Оказалось, что хозяин судна узнал о тайнах этого амулета и на­чал нападать на аристократов, которым он принадлежал, во время круиза по единственной реке в этой пустыне.

—   Ожерелье черной магии, так, кажется? — Веллингтон прошел межу ними и положил руки на клавиатуру картотеки стеллажа, бормоча себе под нос: — Давайте-ка посмотрим... Если мне не изменяет память...

—   Фамилия агента была Аткинс, — вмешался доктор Саунд. — Регистрационный номер дела 18400217UKNL.

Веллингтон на мгновение уставился на директора, затем пе­ревел глаза на Браун. Та только пожала плечами.

Пальцы его набрали на клавиатуре интерфейса нужный но­мер, и после нажатия последней клавиши где-то над ними вновь зазвучала знакомая мелодия: клац-клак-клик-клак.Как и на стеллаже 1872 года, лебедка спустила сверху точно такую же корзинку, в которой портфель лежал на широкой и плоской деревянной коробке.

—Дело 18400217UKNL, расследовано агентом Питером Аткинсом, — прочел Веллингтон на портфеле. — Это дело было связано с рядом несчастных случаев со смертельным ис­ходом; в центре событий находились члены парламента.

—Довольно темная история, — добавил Саунд.

Веллингтон поднял взгляд от лежавшего у него в руках портфеля.

—   Сэр, этому делу более пятидесяти лет, как вы можете помнить...

—   Я, старина, еще и читать умею, — саркастически усмех­нулся Саунд. — А память у меня, как вы уже заметили, рабо­тает безупречно.

Веллингтон почувствовал, что краснеет.

—Да, конечно, директор. — Он начал листать потертые старые страницы отчета по этому делу. — Вот видите, агент Браун, если бы вы посещали наш архив, вы бы знали о затруд­нительном положении, аналогичном вашему, и это могло бы сэкономить вам...

—Да бросьте, Велли, — неожиданно низким голосом пе­ребила его она, так что он даже вздрогнул. — А вы-то сами знали, что это находится здесь?

Веллингтон и доктор Саунд разом повернулись к Браун, кото­рая теперь положила коричневую деревянную коробку себе на ладонь. В глазах агента мерцало мягкое сияние, исходившее от драгоценных камней, и чем шире она улыбалась, тем сильнее ста­новилось это сияние. Пальцы ее нежно поглаживали кроваво-красные камни, которые от ее ласковых прикосновений разгора­лись все ярче. Мужчины почувствовали, как тихое эхо вокруг них подхватило ее вздох, полный изумленного восхищения.

Сразу за щелчком замка портфеля послышался такой же щелчок закрывшейся крышки коробки. Если Веллингтон при этом пару раз прикоснулся к колониалке, то тут уж ничего не поделаешь.

—   А вот, агент Браун, и ваш первый урок в отношении обра­щения с тем, чего не знает никто! — желчно воскликнул Букс, уже не заботясь о том, чтобы его голос звучал спокойно. — Это, — сказал он, показывая на ящичек с ожерельем, — и бы­ло причиной всех преступлений. Агенту Аткинсу удалось от­следить, что источник черной магии, которой пользовался злоумышленник, сосредоточен в этой фамильной драгоценно­сти — ожерелье Феи.

9
{"b":"257729","o":1}