ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Есть такой термин – «пластичность». Неврологи используют его, чтобы описать способность мозга к изменениям. Мозг выращивает новые связи, в то время как мы осваиваем новые навыки. Изменения постепенны и происходят потому, что клетки мозга развивают новые связи, чтобы ускорить эффективность новых приобретенных навыков. Использование стратегий развития эмоционального интеллекта позволяет миллиардам микроскопических нейронов, которыми вымощена дорога между рациональным и эмоциональным центрами мозга, «тянуть ветви», чтобы дотянуться до других клеток. Одна клетка может вырастить пятнадцать тысяч связей с соседями. Когда мы тренируем свой мозг, постоянно используя новые стратегии эмоционального интеллекта, эмоционально интеллектуальное поведение становится привычкой.

Откуда появились эмоции

Если несколько страниц назад мы вспомнили Дарвина, то забыть про эволюцию просто не имеем права. В плане эволюции истоком эмоций можно считать первичные формы раздражимости. Но истинные эмоции связаны с развитием особых структур мозга, прежде всего – лимбических образований (о которых мы тоже поговорим в специальном разделе). Именно благодаря этим образованиям произошел переход активного характера поведения на качественно новый уровень. Мозг приобрел способность использовать субъективные переживания (то есть эмоции) собственного состояния как побудительную и движущую силу поведения.

Первая физиологическая теория возникновения эмоций – это так называемая периферическая теория. Предложили ее У. Джеймс и К. Ланге в 80-х годах позапрошлого века. По их мнению, эмоции – это следствие изменений в деятельности внутренних органов и скелетной мускулатуры, а вызываются эти изменения соответствующими стимулами.

Эта теория имеет право на существование, но применяют ее в основном для объяснения эмоций, которые вызваны физическим состоянием организма (например, человек болен и, как следствие, переживает, испытывая самые разные отрицательные эмоции). Но для объяснения эмоций высшего уровня эта теория не подходит, потому что невозможно объяснить социальные или эстетические эмоции изменениями во внутренних органах. Если и можно, то лишь с большой натяжкой, вроде структурных изменениях в головном мозге, которые ведут к психопатологиям и, соответственно, неким социальным (или антисоциальным) ощущениям. Но это на самом деле и натяжка, и патология.

В первой трети ХХ века была выдвинута так называемая центральная (или таламическая) теория У. Кеннона и Ф. Барда. Теория эта основывается на том, что в определенной структуре мозга – таламусе – формируются эмоциональные возбуждения, следствием чего являются реакции на периферии мозга, характерные для той или иной эмоции. Вслед за этим Дж. У. Пейпс выдвинул свою теорию (теорию Пейпса), которая главную роль в формировании эмоций отводит лимбическим структурам мозга. Так как мы ранее уже упомянули про лимбическую систему и пообещали посвятить ей особый раздел, то вы догадываетесь, что именно этот ученый подошел к разгадке вплотную. По его теории, эмоциональные возбуждения возникают к гиппокампе, распространяются к мамиллярным телам, затем через таламус в поясную извилину. Так получается круг Пейпса (рис. 1) – поле эмоциональных переживаний. По мнению Пейпса, распространение эмоционального возбуждения с поясной извилины на кору больших полушарий и создает эмоциональную окраску психических процессов.

Эмоциональный интеллект. Как разум общается с чувствами - _028.png

Рис. 1. Круг Пейпса

Мы говорили о том, что эмоции необходимы нам, чтобы жить и адаптироваться в обществе. Эту идею активно развивал в середине ХХ века физиолог Петр Кузьмич Анохин. Он разработал биологическую теорию, которая основана на том, что эмоции возникли в процессе эволюции как средство более успешной адаптации живых существ к условиям существования. Эмоция оказалась полезной для выживаемости и позволила живым существам быстро и наиболее экономно реагировать на внешние воздействия, на возникающие внутренние потребности и их удовлетворение. Кроме того, эмоции позволяют животным и человеку оценивать влияние на организм различных, в том числе повреждающих, факторов. Они производят почти мгновенную интеграцию всех функций организма, в результате чего определяется полезность или вредность воздействующего фактора. Эмоции, по сути, отслеживают меняющуюся обстановку и таким образом помогают организму выработать ответную реакцию. Часто такая реакция вырабатывается молниеносно.

Нам интересна еще одна теория, авторство которой также принадлежит нашему соотечественнику, Павлу Васильевич Симонову. Его информационная теория предполагает, что эмоциональное состояние организма обуславливается двумя факторами: с одной стороны, отрицательными эмоциями, которые сопровождают исходные потребности организма, и с другой стороны – вероятным прогнозированием положительных эмоций при удовлетворении этих потребностей. Оценка мозгом двух важнейших факторов – потребности и вероятности ее удовлетворения – может быть необходимым и достаточным условием для появления спектра эмоций.

Эмоции и мозг

Если эмоции появляются в ответ на внешний раздражитель, то возникает закономерный вопрос: где они появляются? Есть определенные физиологические механизмы, знание которых помогает нам понять, откуда берутся наши эмоциональные реакции.

Метод самораздражения позволил объективизировать эмоциональные ощущения у животных. Началось все с 1954 года, когда двое исследователей Университета Мак-Гилла, Дж. Олдс и П. Милнер, готовились провести электрическую стимуляцию ретикулярной формации ствола мозга крыс во время обучения этих животных решению задач. Ученые вживили электроды в те зоны мозга животных, которые наиболее подходили для выполнения поставленной задачи. В предварительных опытах исследователи заметили, что при включении электрического импульса крыса постоянно убегала в определенное место. Чем чаще они наблюдали такой эффект, тем больше он их интриговал. Поэтому они приняли решение автоматизировать методику, чтобы подробно изучить это «принудительное повторение». Они изменили ситуацию так, что крыса могла обнаружить в углу клетки педаль, нажатие на которую включало импульс тока, раздражающего мозг. Крыса быстро научилась находить педаль и нажимать на нее. Вот так и появилась методика самораздражения мозга.

На этом, однако, история не закончилась. Джеймс Олдс составил карты участков мозга, от которых мог быть получен этот эффект. Техника не дала ожидаемых результатов – место расположения стимулирующего электрода оказалось далеко впереди от намеченного. Но по счастливой случайности был обнаружен участок мозга (медиальный переднемозговой пучок в области перегородки), который оказался одной из главных зон для получения этого эффекта. Остальная часть системы самораздражения простирается назад от этой зоны и включает области ствола мозга.

Эксперименты с использованием техники самораздражения продемонстрировали возможность формирования влечений к повторению электрической стимуляции лимбических структур у животных различных видов (рептилий, птиц и млекопитающих). Такое влечение часто довольно сильно и заставляет животных преодолевать значительные препятствия ради получения эффекта самораздражения. Зоны самостимуляции рассматриваются как центры положительных эмоций. Они широко представлены в области латерального гипоталамуса (части гипоталамуса), ретикулярной формации среднего мозга, в области перегородки, миндалине, гиппокампе и других лимбических образованиях. В коре мозга таких зон значительно меньше.

Раздражение некоторых структур мозга вызывает у животных выраженные реакции избегания. Эти зоны мозга принято считать зонами отрицательных эмоций (или отрицательными эмоциогенными зонами). Их стимуляция вызывает крайне негативное отношение к окружающей обстановке, в которой осуществлялось раздражение. Поэтому не только животные боятся заново входить в ветеринарный кабинет, где им однажды сделали больно, но и человек испытывает самые неприятные эмоции, входя в помещение, связанное с каким-то травмирующим событием. Зоны, раздражение которых вызывает отчетливые отрицательные эмоциональные реакции, располагаются также в области гипоталамуса, в центральной части ретикулярной формации среднего мозга и перегородки, а также в миндалине.

4
{"b":"257744","o":1}