ЛитМир - Электронная Библиотека

Джем внезапно осознал, что вокруг ужасно воняет: мочой, кровью, дождем и гнилью. В нескольких шагах от него лежали останки Деда, по ним деловито сновали тараканы – целыми тучами. Он отвел глаза; сердце сдавила тоска и ярость, но он не заплакал. Не было у него больше времени плакать.

Послышались мерные шаги по асфальту. Лори повернул голову.

По самой середине шоссе – один, в измятой и перепачканной форме, положив руки на свисавшие с пояса кольты, шел Уилкокс.

После того как Сэм и Марвин ушли, он много раз, через равные промежутки времени, тщетно пытался связаться с властями. А потом началось. Снаружи кто–то кричал. Кто–то выл от ужаса. Гремел гром, вспыхивали какието сверхъестественные молнии. Кто–то колотил в дверь, умоляя открыть, – и вооруженный до зубов Уилкокс оказался нос к носу с Ллойдом – тот прижимал к себе ребятишек, их было уже только трое.

– Они уничтожили их, Герби, уничтожили Ронни и Шейлу; ради Бога, впусти нас!

Уилкокс впустил их в контору. Ллойд плакал, закрыв лицо руками, а ребятишки дрожали и не говорили ни слова.

– Если бы ты видел это, Герби, если бы ты только видел, они разорвали их на куски; они везде, повсюду – а ты ведь знал это, знал и ничего не сделал, а теперь Шейлы больше нет. Из–за тебя!

Уилкокс ничего не ответил. Нечего ему было ответить. Он пытался ограничить распространение этой эпидемии, но ничего у него не вышло. Не сумел выполнить свой долг – что правда, то правда. А теперь пришла пора расплачиваться за это. Снаружи бился в агонии Джексонвилль. Уилкокс взял шляпу, велел Ллойду встать, объяснил, что нужно уходить отсюда, но Ллойд наотрез отказался, схватил одно из ружей Герби и навел его ему на живот.

– Ты не заставишь меня выйти отсюда, Герби, ни за что на свете. И ребятишек моих я тебе не отдам, попробуй только подойди к ним – убью!

Уилкокс пытался образумить его, но Ллойд и слышать ничего не желал. И тогда, с болью в сердце, сгорая со стыда, Уилкокс вышел один – защищать то, что осталось от города. Он прошел по залитым мочой и кровью улицам, перешагивая через лежащие на земле скрюченные трупы, обломки машин; сам того не зная, прошел по размазанному по асфальту Лесли Андерсону, взглянул в лицо доктора Флинна, словно на кол, посаженного на столб счетчика автостоянки, и оказался здесь – лицом к лицу с этой мразью Полом Мартином и его дохлым войском.

С промокшей ковбойской шляпы капала вода. На рубашке цвета хаки сверкала звезда шерифа. Внезапно в ней мелькнуло отражение молнии, и тотчас прогремел страшнейший раскат грома – на что, похоже, никто не обратил никакого внимания.

Пол глухо зарычал, и на какое–то мгновение его лицо превратилось в самую настоящую слюнявую морду.

– Привет, дражайший шериф!

Уилкокс молча замер на месте, метрах в десяти от него. Уши Пола вытянулись и покрылись фиолетовой шерстью.

– Хочешь посмотреть, как я выгляжу на самом деле?

Уилкокс сложил руки на груди:

– Боишься меня, сынок? Боишься, что дам тебе хорошего пинка под зад?

Пол шагнул вперед – во рту уже сверкали длинные клыки – и, прижав руку к сердцу, обратился к собравшимся:

– А сейчас, дамы и господа, перед вами гордый и храбрый шериф, в последний момент явившийся спасать Джексонвилль от поругания Дьяволом.

Он повернулся к Уилкоксу:

– Кончай разыгрывать тут вестерн, папочка! Пора менять профессию! Сейчас я из тебя сделаю гамбургер, и завтра ты выйдешь из меня в виде дерьма.

Уилкокс улыбнулся – широко и спокойно, что несколько озадачило Саманту. Неторопливо расстегнул кобуру, достал кольты и прицелился.

– Ну это ж надо: папаша Джон Вэйн надеется уничтожить нас с помощью этих доисторических игрушек – сплю я, что ли?

Две разрывные пули рассекли провода высоковольтной линии, проходившей через шоссе как раз над головой Пола Мартина, – тот в этот момент самодовольно резвился, хлопая длинными волчьими ушами.

Искры посыпались дождем, провод, изгибаясь и шипя, тяжело рухнул в лужу, хлестнув Пола. Пол возмущенно взвизгнул и потерял равновесие. Потом полетел носом в землю, инстинктивно вытянув руки вперед, выронил ту металлическую детальку, что стащил у Дака, и руки его сомкнулись на черном проводе.

Пол Мартин завыл – в этом вое не было уже и намека на насмешку.

Все его тело невероятно напряглось, ноги разошлись под прямым углом, жидкие пегие волосы на уцелевших на черепе кусках кожи встали дыбом, и он, изрыгая огонь и снопы голубоватых искорок, принялся трястись, намертво вцепившись в провод; будто исполнял какой–то экзотический танец.

– Ну и энергии у тебя, приятель, – язвительно заметил Уилкокс, с интересом разглядывая выкатившиеся из орбит глаза Пола, его худосочное тело, дергавшееся в страшных судорогах.

– Вот она! – радостно заорал Дак, бросившийся вперед в тот самый момент, когда Пол что–то выронил из рук.

Он выпрямился и в один прыжок оказался у раскрытого капота машины.

– Ну вот! Скорее!

Он быстро сел за руль, включил зажигание и нажал на газ. Мотор зарычал. Машина потихоньку тронулась с места. Уилкокс подошел к лесенке у задней дверцы. Джем и Лори, вынужденные оторваться от этого необычайного зрелища – Пол в виде «месье сто тысяч вольт», – побежали к машине.

– Скорей, скорей! – крикнула Рут, протягивая им руки.

Она помогла мальчикам взобраться на сиденье, а Дак тем временем постепенно прибавлял скорость.

Бьющееся в судорогах тело Пола Мартина сострясалось на конце огромной черной металлической змеи, вращавшейся, словно огненная трещотка. По земле, через лужи бензина, побежали голубые вспышки.

«Рэйнджровер» чуть притормозил возле Сэм – она, разинув рот, так и стояла, вцепившись в свой шланг. Тяжелая рука Уилкокса подхватила ее, и, придавленная к металлическим ступенькам лесенки, она оказалась вплотную прижатой к нему.

– Забирайтесь скорее! Сейчас все взлетит на воздух! – прокричал он ей прямо в ухо.

Дак увидел, что пламя, словно стая койотов при виде падали, несется к бензонасосам, а прямо перед ним, уставившись пустыми глазницами на испускающее яркие вспышки тело Пола Мартина, плотной воющей стеной стоят разъяренные мертвецы.

Он глубоко вдохнул и до отказа нажал на газ.

«Рэйнджровер» подскочил, пролетел над проводом и понесся сквозь кашу дряблых тел, полусгнивших рук и ног, так что Уилкокса и Саманту с головы до ног обрызгало гноем. Рут крепко держала за руки мальчиков, стараясь не смотреть на царапавшие стекла бледные пальцы. Тяжелая машина содрогнулась от резкого толчка, и, если бы не плотно прижимавшееся к ней тело Уилкокса, Саманта непременно свалилась бы на землю, в самую гущу этой слюнявой кучи.

Огонь подбирался к бензонасосам.

Послышался последний вопль Пола Мартина:

– Я – СУПЕРНОВАЯ ЗВЕЗДА!

Он уже совсем почернел и изжарился. Изо рта у него вылетел столб голубого огня, и он, затрещав, словно фейерверк, самым натуральным образом взорвался. Какая–то рука впилась когтями в тело Уилкокса, пытаясь стащить его на землю, и он не глядя саданул каблуком во что–то мягкое.

Бензонасосы взорвались.

«Рэйнджровер» проскочил сквозь плотную толпу трупов и вошел в поворот шоссе как раз в тот момент, когда станция обслуживания взлетела на воздух. В мгновение ока десятки тел превратились в пылающие факелы. Зловонная горячая волна воздуха захлестнула «рэйнджровер», и Саманта решила, что сейчас их постигнет участь омаров. Потом они оказались под надежным прикрытием горного карниза.

Сзади них послышалась серия взрывов: Джексонвилль разлетался на кусочки, словно под него подложили динамит, – в воздухе мелькали десятки тел, какие–то огненные шары – они падали на землю с тем звуком, который бывает, когда раздавишь муху. Уилкокс закрыл глаза. Мысленно он представил себе их: Лесли Андерсон с квадратной головой, Ллойд, Шейла, их ребятишки, Уэс и Эмма, Герман Моргенштейн, Эванс, мисс Тини, чета Херрера, Джо Нельсон, Рози, Мария, Френк, Джек, Мосс, Тони… все эти лица, имена в течение стольких лет были его жизнью, среди них он чувствовал себя как дома. Кто–то слегка сжал ему пальцы, и он понял: Сэм хочет этим сказать, что знает, о чем он думает.

71
{"b":"257746","o":1}