ЛитМир - Электронная Библиотека

Однако у первых домов она застыла как вкопанная. А где же пакет? Вне всякого сомнения, он спокойно лежит в кармане у Флутипола. Надо ж было свалять дурака и не обыскать его! Рискуя ввязаться в новое сражение, в случае если Флутипол уже очухался, Иможен двинулась обратно. Не могла же она бросить вверенные ей бумаги! Однако, прежде чем войти в лесок, мисс Мак–Картри вооружилась крепкой палкой. Прислушиваясь к каждому шороху и внимательно осматриваясь по сторонам, Иможен бесшумно подкралась к полю последней битвы, но, увы, жертва исчезла, а вместе с ней и конверт! Видимо, либо валлиец пришел в себя и поспешил смыться, либо сообщники, решив, что парень совсем плох, швырнули его в озеро… Как ни странно, последнее предположение немного опечалило мисс Мак–Картри, но она решила, что это связано лишь с угрозой дополнительных осложнений — ведь тогда придется иметь дело с совершенно незнакомыми людьми, в то время как Флутипол стал уже чуть ли не своим…

Арчибальд Мак–Клостоу, вопреки до сих пор свято соблюдаемой традиции, решил сжульничать и хоть таким образом наконец сокрушить в три хода непобедимых «черных», как того требовал гроссмейстер, ведущий шахматную рубрику «Таймс». Он уже протянул было руку, но вошедший в кабинет Тайлер спас начальника от безнравственного поступка.

— Шеф…

Арчи поднял глаза.

— Она здесь!

Мак–Клостоу не стал спрашивать, кто именно, — отчаяние, написанное на лице его подчиненного, было достаточно красноречиво. И сержант счел появление мисс Мак–Картри наказанием Божьим. Очевидно, Всевышний решил немедленно покарать его за едва не совершенное жульничество. Впрочем, Мак–Клостоу не пришлось обдумывать дальнейшие действия, поскольку Иможен без приглашения вошла в кабинет.

— Арчибальд Мак–Клостоу, к вам, кажется, труднее проникнуть, чем к премьер–министру?

— Мисс, я воображал себя начальником полиции Каллендера и, как любой гражданин Соединенного Королевства, думал, что в своем доме я хозяин, — смиренно отозвался сержант. — Вероятно, это было ошибкой, раз сюда входят, как в бар, не спрашивая разрешения. Благодарю, что хоть доложили о своем приходе через Тайлера. Весьма полезная предосторожность! Вы, конечно, пришли сообщить мне о новом убийстве?

— Нет.

— Удивительно!

— О двух.

Тайлер со странным хрипом опустился на стул, чтобы не упасть, а его шеф побледнел. Заметив их волнение, Иможен уточнила:

— Но насчет второго я не очень уверена, поскольку тело исчезло.

— Скверная работа, мисс Мак–Картри. Но я убежден, что вы наверстаете упущенное… А могу я узнать имя господина, которого вы отправили в лучший мир?

— Эндрю Линдсей. Он жил в «Черном лебеде».

— Это невозможно… совершенно невозможно, — не поднимаясь со стула, тупо бормотал Сэмюель.

Мак–Клостоу не преминул обратить внимание гостьи на состояние констебля.

— Бедняга никак не может привыкнуть к новым нравам, — вкрадчиво проговорил он, — но не беспокойтесь, мисс, со временем наверняка закалится. А главное, пусть это не мешает вашей деятельности…

Сержант взял карандаш и блокнот:

— Итак, вы говорили, Эндрю Линдсей, проживающий в «Черном лебеде»… Вы что, в ссоре с Джефферсоном Мак–Пантишем?

— Нет, с чего вы взяли?

— Просто я вижу, что благодаря вам он очень скоро потеряет всех клиентов… А где тело?

— В озере.

— Отлично. Тайлер, надо бы предупредить, чтобы его выловили. Не сочтите за нахальство, мисс, но могу я узнать, каким оружием вы воспользовались, чтобы избавиться от этого господина?

— Камнем.

— Как Давид Голиафа… А потом вы, разумеется, его утопили?

— О нет, он сам… Видите ли, когда я разбила Линдсею череп, он пошатнулся от удара и упал в воду.

— Ну да, что может быть естественнее? А второй?

— Насчет второго, как я уже сказала, у меня нет полной уверенности.

— В таком случае, подождем… Да, еще одна мелочь, мисс, если, конечно, вы не сочтете, что я слишком злоупотребляю вашим терпением… Я не сомневаюсь, что у вас были серьезные основания прикончить мистера Линдсея. Но не будете ли вы так любезны тем не менее сообщить их и мне?

— Он украл у меня письмо и…

Тайлер чуть не упал со стула, и шеф тут же призвал его к порядку.

— Что это с вами, Сэмюель? У мисс Мак–Картри немного оригинальный способ забирать свою корреспонденцию, вот и все. Не понимаю, что вас так взволновало? Но сходите все же в соседнюю комнату и позвоните в Эдинбург, это избавит нас от лишней ответственности.

Однако лишь через два часа Эдинбург соблаговолил откликнуться и сообщить, что управление уже в курсе, а сержанта Мак–Клостоу просят не беспокоиться, поскольку выяснилось, что вторую жертву, не менее таинственную, чем первую, звали вовсе не Линдсеем. Но этот человек тоже известен как шпион, и контрразведка уже довольно давно искала случай накрыть его с поличным. Так что, если мисс Мак–Картри будет продолжать в том же духе, возможно, она наконец очистит Англию от всех вражеских агентов, живущих на ее территории.

День клонился к закату. Сержант Мак–Клостоу отпустил Иможен на все четыре стороны, не забыв предварительно поздравить с новым успехом, и она вернулась домой. Шотландка очень устала, и от всех приключений этого дня сохранила лишь сильнейшую мигрень. Она решила лечь спать без ужина, но сначала отправить письмо Нэнси Нэнкетт и сообщить ей последние новости.

«Моя дорогая Нэнси,

Как я рада, что всегда отказывалась следовать этой смехотворной моде на короткие волосы! Можно не сомневаться, что сегодня я осталась в живых только благодаря шиньону… Представьте себе…»

На рассвете рыбаки выловили из озера тело знаменитого Эндрю Линдсея и тут же побежали вытаскивать из постели Тайлера. Доктору Элскотту тоже пришлось встать ни свет ни заря и ехать на экспертизу в дом Корнвея, куда перевезли труп. Гробовщик не мог скрыть радостного оживления, а узнав, что и этим новым клиентом он обязан мисс Мак–Картри, завопил от восторга. Врач заявил, что Линдсей умер еще до того, как попал в воду, и обещал в свое время прислать заключение Мак–Клостоу. А пока, буркнул Элскотт, пусть от него отстанут и дадут спокойно отдохнуть те несколько часов, на которые, по крайней мере теоретически, имеет право любой подданный Ее всемилостивейшего Величества. Как только врач уехал, коронер не без удовольствия позвонил мэру, сообщил ему новость, а заодно предупредил, что судебное разбирательство состоится сегодня же в два часа в большом зале мэрии. Потом он поднял на ноги Мак–Пантиша, радуясь случаю отравить врагу утро, и наконец, весело насвистывая, принялся выбирать доски для гроба.

Тем временем констебль в отвратительном настроении отправился в «Гордого горца» выпить укрепляющего, и заодно рассказать Теду Булиту и его жене о последних событиях. Официант Томас, которого послали в бакалею за дегтярным мылом, не преминул пересказать все это Элизабет. Миссис Мак–Грю тут же поделилась новостью с мужем, но, поскольку такая аудитория была для нее явно недостаточна, оповестила всех соседних торговцев. Иможен еще спала, а весь Каллендер уже обсуждал ее новый подвиг. Однако, по правде говоря, вчерашнего энтузиазма сильно поубавилось. По общему мнению, мисс Мак–Картри явно хватила через край, а самые разумные утверждали, что город прекрасно обошелся бы без репутации, которая вполне может отпугнуть туристов. Короче говоря, слава дочери капитана индийской армии потихоньку тускнела, и если пока лишь то тут, то там раздавался ядовитый шепоток, то стараниями мисс Мак–Грю, все еще не простившей Иможен триумфального выступления в ее лавке, он грозил вот–вот перерасти во всеобщее громкое осуждение.

Ничуть не догадываясь, что о ней судачит весь город, мисс Мак–Картри открыла глаза и, как всегда, сразу увидела бюст сэра Вальтера Скотта. Иможен улыбнулась писателю, чувствуя, что все больше напоминает его героинь. Она немного понежилась в постели, считая, что после вчерашнего вполне заслуживает небольшой разрядки. Мысль об Эндрю Линдсее, который, пусть всего несколько дней, казался ей вполне подходящим кандидатом в мужья, вызвала у мисс Мак–Картри легкое сожаление, но ненадолго — бесплодных сожалений шотландка не любила. Впрочем, этот мерзавец не только хотел ее убить, но и признался, что не писал любовного письма, которое Иможен нашла в сумочке…

26
{"b":"257749","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Девятый ангел
Вафельное сердце
Николай Фоменко. Афоризмы и анекдоты
Милашка
Женщины, о которых думаю ночами
Машины как я
Еда и мозг. Что углеводы делают со здоровьем, мышлением и памятью
Так берегись
Я не люблю сладкое