ЛитМир - Электронная Библиотека

Мак–Рей воззвал к здравому смыслу сержанта.

– Я полагаю, ответ на этот вопрос вы всегда успеете получить. А сейчас вам следовало бы поскорее вызвать врача и осмотреть тело несчастной девушки!

Замечание выглядело более чем резонно, но Мак–Клостоу бессовестно спросил журналиста, уж не приехал ли тот в Каллендер учить полицейских их собственному ремеслу. Репортер с негодованием отверг это предположение.

– В таком случае, Мак–Рей, позвольте мне самому решать, что делать дальше. Для начала кто–нибудь должен разбудить Тайлера. Нечего ему дрыхнуть, когда я работаю! В конце концов, Тайлер простой констебль и мой подчиненный. Дугала Гастингса тоже надо предупредить – я уверен, он будет просто счастлив принять участие в нашем небольшом ночном празднестве!…

– Но как же Исла? – возмутилась Иможен.

– Если вы не преувеличили, мисс, вряд ли она от нас сбежит! К тому же, пока вы поднимете на ноги инспектора, я вызову Элскота.

Иможен и Мак–Рей так же поспешно выскочили из участка, как ворвались туда. Арчибальд позвонил Элскоту, который как раз собирался скользнуть под одеяло с тяжким вздохом мученика, всерьез подумывающего, что его произвели на свет в наказание за прежние грехи. Телефонный звонок помешал доктору лечь. На мгновение он замер, не зная, то ли взбунтоваться, то ли зарыдать от отчаяния. В конце концов он избрал покорность судьбе и голосом, в коем звучала едва ли не вся мировая усталость, чуть слышно шепнул в трубку:

– Доктор Элскот слушает…

– Это сержант Мак–Клостоу, доктор. У меня для вас хорошая новость!

– Вы в агонии?

– Что?

– Единственной хорошей новостью, сержант, для меня было бы услышать, что вы отправились в рай, терзать моих почивших коллег. А теперь я вас слушаю!

– Вас ждет пациентка!

– Так я и думал. Где?

– На дороге в Перт. Между Каллендером и домом мисс Мак–Картри.

– Мне не нравится такое соседство, Мак–Клостоу!

– Ваша будущая пациентка, должно быть, вполне разделяет эту точку зрения, доктор.

– А? Так она уже…

– Да, доктор, она уже… Отправляйтесь туда, а я пока разбужу этого Тайлера!

Когда мисс Мак–Картри и ее спутник явились за Гастингсом, тот еще не ложился. В ушах Иможен еще явственно звучал испуганный голосок Ислы, и ей не особенно хотелось разговаривать с инспектором – в конце концов, вполне возможно, он гнусный убийца! Но Гастингс как будто даже не заметил холодности Иможен. Все собрались у тела несчастной Ислы. Покончив с формальностями, Мак–Клостоу распорядился отнести тело маленькой горничной в небольшую комнатку в участке, специально отведенную для этой цели. Инспектор довольно настойчиво вызвался проводить Иможен домой. Шотландка согласилась, но с условием, что они прихватят с собой журналиста. Мак–Рей, понимая, что мисс Мак–Картри жутковато остаться ночью наедине с человеком, который, быть может, недавно расправился с Ислой, тут же изъявил готовность. Миссис Элрой еще не легла. Она предложила сделать чай, Но инспектор холодно отказался.

– Не могли бы вы объяснить мне, мисс, каким образом Исла Денс оказалась в столь поздний час почти у вашего дома? – спросил полицейский, очевидно, решив не тратить времени даром.

– Вероятно, ей захотелось погулять, инспектор!

– По–моему, вы избрали не самое удачное время для шуток, мисс!

– В таком случае не задавайте вопросов, на которые невозможно ответить!

– Мисс Мак–Картри, я вынужден напомнить вам, что, скрывая от полиции важные для хода расследования сведения, вы становитесь соучастницей преступника!

– Благодарю за предупреждение, инспектор, я буду иметь это в виду, не беспокойтесь!

Судя по тому, как вздулись вены на висках Гастингса, дерзкая ирония мисс Мак–Картри возымела действие. Инспектор повернулся и вышел, даже забыв попрощаться. А Мак–Рей, услышав, как хлопнула калитка в саду, Присвистнул от удивления.

– Ну, дела! Похоже, инспектор не питает к вам особо дружеских чувств!

– Я терпеть не могу убийц, Хэмиш!

– Ну–ну, мисс, не судите слишком поспешно! Я уже довольно давно знаком с Гастингсом, и, по–моему, он вовсе не кровожаден! И потом, вообще говоря, полицейские крайне редко переходят на сторону противника.

– А почему он следил за Ислой?

– Девушка могла ошибиться…

– И зачем он сделал вид, что не знает Джона Мортона?

– Возможно, Гастингс совсем забыл об этом давнем знакомстве?

– Инспектор здесь уже две недели, и Мортон вполне мог с ним столкнуться на улице.

– Я согласен, совпадений много, но все–таки не надо спешить и слишком доверять поверхностным, бросающимся в глаза объяснениям…

– Если вы испугались, Хэмиш, мы можем расторгнуть договор!

– Будь я трусом, мисс, наверняка избрал бы другую профессию. Просто я считаю, что вы напрасно восстановили против себя Гастингса, а не рассказав ему, зачем Исла шла сюда сегодня вечером, нарушили закон.

– Законам, Мак–Рей, вовсе ни к чему придавать преувеличенное значение. Если бы я всегда оставалась законопослушной, меня уже давно отправили бы на тот свет. И вообще, пока мне не докажут обратного, я буду считать Гастингса убийцей! И выложить ему все, что мне известно, значило бы сунуть голову в петлю. Вот уж спасибо!

– Да, определенная логика тут есть, согласен. И все–таки мне трудно поверить, что Гастингс…

Когда в Каллендере узнали о новом убийстве, обитателей городка охватило некоторое смущение, весьма похожее на тревогу. Однако известие о том, что и в этом преступлении замешана Иможен Мак–Картри, вызвало ропот. Ряды сторонников шотландской амазонки таяли, а число ее противников все росло. Элизабет Мак–Грю возблагодарила небо за блестящую возможность восстановить утраченную власть. Ей сообщили новость в отсутствие Уильяма, ибо тот, злоупотребляя недавно обретенным могуществом, заставлял жену мыть магазин (прежде это всегда было его обязанностью), а сам шел к друзьям пожелать им доброго утра. Тем, кто сидел под каблуком у жены, Уильям с удовольствием давал советы и не без гордости приводил в пример самого себя. В то утро, вернувшись в бакалею, Мак–Грю с изумлением обнаружил, что никто и не думал наводить в лавке порядок, а Элизабет спокойно читает газету. Уильям решил подавить бунт в зародыше.

– Элизабет!

Бакалейщица невозмутимо посмотрела на мужа.

– Да?

Это удивительное спокойствие несколько выбивало Уильяма из колеи. Наверняка случилось что–то очень серьезное…

– По–вашему, сейчас время читать? – осведомился Мак–Грю куда менее сурово, чем следовало.

– Точно так же, как не время прогулок!

Да, это действительно бунт. Уильяму оставалось лишь снова прибегнуть к средству, несколько дней назад принесшему ему победу. Он с угрожающим видом пошел к жене. Но Элизабет двинулась навстречу, крепко сжимая в руке здоровенный тесак, которым они рубили окорока. Глаза бакалейщицы сверкали.

– Попробуйте только тронуть меня, Мак–Грю, и увидите, что из этого выйдет! Раз вы так восхищаетесь убийцами, я готова перенять опыт! Ну, идите же сюда!.

Но Уильяму вовсе не хотелось пробовать.

– Говорят, на счету вашей мисс Мак–Картри – еще один труп. На сей раз – молоденькая горничная из «Черного Лебедя»! О, я вполне разделяю ваш восторг! Так поспешите, мистер Мак–Грю, мне не терпится тоже завоевать ваше восхищение, хотя бы посмертное!

Необычное поведение жены, сообщенная ею новость и огромный сверкающий нож – все это окончательно доконало Уильяма. Он чувствовал, что упустил момент, когда, действуя энергично, еще можно было спасти положение, а потому стал искать компромисс.

– Элизабет…

– Тут больше нет никаких Элизабет! Вы прикончили ее в тот день, когда подняли на меня руку! И я никогда вас не прощу! А теперь отправляйтесь в погреб за бутылками и чтоб я больше не видела вас без дела! Иначе – горе вам, Мак–Грю!

Уильям покорно открыл люк и с видом грешника, низвергнутого архангелом в ад, стал спускаться по лестнице. Сама о том не подозревая, в эту минуту Иможен добавила к списку своих жертв еще одну.

62
{"b":"257749","o":1}