ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Камасутра. Энциклопедия любви
Неидеальный психолог. Работа над ошибками
Тайная история
Просто будь СОБОЙ! Забей на перфекционизм и преврати изъяны в достоинства
Дружу с телом. Как похудеть навсегда, или СТОП ЗАЖОРЫ
Держись и пиши. Бесстрашная книга о создании текстов
Все гороскопы мира. Энциклопедия астрологических систем различных стран и народов мира
Счастлива без рук. Реальная история любви и зверства
Ведунья против короля

Она как кубик-рубика, который порой так раздражает, что хочется вышвырнуть его в чертово окно. Но вы этого не делаете. Не можете. Вынуждены играть с ним пока не разгадаете до конца.

— Серьезно? — спрашиваю я.

Она пожимает плечами.

— Ну, да. Тяжелый вечер, тяжелая неделя на самом деле.

Я улыбаюсь и включаю свою малышку на пятую скорость.

— Я как раз знаю одно местечко.

Не беспокойтесь. Я совсем не собираюсь спаивать ее до тех пор, пока она мне не отдастся. Но и не стоит думать, что… если она надерется и сорвет с меня одежду в аллее за баром, я буду от нее отбиваться палкой.

Шутки в сторону. Это новое начало для меня и Кейт. Перезагрузка. И я буду настоящим джентльменом. Слово скаута.

Хотя, опять же. Я никогда не был Бойскаутом.

Глава 9

— Первый раз, когда напился?

— В 13. Перед танцами в школе. Родителей не было в городе, и моя подружка, Дженнифер Брюстер, подумала, что мы уже созрели для водки с апельсиновым соком. Но я нашел только ром. Его и намешали с соком. Кончилось все тем, что мы блевали за спортзалом. И меня до сих пор тошнит от запаха рома. Первый поцелуй?

— Томми Уилкенс. В шестом классе, в кино. Он обвил меня своими руками и запихал свой язык мне в горло. А я не могла понять, что происходит.

Мы играем в «Первое и Десять». Для тех, кто не в курсе, что это за игра для пьяных, я объясню. Один человек спрашивает другого про что-то сделанное им впервые — первая поездка в Диснейленд, первый секс, в общем, не важно. И другой человек должен об этом рассказать. Если этого «первого» у него еще не случилось, или же он не хочет рассказывать, то выпивает рюмку. И потом должен рассказать про то, что делал хотя бы раз десять. Кто из нас предложил в это играть? Я уже пропустил пять «первых». Поэтому без понятия.

— Первый раз влюбился?

Уже шесть. Поднимаю свою рюмку водки и выпиваю.

Мы в затемненном углу маленького местного барчика под названием Howie’s. Это скромное местечко, наподобие Cheers. Беззаботные и непринужденные посетители. А не прилизанные манхэттенцы одетые с иголочки, с которыми я обычно провожу вечера на выходных. Хотя, здесь мне нравится. За исключением караоке. Его изобрел какой-то злодей, которому не помешает всадить унылую пулю в лоб.

Кейт склоняет свою голову набок, оценивая меня.

— Ты никогда не любил?

Трясу головой:

— Любовь — для неудачников, дорогая!

Она улыбается:

— Не сильно цинично? Значит, ты не веришь в любовь?

— Я такого не говорил. Мои родители счастливы в браке уже тридцать шесть лет. Моя сестра любит своего мужа, и он обожает ее.

— Но ты сам никогда?

Пожимаю плечами:

— Просто не вижу в этом смысла. Отнимает столько сил, а отдачи никакой. Ваши шансы на то, что это продлится несколько лет — в лучшем случае пятьдесят на пятьдесят. Слишком уж сложно для меня.

Я предпочитаю простоту и прямолинейность. Я работаю, я трахаюсь, я ем, я сплю, по воскресеньям обедаю с матерью и играю в баскетбол с парнями. Все беззаботно. Легко.

Кейт отклоняется назад на своем стуле.

— Моя мама часто говорит «Если это не трудно, значит оно того не стоит». Кроме того, разве ты не чувствуешь себя… одиноким?

Как по заказу, грудастая девица подходит к нашему столику, наклоняется, опираясь своей рукой мне на плечо, а ее декольте упирается мне прямо в лицо:

— Желаешь что-нибудь еще, красавчик?

Ну и не это ли ответ на вопрос Кейт, а?

— Конечно, дорогая! Не могла бы принести нам еще по одной?

Когда официантка уходит, Кейт встречается со мной взглядом, прежде чем закатить глаза к потолку.

— Ладно, давай мне свои «десять»!

— У меня был секс больше, чем с десятью женщинами за одну неделю.

Канкун. Летние каникулы в 2004. Мексика великолепна.

— Бе. Это должно меня поразить?

Я гордо растянулся в улыбке.

— Это поражает многих женщин.

Наклоняюсь вперед, понижаю свой голос, прикасаюсь своим пальцем к ее руке:

— Хотя, опять же, ты не многие женщины, так?

Она облизывает свои губы, смотрит на меня:

— Ты флиртуешь со мной?

— Однозначно.

Та девица приносит нам еще выпивки, я щелкаю пальцами. До меня дошло. Время для… интима.

— Первый минет?

Я пытался. Сдерживался так долго, как только мог. Но больше не могу терпеть.

Улыбка сползает с ее лица.

— У тебя серьезные проблемы. Ты же об этом знаешь, правда?

Заимствуя некоторое давление со стороны сверстников из Клуба «Завтрак [10]», я подначиваю Кейт:

— Да ладно, Клэр, всего лишь ответь на простой вопрос.

Кейт поднимает свою выпивку и впечатляюще опрокидывает ее залпом.

Я одновременно шокирован и напуган.

— Ты никогда не делала минет?

Пожалуйста, господи, пусть Кейт не окажется одной из тех женщин. Ну, знаете, те, которые холодные, не терпящие авантюр, те, которые просто не делают это.

Те, которые настаивают на занятиях любовью, что означает трахаться только в миссионерской позе. Они являются причиной того, что такие мужчины как Элиот Шпицер и Бил Клинтон рискуют разрушить свою политическую карьерой, просто из жажды оргазма.

Она морщится, когда водка обжигает ей горло.

— Билли не любит… оральный секс. Ну, он сам не любит делать это… я имею в виду.

Должно быть она пьяная. Потому что ни при каких обстоятельствах, Кейт не будет мне рассказывать такое, только если она не напилась. Она хорошо это скрывает, не так ли? Но она все еще не ответила на мой вопрос.

Что же до ее жениха — вот же ж баба! Не собирался каламбурить. Но моя мать всегда говорила мне: «Игра стоит свеч». Ну ладно, может не совсем так, но вы поняли, о чем я. Если я не жажду кончить какой-нибудь цыпочке в рот, значит, я вообще не буду с ней трахаться. Простите, если это грубо, но так оно и есть.

И это Кейт, о ком мы сейчас говорим. Да я бы ублажал ее орально каждый день вместо завтрака, и дважды по воскресеньям. И я не знаю ни одного мужчины, кто бы со мной не согласился.

Билли просто полнейший идиот.

— Так что, раз он никогда… ну ты понимаешь. Он считает несправедливым, что я буду делать это ему. Так что нет… я никогда…

Она даже не может этого произнести. Мне надо ей помочь:

— Не брала в рот? Не сосала у него?

Она закрывает свое лицо руками и смеется. Уверен, это самая замечательная вещь, которую я когда-либо видел. Она убирает руки от лица и выдыхает.

— Продолжаем. Мои «десять». Я с Билли уже больше десяти лет.

Я давлюсь своим пивом.

— Десять лет? Значит, вы начали встречаться, когда вам было…

— Пятнадцать. Да.

Значит, если я правильно все понял, она пытается сказать, что еще ни один мужик не делал ей куни? Совсем не хочется болтать попусту, но я просто не могу взять в толк. Именно это она имеет в виду, так?

Я готов разреветься! Что за хренова несправедливость! К черту мужика с караоке — приберегите пулю для дружка Кейт!

— Сколько вы уже помолвлены?

— Примерно семь лет. Он сделал мне предложение за неделю, до того как я уехала в колледж.

Вот эти два предложения мне дают ясно понять, что за говнюк этот Билли. Неуверенный в себе, ревнивый, дотошный тип. Он знал, что не дотягивает до уровня своей девушки, понимал, что она много добьется и превзойдет его самого. И что он делает? Просит ее выйти за него замуж, тем самым заманивая ее в ловушке, прежде чем она успевает попробовать что-то лучшее.

— Вот поэтому кольцо… знаешь… такое маленькое. Но это ничего не значит. Билли работал полгода, чтобы купить это кольцо. Убирал столы, косил газоны, работал на износ. Этот маленький камушек значит для меня на много больше, чем булыжник от Тиффани.

А эти несколько предложений говорят о том, что за женщина Кейт Брукс. Большинство женщин с Манхэттена волнует только «мишура» — марка автомобиля, название бренда на сумочке, размер кольца. Они искусственные. Пустышки. Я-то знаю. Я переспал с большинством из них. Но Кейт — настоящий представитель женской половины. Неподдельная. Ее волнует качество, а не количество!

вернуться

10

Клуб «Завтрак» (или Клуб «Выходного дня») (англ.  The Breakfast Club) — фильм 1985 года, признанный эталоном жанра молодёжного кино. Герои фильма — пять подростков (Энди, Джон, Брайан, Клэр и Элисон) являются представителями одной из типичных для США школьных групп — «принцесса», «качок», «мозг», «бандит», «чудачка».

16
{"b":"257756","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Красавица и Чудовище. Сила любви
Сборник медитаций, визуализаций и гипнотических сценариев
Писатель, моряк, солдат, шпион
Девушка с татуировкой дракона
Пёс по имени Мани
Мифы экономики. Заблуждения и стереотипы, которые распространяют СМИ и политики
Чудаки на Русском Севере
Встретимся на Кассандре!
Иной мир. Часть первая