ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мертвый месяц
Очень странные дела. Беглянка Макс
Боевая практика книгоходцев
Покорение Огня
Тайна виллы «Лунный камень»
Озорная классика для взрослых
Поток: Психология оптимального переживания
Кай
Императорская Россия в лицах. Характеры и нравы, занимательные факты, исторические анекдоты

За всю боль, что причинил

Пожалуйста, верни мне свое сердце,

Я буду вечно его оберегать

Мы принадлежим друг другу

Это правда, мы всегда об этом знали

Не будет никого другого

Моя душа зовет тебя

И почему я не научился на чем-нибудь играть? Когда мне было девять, мама хотела, чтобы я играл на трубе. После двух уроков, мой репетитор уволился, потому что я разрешил своей собаке написать на мундштук его инструмента.

Какого черта я не слушался свою мать?

Ты мое начало, ты будешь моим концом

Больше, чем просто любимая, больше, чем друг

Я хочу тебя, я хочу тебя.

Она не может быть с ним. Вали отсюда и хоти себе дальше, сколько угодно, придурок. Пой на каких-нибудь идиотских крышах. Играй, пока твои хреновы пальцы не отвалятся.Все, слишком поздно. Она уже моя. Кейт не будет просто так с кем-то заниматься сексом. А она трахалась со мной все выходные напролет. Это что-то же должно значить.

Не так ли?

Все, что я хочу сказать: прости меня

За всю боль, что причинил

Пожалуйста, верни мне свое сердце,

Я буду вечно его оберегать.

Ты и я

Мы навсегда!

Небольшая толпа, что собралась в холле, захлопала. Этот кретин убирает свою гитару и подходит к Кейт.

Если он к ней прикоснется, я сломаю ему руку. Богом клянусь.

Он абсолютно не обращает на меня внимания. Сосредоточен только на Кейт.

— Я звонил тебе с вечера пятницы… и несколько раз заезжал к тебе домой, но тебя не было.

Точно. Ее не было. Она была занята. А теперь спроси, чем она была занята.

— Я понимаю, что это твоя работа… но, может, мы могли бы куда-нибудь пойти? Поговорить? Может в твой кабинет?

Скажи нет.

Скажи нет.

Скажи нет, скажи нет, скажи нет, скажи нет, скажи нет, скажи нет, скажи нет, скажи нет.

Ладно.

Дерьмо.

Когда она начинает уходить. Я хватаю ее за руку.

— Мне надо с тобой поговорить.

Она вопросительно на меня смотрит.

— Я буду…

— Мне нужно тебе кое-что сказать. Что-то важное.

Знаю, что выгляжу отчаянным, но мне, правда, плевать.

Она кладет свою руку на мою, которая все еще ее удерживает. Она спокойна, снисходительна, как будто разговаривает с ребенком.

— Все хорошо, Дрю. Дай мне сначала поговорить с Билли, а потом я приду в твой кабинет, хорошо?

Мне хочется затопать ногами, как это делают двухлетки. Нет. Ничего не хорошо!Она должна знать мои намерения. Мне нужно заявить на нее свои права. Представить свою кандидатуру. Заявить об участии моей машины в гонках.

Но я убираю от нее свою руку.

— Ладно, удачно вам двоим поболтать.

И я делаю все, чтобы удалиться первым.

***

Направляюсь в свой офис, но не могу удержаться, чтобы не задержаться у стола Эрин, когда они проходят мимо. Когда Кейт разворачивается, чтобы закрыть дверь в свой кабинет, наши глаза встречаются. И она мне улыбается. И первый раз в своей жизни, я не понимаю, что это значит.

То ли она меня убеждает, что ничего не изменилось? То ли, что ничего не изменится? Может она благодарит меня за то, что этот идиот приполз к ней назад? Я не знаю.

И это сводит меня с ума.

Сжимаю свою челюсть и отправляюсь к своему столу, хлопая за собой дверью. И начинаю ходить по комнате кругами. Как без-пяти-минут папашка под дверями родовой, в ожидании того, что то, чего он ожидает должно выйти целым и невредимым.

Надо было ей сказать. Прошлой ночью. Когда у меня был шанс. Надо было объяснить ей, как много она для меня значит. Что я к ней чувствую. Я думал, что у меня еще будет время. Я думал, что подойду к этому вопросу с осторожностью.

Тупица!

Какого хрена я ничего ей не сказал?

Черт возьми!

А, может, она уже знает. Ну, я ведь привел ее к себе домой, я обнимался, прижимался к ней. Боготворил ее. Я трахнул ее без всякой резины. Три раза. Она должна знать.

Эрин тихонько входит в кабинет. Наверно я ужасно выгляжу, потому что на ее лице сочувствие.

— Значит, Кейт и Билли разговаривают, хм?

Я издаю рык.

— По мне так видно?

Она открывает рот, видимо, хочет сказать да,но тут же закрывает его, а потом опять говорит:

— Нет, я просто тебя знаю, Дрю.

Я киваю.

— Хочешь, чтобы я прогулялась? Посмотрела, может можно что-то увидеть там… или услышать?

— Думаешь, получится?

Она улыбается.

— ЦРУ было бы за счастье, если бы я у них работала.

Опять киваю.

— Ладно. Хорошо. Пойди, посмотри, Эрин. Что там происходит.

Она выходит. А я опять занимаюсь тем, что пытаюсь протереть дырку в ковре. Ерошу руками волосы, до тех пор, пока они не торчат во все стороны, будто в меня попала молния.

Эрин возвращается спустя несколько минут.

— Дверь закрыта, так что ничего не услышала, но я подглядела через окно. Они сидят за ее столом, друг перед другом. Он держится за голову, а она слушает, что он говорит. Ее рука лежит у него на колене.

Ладно, он изливает ей душу. А она ему сочувствует. Я могу это пережить. Потому что сейчас она собирается сломать его, правда? Она скажет ему, чтобы он проваливал. Что она двигается дальше, нашла кого-то лучше. Правильно?

Правильно?

Боже, просто согласитесь со мной, черт побери.

— Так… и что мне делать?

Эрин пожимает плечами.

— Ты можешь только ждать. И посмотреть, что она тебе скажет, когда он уйдет.

Я никогда не был терпеливым. Не важно, как усердно пытались мои родители, но я никогда не мог дождаться рождественского утра, чтобы посмотреть какие у меня подарки. Я был как мини Индиана Джонс — искал, копал до тех пор, пока не отыщу все до единого подарка.

Терпение может быть и добродетель, но явно не одна из моих.

Эрин останавливается у двери.

— Надеюсь, все образуется, Дрю.

— Спасибо, Эрин.

И потом она уходит. А я жду. И думаю. Я думаю о взгляде на лице Кейт, когда она плакала за своим столом. Я думаю о том, как она впала в панику, когда увидела в баре Уоррена.

Этим я был для Кейт? Отвлечением? Средством к моему собственному концу?

Снова начинаю ходить кругами. И молиться Богу, с которым я не разговаривал с тех пор, как мне было десять. Но я разговариваю с ним сейчас. Обещаю и даю клятвы. Договариваюсь и умоляю, усердно.

Чтобы Кейт выбрала меня.

Спустя самые долгие в моей жизни девяносто минут, голос Эрин шипит из коммуникатора.

— Первый! Первый! Я — второй! Кейт, наступает слева!

Прыгаю через стол, на ходу опрокидывая на пол ручки и скрепки. Пододвигаю стул, приглаживаю волосы, раскидываю по столу бумаги, чтобы создать рабочую обстановку. Вдыхаю поглубже. Собираюсь с духом.

Время пришло.

Кейт открывает дверь и входит внутрь.

***

Она выглядит… нормальной. Как обычно. Никакой вины. Взволнованности. Беззаботно.

Встает перед моим столом.

— Привет.

— Привет.

Выдавливаю из себя обычную улыбку. Даже если сердце бешено стучит в груди. Как у собаки, прям перед тем, как ее усыпят.

Надо бы завести какой-нибудь пустой разговор, чтобы не выглядеть через чур страждущим, слишком заинтересованным.

— Ну… как прошло с Билли?

Она мягко улыбается.

— Мы поговорили. Сказали друг другу то, что наверно нам обоим нужно было сказать. И сейчас все нормально. На самом деле нормально.

Боже.Видите нож, что торчит у меня из груди? Да, тот самый, который она только что повернула. Они поговорили — у них все нормально — на самом деленормально. Она приняла его назад.

34
{"b":"257756","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Атомные привычки. Как приобрести хорошие привычки и избавиться от плохих
Потерянные цветы Элис Харт
Дети мои
Вещая птица (по)беды
Карма любви. Вопросы о личных отношениях
Княгиня Ольга. Ключи судьбы
Ложные приговоры, неожиданные оправдания и другие игры в справедливость
Сам себе финансист: Как тратить с умом и копить правильно
Поцелуй под омелой