ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Текст
Вечная жизнь Смерти
Боевая практика книгоходцев
Nordic Dads
Лорд, который влюбился. Тайный жених
Орудия смерти. Город костей
Новая жизнь
Все формулы мира
Назначаешься принцем. Принцы на задании

Черт.

— Это замечательно, Кейт. Значит, миссия выполнена, а?

Мне надо было стать актером. После такого я заслуживаю долбанного Оскара.

Она хмурит брови.

— Миссия?

Тут звонит мой сотовый, спасая меня от кошмарного разговора.

— Алло?

Это Стивен. Но Кейт же этого не знает. Стараюсь сделать свой голос сильным. Энергичным.

— Привет, Стэйси. Да, малышка, я рад, что ты позвонила.

Всегда бейте первым. Помните?

— Прости, что не получилось в субботу. Чем я занимался? Ничего особенного, работал над одним проектом. Которым занимался уже некоторое время. Да, сейчас уже закончил. Оказалось, правда, что он не так хорош, как я думал.

Да, мои слова с подтекстом. Да, я надеюсь, они обидят ее. А что вы от меня ожидали? Это обо мне мы сейчас говорим. Неужели вы думали, что я буду просто сидеть, как болван, пока Кейт будет меня отшивать?

Черта с два.

Я игнорирую замешательство Стивена на другом конце провода и заставляю свои легкие выдать смех.

— Вечером? Конечно, с удовольствием с тобой увижусь. Точно, я вызову такси.

И почему вы смотрите на меня так, будто это я подлец? Я дал Кейт все, что у меня есть, все, что я в силах дать. А она пнула меня под зад. Я открыл перед ней свою душу, и я знаю, как по-бабски это звучит. Но это правда. Так что не надо на меня смотреть, будто это я здесь плохой, потому что — первый раз в жизни — я не такой.

Я полюбил ее. Боже, просто охренеть, я влюбился в нее. И сейчас, меня это убивает. Чувствую себя, как пациент в операционной, которому вскрыли грудину и пытаются раздвинуть ребра.

Все еще держа у уха телефон, я взглядываю на Кейт. И на секунду, я не могу дышать. Я думал, она будет раздраженной, ну может разочарованной, что я продинамил ее первым. Но она выглядела не так.

Вы хоть раз видели, как дают пощечину?

Я видел. Как только ее влепят, на лице появляется такое выражение. Оно длится лишь несколько секунд. Все лицо просто белеет… и без эмоций. Это, наверно, шок, словно они не могут поверить в то, что с ними только что произошло.

Вот как выглядела Кейт.

Как будто я дал ей пощечину.

Думаете, я чувствую себя виноватым? Хотите, чтобы я сожалел. Ну что ж! Очень жаль, но хрен вам! Я не могу. И не буду. Она приняла решение. Сделала свой выбор.

Пусть теперь подавится им.

Прикрываю микрофон на телефоне.

— Прости Кейт, мне надо поговорить. Увидимся за ланчем, хорошо?

Она дважды моргает и выходит из офиса, не сказав ни слова.

Глава 18

Когда Кейт уходит, все становится… как в тумане. Разве не так обычно говорят? Жертвы каких-нибудь крушений поездов? Сразу, в тот же момент, ничего не понятно. Нереально.

Говорю Эрин, что плохо себя чувствую. Она улыбается печально, с сочувствием. Перед тем, как войти в лифт еще раз смотрю на кабинет Кейт в надежде увидеть ее снова. Чтобы помучить себя.

Но ее дверь закрыта.

***

На улице идет дождь. Зимний ливень. Когда вся одежда промокает насквозь, а холод пробирает до костей. Но мне плевать.

Возвращаюсь к себе домой, в каком-то оцепенелом и ошеломленном состоянии. Как зомби из дешевого ужастика, который ни на что не реагирует, даже когда отрезает себе ногу пилой.

И только когда вхожу в дверь, мое сознание возвращается, выводя меня из транса. Вот когда я начинаю чувствовать снова. И чувствую я Кейт.

Везде.

Все еще вижу, как от возбуждения у нее прикрыты глаза. Когда падаю на кровать, слышу, как она шепчет мне на ухо. Ее запах на моей подушке. И я не могу просто так отбросить тот факт, что она была здесь всего несколько часов назад. И я мог прикоснуться к ней, смотреть на нее, целовать ее.

А теперь… не могу.

Так бывает, когда кто-то умирает. Ты не можешь поверить в его уход, потому что только вчера с ним встречался. Этот человек был прям там, с тобой, живой и настоящий. Об этом моменте ты хранишь память — тогда ты скорбишь больше всего.

Потому что этот момент был последним.

***

Когда это случилось?

Вот, что я не могу понять. Когда Кейт стала такой важной для меня, что без нее я не могу нормально жить? Может, когда я увидел, как она плачет у себя в кабинете? Или когда первый раз поцеловал ее в своем? А, может, это произошло, когда Андерсон оскорбил ее, и я за это хотел надрать ему задницу? Или в нашу первую встречу в баре? Когда я впервые заглянул в эти бездонные карие глаза и понял, что она мне нужна?

Или это случилось здесь? В моей квартире? Когда я прикоснулся к ней в один из тысячных раз?

Боже, почему я раньше этого не понял.

Все эти недели, все эти месяцы, все зря. Все те женщины, которых я трахнул, и чьи лица я даже не помню. Все те разы, когда я доставал ее, хотя мог заставить ее улыбаться. Все те дни, когда я мог ее любить. И пробудить в ней любовь ко мне.

Все пропало.

Женщины влюбляются быстрее мужчин. Легче и чаще. Но когда влюбляется парень? У нас все сложнее. А когда все идет не так? Когда это не мы инициаторы разрыва? Мы не можем уйти. Мы просто уползаем.

***

Не надо было мне говорить тех вещей. В моем кабинете. Кейт этого не заслужила. Не ее вина в том, что она хочет не того, что хочу я.

Боже,это ужасно. Просто убивает меня.

Где та шальная пуля во время обстрела из движущегося автомобиля, когда она мне так нужна?

У вас было когда-нибудь такое? Обладали вы чем-то, что значило для вас… все? Может, вы ловили хоум-ран [21]мяч? Или смотрели на свою фотографию из удивительного, незабываемого прошлого? Или ваша мама дарила вам кольцо, которое еще принадлежало вашей прапрапрабабушке? Чтобы это ни было, вы на это смотрите, и клянусь, с вами это останется навсегда. Потому что это настолько особенно. Ценно.

Незаменимо.

И, потом, однажды, вы не знаете, как и когда это случается — но вы понимаете, что этого нет.

Все потеряно.

Вы страдаете. Все отдадите, чтобы обрести это снова. Вернуть это себе, где ему и место.

***

Сворачиваюсь калачиком вокруг своей подушки. Не знаю, как долго я так лежу, но в следующий раз, когда я открываю глаза, за окном темно. Как думаете, что они сейчас делают? Празднуют, наверно. В каком-нибудь месте. А, может, и дома.

Пристально смотрю в потолок. Да, это слезы. Жидкое сожаление.

Ну, давайте, назовите меня слабаком. Сукой. Я этого заслуживаю. И меня это не волнует.

Больше не волнует.

Думаете, он знает, как ему на самом деле повезло? Какой он счастливчик?

Конечно, нет. Он же идиот, который позволил ей уйти. А я тот идиот, который не смог ее удержать.

Может, они не протянут долго? Может снова расстанутся? Когда Кейт поймет, что она заслуживает лучшего? Но, думаю, для меня, это уже не сыграет никакой роли, также? Не после того, что я наговорил. Не после того, как я стал виной того взгляда на ее лице.

Господи.

Скатываюсь с кровати и падаю к мусорной корзине. Кое-как успеваю, прежде чем меня выворачивает наизнанку и содержимое моего желудка выходит наружу.

Вот этот момент, когда я стою на коленях. Вот, когда я говорю себе, что у меня грипп. Потому что эта… эта сломленная развалюха просто не может быть мной.

Ни в коем случае.

Я просто заболел, сейчас приму немного аспирина, посплю, и мне станет лучше. Я снова стану собой. Со временем. Но если я признаю, что я раздавлен, если я признаю, что мое сердце разбито на тысячу чертовых кусочков… тогда я не знаю, когда снова приду в норму. Может, никогда.

Так что я забираюсь опять в кровать. Чтобы переждать.

вернуться

21

в бейсболе, удар мяча, пролетевшего все поле и вылетевшего за его пределы. Позволяет набрать очки бьющему и всем бегущим

35
{"b":"257756","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Библия для детей
Мастер иллюзий
Слепой убийца
ДНК гения
Тестостерон. Мужской гормон, о котором должна знать каждая женщина
11 месяцев в пути, или Как проехать две Америки на велосипеде
Ведьма по распределению
Сталинский сокол. Комдив
Сибирская сага. История семьи