ЛитМир - Электронная Библиотека

Боже, я мог погибнуть. Адреналин зашкаливал. Лучи солнца отражались в воде миллионами бриллиантов

Как вода могла выглядеть столь спокойной, когда он был в нескольких дюймах от смерти каких то несколько минут назад.

Мачты просто так не падали! Его затылок заныл. Случайность.

Не то место, не то время.

Ледяная вода холодила голени и бедра до дрожи. Если он не выберется из воды, то замёрзнет. Вдруг последовал неожиданный захват со спины и его швырнули лицом в воду. Люк яростно отбивался, пытаясь освободиться от атакующего. Для этого он сильно упирался ногами в дно. Когда ему это удалось, то он резко развернулся, выставив перед собой сжатые кулаки.

Люк быстро моргал, стараясь прочистить глаза от жгущей морской воды, но когда ему это удалось, то снова пришлось моргнуть, перед ним была Коринфия.

Она переоделась. На ней были выцветшие джинсы, облегающие её бедра, простая чёрная футболка, и приталенная толстовка из хлопка, расстёгнутая и теперь мокрая. Взгляд Люка растерянно скользил по ее телу : вверх-вниз.

Взгляд зацепился за блеснувшие кристаллы сережек, которые были на ней с вечеринки, затем непроизвольно переместился к изгибу шеи. Он непроизвольно взглотнул. Ночью девушка выглядела восхитительно, но сейчас, при свете раннего утреннего солнца, она была чем-то непонятным, потусторонним.

-Ты?- с трудом выговорила она. Она напала на него, так почему же выглядела столь пораженной?

– Господи,- тяжело выговорил он,- ты чуть было не...

Неожиданно в ее руке блеснул нож и она вновь набросилась на него. Прежде чем он смог сгруппироваться, его спина была прижата к твёрдой деревянной колонне причала, а нож к горлу. Она давила на него весом своего тела, чтобы удержать его на том месте, и он не смел глотнуть, боясь, что лезвие вонзиться в его кожу.

Жар их тел поразительно контрастировал с ледяной водой, окружавшей со всех сторон. Неожиданно он осознал, что его руки обхватили её за талию, словно они собирались поцеловаться. Он смотрел во тьму её расширяющихся зрачков, ее учащенное горячее дыхание щекотало его подбородок.

Она плотнее прижалась к нему, ее губы раскрылись. Всё что ему нужно было сделать, лишь придвинуться чуть ближе и ... Боже, он, должно быть сошел с ума! Она держала у его горла нож, а всё о чём он мог думать, было- каковы ее губы на вкус!

Безумие...

Страстное желание ее поцеловать, прижаться губами к нежному изгибу её шеи...

Он подсознательно теснее прижался к ее телу.

У Коринфии из горла вырвался хриплый выдох, и его пульс участился. Словно огненный поток промчался по его венам.

Она придвинулась ближе и нож порезал кожу на его горле.

Люк схватил её за запястье.

– Какого черта ты делаешь?- спросил он, тяжело дыша. Люк усилил хватку, вывернул её руку с ножом и резко развернув ее, прижался грудью к ее спине. Девушка моментально изогнулась влево, отклонила ногу назад и ударила его по лодыжке. Люк потерял равновесие.

Падая, он потянул её за с собой под воду, не расплетая рук и ног. Даже под водой Коринфия продолжала вырываться и пинать его ногами.

Он прилагал усилия, чтобы удержать её, а она билась всё сильнее, стремясь выскользнуть из объятий.

Его лёгкие горели. На секунду он ослабил захват и она вырвалась. Люк всплыл на поверхность воды, судорожно вдыхая широко раскрытым ртом воздух.

Смахнув воду с лица, он увидел её, приготовившуюся к новой атаке. Пряди мокрых волос облепили ее лицо мешая сфокусироваться на объекте нападения. Люк изловчился, сделал ложный выпад и выхватил нож из ее руки.

Чувство самосохранения сработало наконец-то в нем - она пыталась убить его! Очевидно, она сошла с ума. Возможно, авария действительно повредила её разум. Она отступила и тогда он с плеском побежал по мелководью, затем по камням вдоль береговой линии.

Оказавшись на берегу, он зашвырнул нож как можно дальше и побежал по пустой автостоянке. Вода хлюпала в его ботинках, издавая громкий чавкающий звук при ходьбе - это отдавалось эхом в спокойном утреннем воздухе.

Тук. Тук. Тук.

Он услышал звук торопливых шагов позади. Оглянулся: не может быть! Она следовала за ним, слишком близко.

Мокрая одежда осложняла движения и он больше не мог бежать достаточно быстро. Дыхание сбилось, воздух царапал грудь, а сердце, казалось, сейчас взорвется.

В десяти футах впереди начинался ряд старых многоквартирных домиков. Он толкнулся в первую же дверь и почувствовал облегчение, когда она резко распахнулась, чуть не слетев с петель.

Не глядя под ноги, он помчался по ветхой лестнице, перепрыгивая через две ступени за раз. На крыше должна быть пожарная лестница или хотя бы какое-то помещение, в котором он сможет укрыться, заперев дверь. Коринфия, должно быть сошла с ума, или хватанула какого-нибудь дикого наркотика. Чем быстрее он избавится от нее, тем лучше.

Он мчался, не особо соображая, что делает. Лестница закончилась дверью на крышу. Лёгкие горели. Пожарная лестница была на противоположной стороне крыши, но единственное, что от неё осталось – это небольшая часть швеллера. Поручни, ступени и всё остальное были демонтированы, или отвалились.

Крыша обрывалась прямо вниз, в переулок.

Назад, к лестнице! Он ринулся назад, распахнул дверь и замер - Коринфия...

Боже, как она быстро!

Девушка даже не запыхалась. Её дыхание было спокойным и умеренным, и она целенаправленно двигалась в его сторону.

Люк попятился назад, поднимая обе руки так, в знак того, что он не хотел навредить ей. Дверь шумно захлопнулась и он вздрогнул. Черт.

– Послушай. Послушай. Что бы не происходило – мы можем обсудить это, ладно?- Люк даже не знал, о чём говорил. Ему нужно было время. Время, чтобы придумать план, время, чтобы отвлечь её разговорами.

Коринфия остановилась и подняла голову. Нож, брошенный на пляже вновь был у нее, но, по крайней мере, она в этот момент не нацеливала его на него. Она напряженно следила за каждым его движением, все ее внимание было сфокусировано на нем. Это заставило его почувствовать себя беззащитным, уязвимым.

Господи! Её глаза были практически пурпурными.

– Ты можешь поговорить со мной? Ты можешь рассказать мне, что с тобой происходит?

Она больше не приближалась к нему. Возможно, это работало – разговор. Он внезапно вспомнил, как Доктор Туалетная Бумага советовал ему высказывать всё, что он чувствовал, и ему дико захотелось рассмеяться: что ему нужно было сейчас, так это оружие и путь для побега.

– Если я тебя чем-то обидел, мне жаль, ладно?- говоря это, он внимательно следил за ней.

Если предположить, что она под чем-то, то глаза при этом слишком ясные, а движения точные.

Полностью свихнулась?

– Послушай – прошедшая ночь и это утро доконали меня - я искал свою сестру. Если я напугал тебя, мне жаль.

У него возникла мысль, что возможно Коринфия спала на одной из лодок в Порту. Была ли она беглянкой? Может, он испугал её и она пришла за ним в целях самообороны. Убежденная в том, что он собирался сдать её властям.

Возникло недопонимание.

Теперь, когда строгие черты её лица слегка смягчились, она вновь стала похожа на ту девушку, с которой он беседовал на вечеринке. Люк позволил себе расслабиться, совсем чуть-чуть. В её глазах было что-то такое, что он не мог понять. Возникло желание обнять ее, успокоить, сказать, что все будет в порядке.

Замечательно, теперь он испытывал жалость к сумасшедшей девушке, которая только что покушалась на его жизнь!

– Я могу отвести тебя обратно в Порт?- вежливо спросил он. – Есть кто-нибудь, кого я могу позвать? Кто-то из дома?

При слове дом, её плечи снова распрямились. Она бросилась вперёд, нацелив нож в его грудь. Люк едва успел среагировать и отступил назад. Она заставила его пятиться до тех пор, пока он не оказался почти у самого края крыши.

Бросив взгляд назад через плечо, он на мгновение почувствовал головокружение. Ветер шумно трепал вещи, развешенные на верёвках, натянутых меж зданиями. Перепрыгнуть на крышу другого дома невозможно-большое расстояние, не менее пятнадцати шагов.

17
{"b":"257761","o":1}