ЛитМир - Электронная Библиотека

Люк замешкал. Но Коринфия уже взбиралась. Он не мог позволить ей ускользнуть; она знала, где была Жас. Это было то, что сказала ему женщина.

– Иди, догони её.- Казалось, Рис ухмылялся. – Я поищу её. Просто крикни, когда ты покончишь с чем бы то ни было. Мэгс услышит тебя.

– Спасибо,- сказал Люк и побежал.

К тому времени, как он добрался до подножья гор, Коринфия уже наполовину добралась до вершины. На фоне высокой горной гряды она казалась столь крошечной, такой хрупкой, и он почувствовал внезапный приступ жалости.

Люк тяжело вздохнул и схватился за выступ скалы перед собой. Его израненные руки всё ещё болели после прежнего неудавшегося подъема, но у него была новая цель. Коринфия что-то сделала Жас. Она определённо была сумасшедшей. Он мог поравняться с ней и выбить из неё правду, не важно каким способом.

Как только он приступил к подъему, девушка повернулась и заметила его.

Даже на таком расстоянии Люк мог услышать её короткий крик удивления. Он едва успел отреагировать, как камень, размером с его голову, покатился в его сторону. Он быстро отскочил в сторону, а камень ухнул на песок у его ног.

Ещё несколько булыжников посыпалось вниз, один больше другого.

Крошечная и хрупкая. Верно. Люк не имел права повторить свою ошибку и попасть впросак из-за жалости.

Отойдя на несколько футов в сторону, он вновь начал подниматься. Быстро, немного в стороне, на безопасном расстоянии от линии камнепада, который вновь Коринфия могла устроить.

Благодаря напитку, который ему дал Рис, он чувствовал себя сильным, даже не смотря на то, что боль всё ещё пульсировала в его голове. Он карабкался быстро, уверенно, поспешно приближаясь к Коринфии. Она достигла верхушки всего несколькими минутами раньше него, и он бросился за ней сразу же, как только стал на ноги, прежде чем она смогла напасть на него.

Люк пытался игнорировать ужасные рубцы на её руках. Пытался не обращать внимания на порезы на её ладонях, которые были открыты и кровоточили. На то, что её ноги были босы и покрыты грязью, а её джинсы и футболка были порваны. Она выглядела тонкой, и бледной, и напуганной.

Что, чёрт возьми, с ней произошло?

Его решимость немного уменьшилась.

И в то мгновение, Коринфия накинулась на него, оскалившись, как дикое животное. Он с лёгкостью уклонился от её удара, и она пролетела мимо него, упав на руки и колени, тихо плача. Она перевернулась и попыталась встать, но её руки ослабли и она приземлилась на спину.

На этот раз, Люк не стал дожидаться, когда она вновь соберётся с силами. Девушка она или нет, ранена или нет, она всё ещё пыталась убить его. Он, в одно мгновение, оказался на ней, сжимая её талию, быстро вытащив нож из ремня и прижав его у её горлу. Её нож. Никто не двинулся. Оба тяжело дышали, уставившись друг на друга.

– Где моя сестра?- выпалил он.

Она пристально посмотрела на него.

-Отпусти меня.

Он немного наклонился к ней.

Скажи мне, где моя сестра или я убью тебя,- сказал он.

– Тогда убей меня,- бросила она. Не смотря на её слабость, в её глазах пылал огонь.

– Не думай, что я не сделаю этого,- сказал он. Но он знал, что она видела это: он не был убийцей.

Коринфия схватила его руку, с приставленным ножом яремной вене на её шее, где дико бился пульс. Её глаза искрились при свете солнц, приобретая яркий оттенок пурпурного. Она выгнулась навстречу, отважно приподняв подбородок так, оказавшись еще ближе к Люку.

Она выглядела одинокой, и потерянной, дикой, и прекрасной.

Защити её.

Сумасшедшая мысль появилась из неоткуда.

– Давай,- сказала она. – Потому что, если ты этого не сделаешь, как только я стану сильней, я убью тебя.

Его рука тряслась, заставляя нож дрожать. Он порезал её кожу и крошечная капля крови стекла вниз по её подбородку. Он наблюдал, как она катится по её шее в копну волос. Его живот сильно скрутило и он отбросил нож в сторону.

Он не мог этого сделать.

– Просто скажи мне, где моя сестра,- сказал он, -и я клянусь, что отпущу тебя.

Взгляд боли – или разочарования? – проявился на лице Коринфии. Её тело напряглось на один миг под ним; она раскрыла рот.

А затем, её прекрасные глаза закатились, её тело ослабло, и она потеряла сознание.

– Ну, прямо ссора влюблённых, не так ли?

Люк повернулся. Рис широко улыбался. Мэгс каркнула один раз, словно в подтверждение.

Глава 12

Едва различимое жужжание наполняет воздух. Коринфия наблюдает за светлячками в фиолетовом полумраке – тысячи мерцаний над рекой, смешивающихся с отражением звезд на воде.

Иногда, если смотреть слишком долго, их становится невозможно различить.

Коринфия делает шаг к воде. Прикасаться к посланникам запрещено. Но почему? Она думает о незнакомце, который однажды посетил Пираллис.

– Не перестаю задавать вопросы, – сказал он ей, а теперь и она не может остановиться. Вопрос кажется выжег дорожку в ее сознании, как горячий след этих падающих звезд, которые полыхают, пересекая небо. Почему, почему, почему? И почему это не интересует ни одну из других Судеб?

Странный голод растет внутри нее. Голод. Слово, которое она раньше не знала. Почему, почему, почему? Почему я не могу коснуться света? Затем внезапно, будто в ответ на ее невысказанный вопрос, один из светлячков пролетает мимо нее. Прежде чем она поняла, что сделала, ее пальцы уже сомкнулись вокруг него, как Венера мухоловка – растение, которое растет как в Пираллисе, так и в мире людей.

Одна секунда и крылышки бьются внутри её ладони. Внутри нее все наполнилось необыкновенными чувствами, для описания которых трудно подобрать правильные слова-экстаз... восторг.... чувство полета...

Но вот светлячок вырывается из ее руки на свободу, и она слышит крошечный всплеск. Шарик упал в реку. Ударившись о поверхность, он плывёт вниз по течению. Один из тусклых шариков. Тот, который не должен был остаться в реке, а должен быть выловлен и отсортирован, и доставлен. Это то, для чего она предназначена, то, что она делает. Целую вечность она отсортировывает мутные шарики от прозрачных – как и все остальные Судьбы – спасая тусклые и тёмные, те, что были деформированы. В них заключено будущее, которое не может произойти само по себе. Они нуждаются в помощи. Вот почему она отбирает их и отдаёт Посланникам. Существует порядок, свод правил. Они нерушимы – никогда.

Коринфия бросается в воду, чувствуя как сильное течение тащит ее за ноги, увлекая за собой. Шарик приближается к краю водопада. Она протягивает руку. Шарик так близко. Все, что ей остаётся сделать, это схватить его.

Голые ступни скользят на гладких камнях речного дна, когда кончики её пальцев уже повисают над шариком... и в этот момент течение относит его.

Она в ужасе следит, как шарик исчезает за краем водопада, в неизвестном пространстве, окружающем Земли Пираллиса.

Вокруг нее продолжает стремительно мчаться вода, но Коринфия не может двинуться. Она охвачена ледяным ужасом. Она погубила чью-то судьбу.

Это могли быть смерть или рождение, встреча или шедевр. Какой бы ни была эта история, теперь она потеряна навсегда.

Вдруг Коринфию отрывает от речных берегов, бросает в крутящуюся массу темноты. Она слышит крики. Её сестры Судьбы, они взывают к ней?

– Простите меня! – кричит она, но бушующий ветер заглушает ее голос.

Боль жгучая. Неизвестная. Ее кожа горит.

Голоса плавают вокруг нее, разгневанные и острые.

– Ты нарушила равновесие.

– Ты первая Судьба, которая ослушалась...

– И ты будешь последней.

Затем – она на вершине здания. Её веки полыхают, горят огнём, ужасно. Слишком много света. Голова кружиться, это вызывает тошноту. Все громко. И вонь. Ужасная вонь.

– Ну же, – говорит мягкий голос. Коринфия поднимает глаза и видит красивую темноволосую женщину в струящемся белом платье. Женщина приседает и рукою обнимает Коринфию за плечи. Никогда прежде никто не касался Коринфии таким образом. Она не знает, что с этим делать – с этой близостью. Женщина пахнет незнакомо – речным илом и цветами, а еще- пылью далеких галактик.

27
{"b":"257761","o":1}