ЛитМир - Электронная Библиотека

Жас пошевелилась в его объятиях и застонала.

– Я не отдам вам её!

Каким-то чудесным образом, голос Люка не сорвался. Одной рукой он придерживал сестру, а другой нащупал рукоятку ножа.

Нимфа с бледно-жёлтой кожей зашипела на него, обнажая острые зубы. Люк полоснул ножом по воздуху перед ней, и нимфа отпрыгнула назад. Но лишь на мгновение. Тонкая струйка страха холодила позвоночник.

Все деревья пришли в движение, заколыхались, стали раскачиваться из стороны в сторону. Взгляд выцепил дерево, непохожее на все остальные – его голубая крона напоминала облака в небе, и оно не двигалось, как другие.

Могло ли это быть Распутьем?

Лозы начали раскручиваться от стволов и заскользили по земле в его сторону. Одна из них обвила его лодыжку и он, инстиктивно, полоснул по ней. Лоза отпрянула, окропляя траву густой черной жидкостью, хлынувшей из пореза. И сразу же все остальные лозы начали спиралью закручиваться вокруг него, подобно змеям.

Это натолкнуло юношу на одну идею.

Когда плети окружили его и ринулись вверх, формируя клетку -западню, Люк уколол палец ножом.

Мгновенно воцарилась тишина: замолкшие Нимфы неотрывно смотрели на крошечную каплю крови на пальце.

Их глаза расширились. Чувствовалось физически, как их обуревает жажда крови.

А затем, они молча набросились на него.

Люк перекинул Жасмин через плечо и вонзил нож в ствол дерева с голубыми листьями, тот, что находился позади него. Наступив на рукоять ножа, который заменил ступеньку, он подтянул Жасмин к высокому суку. Кинувшиеся на него Нимфы попали в образовавшуюся клетку из лоз.

Они оказались в ловушке. Визг рассвирепевших Нимф стал еще более диким.

Люк поднялся к верхней ветви и вырвал нож из ствола. Затем, он схватил безвольное тело Жасмин и поднялся еще выше, в голубую крону. Закружилась голова.

Под вопли Нимф и шипение деревьев пальцы Люка сомкнулись вокруг компаса. Воображение рисовало Цветок Жизни. Это была его единственная надежда. Цветок представлялся фиолетового цвета с белой сердцевиной.

Это не сработало.

И тогда он вспомнил о Коринфии. Он представил ее губы, ее яркие серые глаза. Почувствовал ее нежную руку в своей, прикосновение ее волос к своей щеке.

И тогда перед глазами возникла внезапная вспышка света.

Тем не менее, он плотно держал Жасмин в своих руках.

А потом свет погас, и они оказались на острове под звездным небом.

Люк едва мог дышать. Это не совсем ночь – ближе к рассвету...но они были окружены таким большим количеством звезд, какое он и Жас не видели никогда, даже когда пробирались ночью на крышу и играли в игру определения созвездий.

– Жас, смотри, – прошептал он, но сестра не шевельнулась.

Он знал, что должен спешить, но по привычке выискивал знакомые созвездия – Андромеда, Пегас, Орион. Для дружеского общения. На удачу. Они все были там, как и в его мире, но ни одна не стояла в правильном порядке, как будто огромная рука достигла небес и переставила кусочки головоломки.

Впервые с тех пор, как он был ребенком, у Люка появилось желание плакать.

– Какая из летающих лошадей теперь? – спросила Жасмин.

Люк указал на Пегаса, пробежал пальцами по каждой звезде и нарисовал для нее картину в небе.

– Это не имеет ничего общего с лошадью, – усмехнулась она. – Единственное, что хотя бы приблизительно похоже, так это Большая Медведица. Я имею ввиду, что это должен быть медведь. Так ведь? – Она указала пальцем на созвездие.

Ты должна заполнить страницы с помощью своего воображения. Видишь, как они изобразили настоящего медведя здесь и как звёзды облегают его очертания вот здесь?- он указал на контур на странице.

– Это по-прежнему не имеет смысла, -сказала она. После паузы добавила:- Покажи мне еще одну.

Люк начал листать книгу, страницу за страницей, подсвечивая рисунки фонариком, указывая на соответствующие звезды в небе. Они остались на пожарной лестнице до самого утра. Жасмин заснула первой. Люк укутал ее в свою толстовку. Потом, он сидел в тишине, глядя на звезды.

Люк вздохнул. Как ни странно, он больше не чувствовал страха. Он чувствовал себя спокойно и уверенно.

Он может спасти Жасмин.

Наверное Коринфия была права. Возможно, им суждено было пройти этот путь.

Крошечные светлячки летали над головой. И все же они были не простыми светлячками, уж слишком ярким светом были наполнены их тела. Невообразимое разнообразие цветов вокруг. Люк никогда таких не видел, даже не представлял себе прежде такая форм и расцветок. От их аромата воздух становился гуще.

Он услышал отголосок девичьего смеха, который шел, казалось, из ниоткуда и отовсюду сразу. Звуки падающей воды. Пройдя под навесом из пышных, незнакомых растений, он вышел к величественному водопаду, простиравшемуся от края и до края обозримого пространства.

Тысячи крошечных серебристых шариков подскакивали на волнах.

Это было Оно! Место, о котором рассказывала Коринфия. Пираллис Терра.

– Мы сделали это, – сказал он Жасмин. Ее дыхание было поверхностным, едва слышимым. – Просто держись, хорошо. Для меня. Мы почти у цели.

Его голос сорвался, и он откашлялся.

Он уложил Жасмин на мягкую заплатку мха. Не хотел ее оставлять одну, но не было времени – она была так бледна, а ее губы были почти фиолетовыми. Необходимо найти цветок как можно скорее.

Люк протянул руку и убрал прядь темно-синих волос, упавших на лицо сестры. На секунду его горло перехватило. Он вспомнил, как она засыпала на его плече в машине, когда они ехали обратно из Сан-Хосе, навестив своих бабушку и дедушку.

- Я скоро вернусь, – произнес он, хотя знал, что она его не слышит. – Я обещаю.

Он был близок – так близок. Ему просто нужно найти цветок.

Люк направился по импровизированному пути, вымощенному белыми камнями. Он будто знал, куда надо идти. Все в этом мире он чувствовал интуитивно, словно он был здесь прежде, или видел это место во сне.

Дорогу обрамляла густая растительность. Огромные листья папоротника скользнули по его плечам: словно нежное прикосновение чьих-то рук. Он случайно задел розовый колокольчик и воздухе разлился пьянящий, сладкий аромат, от которого закружилась голова – как от запаха елки на рождество!

Он почувствовал себя одурманенным и ему пришлось заставить себя сконцентрироваться.

Тропинка вывела к проходу между двумя шеренгами огромных каменных статуй с женскими телами - три по одну сторону, четыре по другую. Позади статуй виднелись ворота. Эти каменные стражи возвышались над ним на высоту десяти футов. Их лица были абсолютно бесформенны, за исключением небольших прорезей в форме полумесяца вместо рта.

Несмотря на то, что у них не было глаз, у Люка сложилось впечатление, что статуи следили за ним! Его тело била крупная дрожь, пока он проходил под их тенями. За резными воротами он заметил пышные заросли цветов- цветок должен быть где-то здесь! Люк сильно толкнул ворота, но они даже не шелохнулись. Он толкнул сильнее, налегая всем своим весом, но тяжелые резные ворота по-прежнему не поддавались, хотя свидетельства наличия замка не было. Надежды пролезть через прутья не было- он был для этого слишком широк, даже если попытаться пролезть боком.

Если у него не получится открыть ворота, он просто перелезет через них. Люк подпрыгнул и схватился за одну из решёток.

Тогда она затряслась.

Нет. Это земля начала трястись.

Раздался тяжёлый, скрипучий звук, и на одно мгновение ему показалось, что он знает, как открыть ворота. А затем его накрыла огромную тень, отчего волосы на затылке встали дыбом.

Люк спрыгнул обратно на землю. Он обернулся и его сердце остановилось.

Статуи сдвинулись.

Статуи ожили.

Их каменные рты открылись, обнажая два ряда острых, почерневших клыков. Люк сделал шаг назад, споткнулся, упал, поднялся, вновь попятился. Так он пытался словно краб, пока не уперся спинов в ворота.

Одна за другой, статуи опускались на колени, рыча и щелкая каменными зубами. Их тела постепенно трансформировались; закруглённые каменные кулаки превратились в руки с ужасными когтями, вонзающимися в землю. Люк чувствовал вибрацию почвы под ногами, которая сотрясала все его тело- от ног до головы. Три статуи подступили к нему так близко, что он мог коснуться их грубых, слепых лиц. Они каким-то образом знали, где он стоял. По запаху. По вкусу.

50
{"b":"257761","o":1}