ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Проходят секунды после того, как я начинаю осознавать произошедшее. Все кончено. Мертвяк покусал меня. Я стану такой, как они. Нет, нет, я не хочу этого! Никогда в жизни.

Гэри все еще смотрит на меня. Я улыбаюсь ему, а затем, передернув затвор, выношу ему мозг. Он падает замертво. Мне хочется заплакать, но я не могу. Внутри все горит. Пора.

Сейчас.

Снова готовлю дробовик к выстрелу. Позади себя слышу новые шаги, мычание, шарканье. Все кончено, Джессика.

Все кончено.

Подношу дуло дробовика к месту под подбородком, закрываю глаза и говорю кому-то в пустоту:

- Прощай.

А затем спускаю курок.

_____________________________________________________________________________

ТОЛЬКО ТЕБЯ

Only you

Я открываю глаза в больничной палате. Что я делаю здесь? Как попала сюда?

Ответом мне служит тишина.

В комнату входит медсестра. Она улыбается – приветливо и мило, но я совсем не хочу делать этого в ответ. Как так выходит, что я не могу вспомнить, что случилось со мной за последние несколько месяцев?

Медсестра говорит со мной. Я не слушаю, только смотрю на ее лицо в тщетных попытках найти в памяти ее имя. Не выходит. Будто что-то специально мешает мне думать о том отрезке времени, в котором сейчас только пустота.

- Миссис Майлз, как вы себя чувствуете? – раздается голос где-то рядом со мной. Я смотрю вперед и словно ничего не вижу – перед глазами мечутся беспорядочные картинки прошлого, но собрать их воедино не представляется возможным. Меня кто-то трепет за плечо, поднимаю глаза, смотрю. Мужчина, в белом халате. Доктор. Табличка с именем гласит – Филипп Норд. Он невысокий, с длинным горбатым носом, карими глазами и залысинами на голове. Глядит на меня так, будто я должна что-то ответить, и только спустя несколько секунд я понимаю, что он спросил меня о чем-то.

- Простите? – переспрашиваю я осипшим голосом. Доктор улыбается, а медсестра за ним качает головой с разочарованным видом. Думает, я ее не вижу.

- Как вы себя чувствуете? – повторяет свой вопрос доктор Норд. Глаза бегают по комнате, словно где-то за койкой притаился нужный ответ, но его нет там. Он в моей голове. Что сказать? Как я себя чувствую?

- Странно, - отвечаю я и снова смотрю по сторонам, не понимая ничего из того, что происходит.

- Вы попали в аварию, миссис Майлз, - объясняет Филипп Норд, - У вас частичная потеря памяти и дезориентация, это нормально. Не переживайте, мы уже позвонили вашему мужу, он скоро будет здесь.

- Мужу? – в ужасе спрашиваю я. Такого не может быть. Мне в голову приходят картинки, но их снова не разобрать. Мужа среди них точно нет. Но есть другой человек. Первый человек, приходящий мне на мысль. Кевин. – Простите, а кто мой муж?

Доктор Норд вздыхает – я знаю, что он разочарован таким вопросом. Наверное, он думал, что дела у меня получше, чем есть на самом деле. Филипп говорит что-то медсестре, и та уходит из палаты. Доктор садится на мою койку с краю и снова выдыхает. Дело плохо.

- Скажите, Аманда, что последнее вы помните? Какое событие, может быть, человека?

Провожу руками по лицу, по волосам.

- Это сложно, - бормочу я, пытаясь вспомнить момент, когда в последний раз осознавала, кто я и где я. В голову приходит только Кевин. Я помню его квартиру, сад на крыше, зеленые глаза, посиделки у моря, ссору. Дальше – как в тумане.

- Помню Кевина, - произношу я на свой страх и риск. Доктор цепляется за эту фразу, как за спасательный круг.

- Отлично. Кто он?

- Мой парень…точнее, я…не знаю, кто он мне сейчас, - отворачиваюсь к окну и смотрю на затянутое тучами небо. Скоро пойдет дождь.

- Аманда, у вас есть муж, его зовут Роберт, - откуда-то издалека слышится голос доктора Норда, а я думаю о том, как мы с Кевином поссорились. Тогда тоже шел дождь. Я накричала на него за очередной проступок, уже не помню какой, и убежала прочь. Куда? Зачем? Может, в тот вечер я и попала в аварию? Но откуда у меня муж?

- Что? – рассеянно спрашиваю я.

- Ваш муж здесь, - отвечает Норд, - Я его приведу. Возможно, это поможет вам вспомнить.

Филипп Норд удаляется из моей палаты.

Пару минут спустя слышу, как открывается дверь. Смотрю. Кто это? Мужчина среднего роста с каштановыми волосами, одет в темные брюки и рубашку салатового цвета. Он улыбается мне.

- Здравствуй, милая, - шепчет он, подходя ближе к койке. Я инстинктивно отстраняюсь. Он кривит губы. Ему не нравится моя реакция. – Прости, прости, я напугал тебя? Как ты, Аманда?

- Простите, но я вас не знаю, - резче, чем планировалось, отвечаю я. Мужчина проводит рукой по волосам в обреченном жесте. Ему нелегко, и мне жаль, что так выходит. Он знает, кто я. Он любит меня? Наверное.

- Что ты помнишь? – спрашивает он. Я молчу. Не хочется снова пересказывать ему все, что я вспомнила. К тому же, это его не обрадует, раз он мой муж.

- Ничего, - говорю я, в конце концов, - Я ничего не помню. Простите.

- Это нормально, так доктор сказал. Мы заберем тебя домой, и там ты поправишься.

- Мы?

- Кларисса тоже здесь, - мило улыбается он. Я вопросительно гляжу на него, мол, кто такая эта Кларисса. Роберт, насколько мне известно, берет меня за руку. Но вместо каких-либо воспоминаний я чувствую только пустоту. Он ничего для меня не значит. Если бы значил, я бы вспомнила его. Наверняка. Но тогда почему я за ним замужем?

- Кто такая Кларисса?

Роберт моргает.

- Наша дочь. Она тоже здесь, с медсестрой.

Господи! У меня есть ребенок? Чувствую себя ужасно: голова начинает трещать по швам, возникает странное раздражение, но затем я снова вспоминаю успокаивающие зеленые глаза, сад, крышу. Я точно знаю, что мне нужно к Кевину. Он заставит меня вспомнить.

- Я увезу тебя домой, милая, - говорит Роберт, - Ты поправишься.

А я не уверена, что хочу.

Мы дома. Странное ощущение, когда не знаешь, что это значит – дом. Я вхожу в большую, красиво обставленную квартиру и не могу вспомнить даже крошечных деталей. Да что говорить? Я даже мужа и дочь вспомнить не сумела. Роберт заботливый. Кларисса красивая, кудрявая девочка. Ей всего годик. Значит, я рассталась с Кевином год назад? Боже, не верится.

- Присядь, я уложу Клэр и вернусь, - говорит Роберт, нежно улыбаясь мне. Я молчу, рассматривая квартиру. В гостиной немного мебели – видимо, я люблю минимализм. Все в пастельных тонах, здесь уютно. Но мне будто чуждо все это. Как я могла полюбить размеренную жизнь, когда с Кевином у нас был настоящий торнадо в отношениях?

Подхожу к комоду – на нем стоят несколько фотографий в рамках. Беру первую и внимательно рассматриваю. Свадьба. Я улыбаюсь в объектив, платье шикарное, а рядом Роберт. Он тоже счастлив. А может, мы просто делаем вид?

Беру следующее фото. Маленький комочек, похожий на сиамского кота. Серый, пушистый. Улыбаюсь. Наверное, это мой кот. Я люблю котов.

Затем третье фото – на нем изображена моя дочь, Кларисса или просто Клэр, как назвал ее Роберт. Я держу девочку на руках, прижимаю к сердцу, она мне очень дорога – я вижу это по своим глазам. Однако сейчас таких чувств нет. Я будто очутилась в чужой идеальной жизни.

Возвращается Роберт. Он трет ладони друг о друга, виновато улыбается. Мне не хочется говорить с ним. У меня совершенно другое желание.

- Как ты? Что-нибудь вспомнила? – спрашивает муж. Я мотаю головой, как китайский болванчик, ставлю фото обратно на комод и отворачиваюсь. Слышу за спиной его вздох. Господи, неужели мне придется жить здесь, с ним? Я ведь совсем не люблю его. Или не помню этого? Ведь на фото мы вроде как счастливы.

Хотя…улыбки на фото могут врать.

Через две недели мне становится более-менее комфортно здесь, в нашей квартире. Роберт сам нянчается с малышкой, но позволяет мне смотреть на нее, играть с ней иногда. Она мне нравится – милое дитя. И иногда я чувствую к ней что-то теплое, доброе. Наверное, я ее люблю.

17
{"b":"257773","o":1}