ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Последствия неприятного разговора с Лордом Къериозом не заставили себя ждать. Теперь вне своей комнаты и учебных аудиторий Ксению постоянно сопровождала охрана. У нее появилась вторая тень, а ощущение чужого присутствия за спиной стало привычным делом. Поначалу, девушка бесилась и пыталась отделаться от охраны при каждом удобном случае, но те, с безукоризненной вежливостью ломали ее планы и следовали всюду за Ксенией, проверяли ее еду, вещи, а уж про неожиданные подарки и речи быть не могло.

На ночь Ксения теперь надевала обручальный браслет. На этом настоял Лорд Къериоз. Собственно выбор у девушки был небольшой: или терпеть присутствие чужих людей ночью в комнате, или надевать браслет, в качестве дополнительной защиты. Как объяснил ректор, на этот браслет навешено столько защитных заклинаний, что она может спать спокойно, да и сам он тоже.

Вот только спокойно спать у нее не получилось. Совсем. Когда она первый раз с опаской нацепила браслет на руку, ничего не произошло. Гром не прогремел, и даже молния не сверкнула. Успокоенная, Ксения отправилась спать. Вот только закрыв глаза, открыла она их в совершенно незнакомом месте.

Вокруг царила ночь. Далекие и в тоже время близкие звезды рассеялись по небосводу. Дышащий осенью воздух казался застывшим и плотным на ощупь. Словно красные глаза диких зверей в темноте сияли костры. Рядом с одним из них стояла босая, в одной ночной рубашке Ксения. Сидящая у костра одинокая фигура вздрогнула, потом с болью произнесла: «Зачем ты снова мучаешь меня, Ксения?»

Да, как-то не так она представляла себе их встречу, пусть даже и во сне. Хотя, это ведь ее собственный сон, и она не позволит некоторым личностям его испортить.

— Если кто кого и мучает, так это ты себя сам, — отвергла девушка несправедливое обвинение.

— Ксения, — не веря самому себе выдохнул принц. Он вскочил на ноги, сделал шаг к застывшей девичьей фигуре и остановился, жадно вглядываясь в черты ее лица, не скрывая свои эмоции, — ты все-таки пришла.

Элисдэйр протянул к ней руку, но девушка отшатнулась от него, сохраняя прежнюю дистанцию.

— Сон, какой-то странный, — пробормотала она, чувствуя, как стынут ноги, стоя на промерзшей земле.

— А по мне, так самый чудесный сон, — с нездоровым энтузиазмом откликнулся принц. Руку он, правда, убрал и сейчас просто стоял напротив девушки, со счастливой улыбкой на лице, — и у меня есть идея, как нам его провести.

— И какая? — с подозрением откликнулась Ксения, не ожидая ничего хорошего от своего жениха.

— Я не успел прошлый раз показать тебе Лунный город, хочешь, слетаем туда сейчас, — замер он в ожидании ответа Ксении.

Девушка обдумала это заманчивое предложение. «Ну что ты теряешь, — соблазняло ее собственное любопытство, — это ведь сон, пусть даже и не совсем обычный».

— Хорошо, — кивнула Ксения.

— Тебе придется взять меня за руку, — с довольной улыбкой он предложил ей руку, и девушка, вздохнув, вложила в нее свою ладонь. Рука оказалась приятно теплой на ощупь, и Ксения с наслаждением почувствовала, как начинает отогреваться от ее тепла. Она с удивлением поймала себя на нескромной мысли, что хотела бы крепко прижаться к нему и ощутить жар, исходящий от мужского тела.

— Все страннее и страннее, — подумала она, но не успела продолжить свои измышления на эту тему. Принц взмыл вверх, плавно потянув за собой Ксению.

Полет всегда завораживал ее и приводил в состояние близкое экстазу. Но во сне все было по-другому. Они словно неслись по некоему тоннелю, не выходя в обычное пространство. Мимо мелькали смазанными красками стены, и было абсолютно непонятно, какого размера тоннель. Вынырнули они над городом и плавно опустились на площадь третьего уровня. Город спал. На пустынных улицах виднелись лишь осветительные шары, замершие в круге собственного света. Мостовая блестела от прошедшего вечером дождя, но даже капли воды, покрывающие листву на деревьях, заснули, забыв упасть вниз. Причудливой водяной фигурой замер фонтан, прекратив свой постоянный бег.

Ксения с любопытством разглядывала изящное, почти невесомое здание в центре площади. Колонны, закручивались спиралями, переплетались друг с другом причудливым образом, а шары были нанизаны на них в самых неожиданных местах. Само здание было не похоже ни на что, виденное ранее девушкой.

— Это творение легендарного Мастера, — пояснил Элисдэйр, — он работал еще во времена Единого клана. У нас мало, что сохранилось с тех времен. Многое уничтожили войны. Есть еще несколько зданий в столице. Я обязательно тебе их покажу.

Ксения согласно кивнула. Принц оказался талантливым рассказчиком, и девушка затаив дыхание, слушала его повествование про приход Единого клана в новый мир, про последовавший за этим распад на несколько кланов, про кровопролитные войны за право обладать Радужным троном, про исход пяти кланов за пределы Империи.

Молодые люди удобно устроились на крыше дворца. Принц строго выдерживал дистанцию между ними, боясь разрушить то хрупкое равновесие, которое им удалось достичь в своих отношениях. На прощание он поцеловал ее запястье, и поцелуй огненной бабочкой обжег ее кожу.

На следующую ночь Ксения без колебаний одела браслет. Все ночи теперь были особенными, и она уже с нетерпением ждала прихода царицы снов. Молодые люди посетили все пять Единых городов, и каждый был по-своему прекрасен.

Астиана все больше погружалась в захватывающую, местами кровавую, замешанную на предательстве и верности, мести и любви, историю воздушных. Но больше всего ее завораживали их сказания и легенды. Благодаря рассказам принца, Ксения могла более уверенно себя чувствовать на занятиях по истории. Чего нельзя было сказать про другие предметы.

Она с головой окунулась в учебу. Утром им преподавали теорию магии, историю Империи, физику, географию и основы лекарского искусства. После обеда и короткого отдыха, студенты неслись на практические занятия, где путем проб и ошибок пытались применить теорию на практике. Самыми мучительными были занятия на специальном полигоне. Бег, лазанье, полеты сквозь, созданную чьим то извращенным воображением, полосу препятствий, а на закуску — тренировки с оружием. Как говорил их тренер, покрытый боевыми шрамами наемник Аграфф: «После того, как кончились все боевые заклинания, и сил на магию уже не осталось, стоит либо быстро бегать, либо хорошенько махать мечом, а еще лучше заметнуть кинжал в нужную сторону».

Вечером, когда остальные студенты отдыхали, Ксения, постанывая от полученных ею свежих синяков и ушибов, поднималась в кабинет к ректору на дополнительные занятия. Она опоздала к началу учебного года, и теперь ей приходилось нагонять пройденный ее группой материал и, одновременно, ухитриться разобраться в новом.

Как ни странно, во многом разбираться ей помогал принц. У него получалось разложить непонятный для Ксении материал так, что все становилось ясным и понятным. Поэтому их ночные свидания скорее напоминали учебные занятия и лекции. Хорошо хоть, что девушке не нужно было учить языки других народов, она понимала смысл сказанного, как будто в ее мозг был встроен автоматический переводчик. Но вот чтение и письмо не были бесплатным приложением, и приходилось самостоятельно изучать алфавит самых распространенных языков верхнего и нижнего миров.

С Лили она все-таки подружилась. Да и как было не подружиться с той, кто спас тебе жизнь. И пусть ее соседка все также порой отчитывала Ксению за неблаговидное поведение или выходящие за рамки приличия поступки, но делала она это скорее по-привычке, без прежнего огонька.

С группой отношения у Ксении потихоньку налаживались, хотя парни до сих пор нервно реагировали на ее поведение. Но все же привыкли и уже не шарахались от нее, когда девушка с улыбкой просила их помочь ей с учебой. Вот только юмор они понимали плохо, особенно в ее исполнении, особенно, когда Ксения подшучивала над кем-нибудь из группы, не выдерживая их сверх вежливого отношения к женскому полу. Но, правда, подобное подшучивание оборачивалось не в пользу девушки. Воздушные сразу вспоминали, что она — Астиана Императорского дома и раз уж учится в Академии, то должна быть лучшей. После этого свободное от учебы время у Ксении стремилось к нулю, так как пробелов, которые следовало заполнить в ее образовании, было множество.

32
{"b":"257776","o":1}