ЛитМир - Электронная Библиотека

— Тогда, что ты здесь делаешь? — Она сложила руки на груди. — Я не дура. Ты что-то замышляешь.

Я оглянулся на дом Эммы. На мерцающий жар от свечей в окне.

— Я пытаюсь напомнить себе, почему это плохая идея — войти туда и поговорить с ней. Почему это плохая идея — войти туда и сделать больше, чем просто поговорить с ней.

— Я не собираюсь стоять здесь и читать тебе лекции. Я не Истон, и тебе не нужна приходящая нянька. Ты уже знаешь, почему это плохая идея.

Я знал, что это была плохая идея. Но теперь, когда я понял то, что значит касание и разговор с Эммой, я не знал, сколько еще я мог выдержать без них. Избегать ее. Притворяться, что все во мне не горело от потребности, чтобы она действительно узнала меня. Я закрыл глаза, чувствуя вес своего решения, тепла, заполняющего все полые места внутри. Когда я снова открыл глаза, Аная качала головой.

— Ты сделаешь это в любом случае, не так ли?

— Вероятно, но тебя тут никогда не было, — сказал я. — И если тебя никогда здесь не было, я не видел то, как ты смотрела на Кэша, как будто мечтала рассеянно рисовать его имя в своем дневнике.

— Я не…

Я поднял брови, и она остановилась. Она оглянулась через плечо на дом Кэша и закусила губу.

— Его зовут Кэш?

— Да, — сказал я. — И я не должен говорить тебе, почему это плохая идея. Верно?

Аная мельком взглянула на косу, начинающую блестеть и пылать на ее кожаном поясе. Она обернула пальцы вокруг нее и кивнула.

— Верно.

— Аная? Скажи мне, что присмотришь за ней. Если что-нибудь случиться… если меня здесь не будет, а ты будешь, просто не оставляй ее одну.

Ее губы сложились в маленькую улыбку.

— Ты знаешь, что не оставлю.

— Спасибо.

Я ждал, когда вспышка света поглотит Анаю и перенесет ее на другую сторону, прежде чем пробежать через двор. Эмма видела меня в лесу. Говорила со мной так, будто бы я был настоящим. Возможно, я мог сделать это. Она не должна была знать все. Просто немного. Я остановился в дыхании от стены ее спальни.

Сейчас или никогда, Финн.

Я выдохнул и скользнул сквозь холодный кирпич, пока тепло комнаты Эммы не окружило меня. Я не знаю, что я ожидал найти, но не Эмму, сидящую на кровати в обнимку с пластмассовой доской. И с надеждой в глазах… Это была надежда, что она не была сумасшедшей. Надеюсь, что небольшое проявление перед ней, могло доказать это. Она заслужила намного больше, чем это. Она была намного больше, чем это. Она была решительной, верной и красивой и всем, чем я хотел быть. Она заботилась о людях вокруг себя. Однажды она позаботилась обо мне. Она заботилась обо мне тогда, когда должна была ненавидеть меня.

Я сел на кровать напротив нее и сжал пальцы в кулаки. Я ненавидел это. Ненавидел, что она обратилась к чему-то настолько смешному из-за того, что я сделал. Из-за того, что я вызвал. То, что я сделал, причинило ей ужасную боль.

Эмма откинула длинные светлые волосы через плечо и глубоко вздохнула. Два пальца лежали на указателе.

— Здесь кто-нибудь есть? — спросила она, закрыв глаза. — Пожалуйста. Пожалуйста, поговори со мной, если ты здесь.

Пошел к черту Бальтазар со своими угрозами. Если не будет телесного контакта, то он и не узнает.

Я положил свои пальцы рядом с ее и переместил указатель на слово «да».

Глава 11

Эмма

Я замерла, боясь пошевелить пальцами. Боясь дышать. Мой взгляд остался приклеенным к слову под деревянным указателем.

Да.

— О, Боже Мой. — Я резко убрала руку от указателя и прижала ее к груди. Мое сердце дико стучало, пока я могла чувствовать его в ладони как пульс. Я не знала, что сделать потом. Все, что я знала о досках для спиритических сеансов, было тем, что я видела на неудачных видео с YouTube, и не похоже, что мне это сильно помогало теперь, когда кто-то, или что-то, фактически отвечал.

— Кто ты? — спросила я, наконец. Когда поняла, что мои руки все еще были прижаты к груди, я опустила их к указателю, но он заскользил из-под моих кончиков пальцев, прежде чем я смогла коснуться его. — Ф, — зашептала я, проговаривая буквы вслух. — И. Н.

Указатель сделал паузу, потом проскользил по кругу и вернулся к «Н».

На тот момент, доска была единственной вещью, существовавшей в этом мире. Горы, окружавшие мой дом, могли рухнуть. Звезды могли пасть с небес. Не думаю, что я бы заметила это. Это был один из тех моментов, который менял все. Момент, когда реальность становилась чем-то еще. Когда указатель замер, я окинула комнату взглядом, ожидая обнаружить что-то. Но ничего не нашла.

— Финн, — выдохнула я. — Тебя зовут Финн?

Указать скользнул на «да», и я села на колени, тяжело дыша. То имя…

— Произнеси его еще раз.

Я засмеялась при виде парня с зелеными глазами и скрестила руки на груди.

— Что?

— Мое имя. То, как ты произносишь его… будто оно что-то значит. Словно оно все еще что-то значит.

Я поцеловала уголок его рта и прошептала:

— Финн.

Я моргнула и видение пропало. Мое сердце больно билось в груди. Зеленые глаза, тот голос… О Боже! Я не могла дышать. Это был он. Он был тем парнем в школе. В лесу. В моей голове. Я уставилась на доску. Финн.

— Я могу увидеть тебя? — Я прикусила губу, не позволяя себе думать о том, чего я хотела. Я просто знала, что хотела. Все внутри меня желало этого. — Как тогда, когда я видела тебя раньше этой ночью.

Ничего не произошло. Ни признака магии. Ни свечения призрака, превращающегося в парня с зелеными глазами цвета джунглей, которого я видела. Указатель не шелохнулся. Разочарование сжалось в моей груди. Это не могло быть концом. Этого не было достаточно. Мне были нужны ответы. Мне нужно было знать, почему он был здесь. Мне нужно было гораздо больше, чем то, что он сказал.

То воспоминание все еще было во мне. Его губы, его руки, то, что я чувствовала, словно я взорвусь, если он продолжит прикасаться ко мне. Финн. Что, черт возьми, это значило? Было ли это на самом деле? Или же я просто так сильно этого желала, что мой сумасшедший мозг все придумал.

— Финн? — позвала я дрожащим голосом, пристально смотря на указатель, заставляя его сдвинуться. Заставляя его доказать, что я не была той сумасшедшей, какой считали меня доктора.

Он не сдвинулся.

Значит, я сошла с ума. Я сжала руки в кулаки так сильно, что ногти оставили маленькие половинчатые отпечатки на моей ладони, затем соскользнула с кровати и потопала на кухню, вниз по коридору. Таблетки. Мне нужны таблетки. Я щелкнула выключателем и одна из лампочек лопнула и потухла, погружая кухню в полумрак. Я схватила маленькую оранжевую таблетницу со стойки. Я уже принимала одну капсулу сегодня, но мне точно нужно было еще. Мне нужно было выбросить это воспоминание… нет. Эту галлюцинацию из головы.

— Не принимай их, — сказал теперь уже знакомый голос.

Я сжала крышку, пока пальцы плотно не обхватили ее, и повернулась. Он был там, стоял в моей кухне, словно она принадлежала ему. Словно он всегда там был.

Финн взглянул на пузырек в ее руках.

— Ты не сумасшедшая, Эмма. Они не нужны тебе.

Пузырек прогремел по кафельному полу. Я подскочила, сердце бешено стучало в груди, легкие съедали весь воздух вокруг меня, пока я не почувствовала головокружение. Со щелчком все стало на свои места. Парень в моих снах, парень, который спас мою жизнь, дважды… он был здесь. Стоял передо мной. Как это было даже возможно?

— Что ты такое? — Я прикрыла глаза и представила тот отчаянный взгляд на его лице перед тем, как он распался и исчез в ночи как призрак.

— Я не… живой.

Дыхание с дрожью вышло из меня, и я открыла глаза, наполовину ожидая, что он ушел. Но все еще стоял там, неуверенно опираясь на серый гранитный стол.

— Что это означает?

— Это означает, что я мертв. Я и есть душа.

Мертв. Слово плавало вокруг моей головы, не чувствуя себя реальным. Был мертвым, как мой папа. Был мертвым, как холодное, гниющее тело в земле. Я посмотрела на Финна. На теплый цвет его губ. Взволнованный взгляд в его ярко-зеленых глазах. Я не могла приладить к нему это слово.

20
{"b":"257777","o":1}