ЛитМир - Электронная Библиотека

— Эмма… — Он выглядел напуганным, кладя руку на матрас рядом со мной. Я резко убрала руку от него, и он вздрогнул. — Подожди…

— Кто ты на самом деле? — сказала я. — Ты не просто душа.

Финн отвел взгляд и потер ладони об колени.

— Зачем тебе нужно, чтобы я сказал то, что ты и так знаешь?

— Потому что я хочу, чтобы ты сказал мне правду. После всего, я заслуживаю этого.

— Ладно. Ты хочешь технический термин? Я — жнец. Ты хочешь правду? Я — смерть. — Кобура появилась у него на бедре. Он схватился за изогнутое лезвие и со щелчком вытащил его. — Я выкашиваю души из их плоти, и я не забираю их в счастливое место.

С другой стороны двери палаты рассмеялась медсестра. Тележка прокатилась мимо. Рыдание хлынуло из моей груди, не давая мне дышать.

— Я забрал тебя, — прошептал он, его взгляд прожигал дырку в полу. — Я, как предполагалось, должен был забрать тебя снова два года назад.

— Я знаю. Девушка в белом платье показала мне. Она велела передать, что ты ей должен.

— Это Аная. Она из Небесных жнецов. — Финн резко придвинулся ко мне, глядя на книгу. — Что еще она показала тебе? А именно, сколько ты помнишь?

Я сглотнула, задевая зашитую рану.

— Ты сказал, что любишь меня, — ответила я. — Любишь?

До того, как он смог ответить, я отвернулась, чтобы скрыть слезы, катящиеся по моему лицу. Даже через гнев я чувствовала необходимость прикоснуться к нему, это было настолько сильное желание, что оно сдавливало мою грудь до тех пор, пока я не могла дышать. Финн придвинулся ко мне, как будто прочитав мои мысли. Он коснулся моей открытой ладони, его рука распалась на переливающиеся частицы, которые просеялись между моими пальцами.

— Да, — прошептал он.

Я не знала, что сказать на это, поэтому я просто кивнула. Внутри было еще слишком много боли. Слишком много, чтобы стереть все это прочь тремя маленькими словами.

— Ты была вне времени, — продолжил он. — Я не знаю, помнишь ли ты то, что происходило с тобой, но я терял тебя. И я не мог позволить тебе стать такой. Не тогда, когда это была моя вина, что ты оказалась проклята в первый раз. Я знал, что отношения между душами и жнецами были запрещены, но думал, что буду наказан я, а не ты. Я не подумал. Я должен был знать… — Финн замолчал, его голос звучал натянуто. — Несмотря на все это, зная, что я был эгоистом, я не мог отпустить тебя. Я все еще не могу.

Я поглощала недостающие фрагменты к паззлу, кусочки которого дала мне девушка в белом платье. Черные вены. Земля Теней. Мой разум блуждал по вновь знакомым воспоминаниям, которые до сих пор не вполне чувствовались как дома в моей голове, я пыталась вспомнить чувства, которые принадлежали другой девушке. Мое сердце трепетало, просто от мыслей о том, как Финн смотрел на меня. Как он касался меня.

— Я не хочу, чтобы ты позволил мне уйти.

Я, возможно, сердилась, мне было больно, и я была смущена, но я, по крайней мере, так много узнала. Я также не была готова позволить ему уйти. Даже после всего этого.

Финн поцеловал мое запястье, его губы распались в мелкий туман, когда они медленно двинулись вниз к моей ладони. Дыхание перехватило в горле, а пальцы сжались вокруг мерцающих частиц. Он отпрянул, его кожа сошлась обратно, когда он сел. Как только он снова стал целым, он крякнул и схватился за лезвие на бедре.

— Не уходи. — Я поднялась и потянула к нему руки, но он отстранился.

Он встал, сожаление и желание клубились в зеленых глубинах его глаз.

— У меня нет выбора. Пожалуйста, не ненавидь меня.

— Подожди! — К тому времени, как слово слетело с моих губ, он ушел. Мой взгляд то и дело опускался на те места, которых он касался, которые все еще чувствовались теплыми и покалывающими. Я все еще могла чувствовать его на моих пальцах. В моих жилах. И ничего из этого не было достаточно.

Глава 29

Финн

Я не мог сказать, где я, черт возьми, приземлился. Тени скользили перед моим сознанием. Их были сотни. Они кричали, корчились, скручивались, пока я не упал на колени и не прикрыл руками уши. Мои колени погрузились в грязь, в пепел и Бог знает во что. У меня не было времени, чтобы смыться оттуда. Не тогда, когда я не знал, где Эмма, я встал. Я должен был ей все объяснить. Я просто не мог оставить все так, как есть сейчас.

Истон похлопал меня по спине.

— Пахнет как дома.

Я огляделся вокруг. Мерцающие вспышки создавали дыры в темноте. Жнецы. Как минимум двадцать.

— Почему они здесь?

— Очень много жертв, — сказал Истон. — Их будет более сотни.

Он указал через плечо. Огонь был настолько высок в темноте, что он мог коснуться звезд. Горел массивный кусок металла, соприкасаясь с деревьями и пламенем. Топливо испарялось, загрязняя свежий воздух. Обугленное крыло с фирменным сине-красным логотипом авиакомпании торчало сверху над обломками. Самолет. Самолет, полный горящих людей. Мое тело потяжелело. Боже, жаль, что до сих пор я не имел возможности бросить это дело. Я сделал шаг назад и наткнулся на стену воспоминаний.

Тепло лизнуло меня за шею. Что-то задело меня за локоть. Я тянулся к пульту контроля самолетом. Еще чуть ближе…

— Финн?

Дым душил меня. Что-то горячее обжигало сзади шею, плечи.

— Сукин сын! — Я шлепал по огню, ползущему снизу моего рукава. Самолет вздрогнул и…

— Эй. — Истон присел на колени рядом со мной, его брови сошлись, и он щелкнул пальцами перед моим лицом. — Избавься от этого.

Он встал и протянул мне руку. Я посмотрел на него так, как смотрит змея перед нападением. Вздохнув, он схватил меня за запястье и потянул вверх.

— Послушай, я знаю, что это трудно, — сказал он. Один из жнецов Небес, мальчик с ослепительно светлыми волосами и алебастровой кожей, прошел мимо нас, придерживая рукой дрожащую душу женщины в платье с цветочным узором. — Ты можешь это сделать. Ты мог это сделать задолго до того, как эти глупые люди попытались научиться летать, и они будут это делать вновь. Поэтому мне нужно, чтобы ты это принял.

Истон медленно вытащил косу из моей кобуры и сжал мои пальцы на ней. Я онемел. Я не мог почувствовать даже лезвие в кулаке. Я не хотел его чувствовать. Я хотел убежать от всего этого.

— Эй. — Истон снова щелкнул пальцами, возвращая меня обратно. — Оставайся со мной.

Я кивнул и сглотнул.

— Хорошо.

Истон улыбнулся.

— Хорошо?

— Да. — Даже не близко к «хорошо», но ложь не чувствовалась слишком неприятной в моем рту. Это было лучше, чем признание того, что я был напуган кем-то, кто сталкивался с Адом ежедневно. Истон кивнул, просмотрел на меня разок и отвернулся. — Эй, Истон?

Он остановился и посмотрел через плечо.

— Ты все еще злишься на меня? — спросил я, желая, чтобы он сказал нет.

Он закатил глаза и стал вращать свою косу между пальцами как полицейскую дубинку.

— Ха. — Он замолчал, обдумывая это. — Но для отчета, я действительно все еще думаю, что ты — придурок.

— Достаточно честно. — Я не думал, что он слышал. Он уже ушел вырывать душу из груди какого-то бедного ублюдка.

Я закрыл глаза и делал шаг за шагом, пока жар не поглотил меня. Я открыл глаза. Огонь лизал, дразнил мою грудь, мою обувь. Кто-то прошел около меня.

— Я должна была взять уже трех детей, — сказала Аная. Она прикусывала нижнюю губу. — Я не знаю, как ты делаешь это.

— Я стараюсь не думать об этом.

— Тогда вот что тебе нужно здесь сделать.

Я посмотрел на самолет.

— Знаю.

— Всегда пожалуйста, между прочим, — сказала она. — Так будет намного легче сейчас, убрав все тайны.

— Всегда пожалуйста? — Я уставился на нее. — Ты понимаешь, насколько она прямо сейчас на меня злится?

— Она справится. Поверь мне. — Аная протянула мне руку. Она была настолько маленькой и тонкой по сравнению с моей, ее кожа была более темного оттенка. — Пошли, — сказала она. — Мы сделаем это вместе.

Я уставился на мерцающее серебро, которое циркулировало как дым, где наши ладони соприкасались, и глубоко вздохнул. Я не нуждался в этом, но я хотел этого. Если после семидесяти лет я не смог забыть то чувство, когда плоть тает с костей, я не думал, что смогу когда-либо избежать тех воспоминаний. Я сжал руку Анаи и ступил в огонь.

43
{"b":"257777","o":1}