ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

С выводами я поторопилась. Я снова существую.

У меня к горлу подступил комок, когда все повернулись к ней, а принц медленно толкнул журнал через стол.

— Прости, Валери, не знал, что ты — образец сочувствия и заботы, — произнес Фэллон так громко, что услышал весь класс.

Ученики издевательски засмеялись. Мистер Силайа, который уже начал открывать дверь, чтобы выставить Валери вон, снова закрыл ее.

— Ой, да ладно, — бросила она, после чего взяла учебник и спряталась за ним.

Я посмотрела на принца, который не сводил с Валери взгляда.

Когда мистер Силайа отвернулся, он наклонился к ее столу.

— Еще раз оскорбишь ее, и я забуду о своем хорошем отношении к людям, — тихо сказал он. В голосе его звучала угроза.

Валери, казалось, хотела плюнуть ему в лицо, но вместо этого, оскорбленная, снова спряталась за книгой.

Когда все пришли в себя, Кристи вернулась к изучению журнала и явно была в настроении поговорить о политике и отношениях между измерениями — у многих учениц Кейбл внезапно проснулся интерес к этим вопросам в последние несколько недель. Через какое-то время разговор снова вернулся к Виолетте Ли.

— Не понимаю, почему ее все так жалеют, — сказала Кристи, проводя пальцем по наброску платья, в котором Виолетта Ли была на балу. — Я понимаю, что если ты не знала о существовании темных существ, то увидеть, как убивают тридцать человек, — это шок, но ведь остальная часть человечества как-то оправилась от этого. Они ведь были истребителями, так кому какое дело? Строить из себя принцессу, похищенную злодеем, и ждать спасения от принца на белом коне немного эгоистично. Обращайся уже в вампира.

Я отвела глаза в сторону. Еще буквально до вчерашнего дня я, в принципе, поддержала бы отношение Кристи к ситуации. Все действительно затягивалось, и людям это надоедало. Самое ужасное заключалось в том, что, должно быть, было лучше, чтобы люди относились равнодушно к заложнице Варнов, чем если бы они выступили в поддержку единым фронтом. Этого нам совсем не нужно.

Но теперь… теперь, зная, что через свои сны я разделяла стыд Виолетты Ли, я не находила в себе сил ответить. Жалость ей была не нужна, она и так была уже довольно жалким созданием.

Я почувствовала легкое прикосновение к своему колену. Мне не нужно было смотреть, чтобы понять, кто это, и я позволила его руке оставаться там до конца классного часа. Когда прозвенел звонок, я ощутила то же разочарование, что чувствовала, покидая Барратор.

Когда принц собрал вещи, я с удивлением отметила, что следовать за ним собрался Ричард, а не Эдмунд. Принц спорить не стал, а я посчитала неуместным оспаривать это решение в присутствии остальных.

Когда я готовилась к уроку английского языка, то есть вытаскивала книгу мистера Силайа о мужском шовинизме, которую собиралась закончить, потому что с отрывом обгоняла весь класс по программе, принц, проходя сзади, положил руку мне на плечо и растянул губы в широкой озорной улыбке, от которой на щеках появились ямочки. Он сказал мне что-то на сейджеанском, подмигнул и вышел из класса.

Кристи повернулась на стуле, чтобы проводить его взглядом, и, сжав губы, одобрительно присвистнула. Я тоже смотрела принцу вслед, когда на освободившийся рядом со мной стул с грохотом упала чья-то сумка.

— Ты с ним переспала, ведь так? — прорычала Гвен, упершись коленом в стол и чуть ли не забираясь на него.

Я поспешно опустилась на стул.

— Что? Нет!

Она ударила ладонью по столу. Если бы мои руки не сжимали стул, ее длинные блестящие волосы, скорее всего, уже превратились бы в пепел — из кончиков моих пальцев выскакивали искры.

— Да хватит тебе, Гвен. Отэмн не настолько глупа, чтобы сделать это, — пришла мне на помощь Тэмми.

Я улыбнулась уголками губ, выражая ей благодарность.

— Ну давай же, Отэмн, мы умираем от любопытства! — потребовала Кристи. — Почему тогда ты приехала с принцем Фэллоном на одной машине? А за рулем сидел кто-то, очень похожий на принца Элфи… — добавила она, делая особое ударение на именах принцев.

Я посмотрела на Эдмунда, спрашивая разрешения. Его лицо больше не было бесстрастным, и я видела, что он пытался скрыть улыбку, — даже не знаю, как ему удавалось держать себя в руках, слушая такие разговоры. Встретившись со мной взглядом, он коротко кивнул.

— Он живет у герцога и герцогини Виктория, у которых здесь дом. Так как я персона с самым высоким титулом в графстве, ­моим долгом было приветствовать их. Поэтому они пригласили меня на выходные.

Гвен подпрыгнула на стуле, вскрикнула и выругалась, что привлекло внимание класса, и теперь все слушали нас. Мистер Силайа не стал ничего предпринимать, чтобы навести порядок. Думаю, таким образом он как бы говорил мне, что был прав.

— Ты была с ним? Все выходные?

— Да.

— Он был в твоем распоряжении… Ох, как же я тебе завидую! — Она вздохнула и снова опустилась на стул. — Просто он такой красивый, и богатый, и…

— Самый известный человек на планете…

— И умный…

— Мне не верится, что мы каждый день проводим с ним пятнадцать минут!

— И вежливый…

— Он занимался серфингом в Австралии!

— И богатый, и знаменитый…

— И он встречался с той сексуальной Амандой столько ­времени…

— Если вы закончили перечислять достоинства Его Высочества, я полагаю, герцогиня предпочла бы насладиться своим непревзойденным чувством собственного достоинства, — перебил их Эдмунд, и металлические нотки в его голосе заставили класс замолчать.

Несколько человек ахнули. Другие вжались в стулья. Гвен и Кристи прикусили губу, чтобы не захихикать, а Тэмми побледнела. Даже мистер Силайа приподнял бровь, когда я посмотрела в его сторону. Потом с невозмутимым видом взял ручку и принялся перекатываться с носков на пятки, как делал всегда, когда нам предстояло что-то особенно скучное.

— Верное решение, — кивнув, похвалил он Эдмунда. — Если вам когда-нибудь надоест наводить ужас на врагов Атенеа, задумайтесь о карьере учителя.

Класс засмеялся. Даже Эдмунд улыбнулся.

Как только затихли последние смешки, урок начался. Я открыла последнюю главу книги на странице, где закончила читать. Я надеялась вернуть книгу в этот же день, поэтому быстро пробежала текст, делая редкие пометки относительно всего, что могло пригодиться при сдаче выпускного экзамена. Я прочитала две страницы, когда почувствовала, как кто-то похлопал ­меня по руке.

Это была Тэмми.

— Что он сказал тебе на сейджеанском перед тем, как уйти? — прошептала она.

— А-а… — выдохнула я, опуская глаза на страницу, чтобы скрыть улыбку. — Он сказал: «Кленовый сироп».

Прежде чем она успела спросить, что это означает, раздался сигнал пожарной тревоги. Перекрикивая непрерывный пронзительный визг, несколько учеников радостно закричали и зааплодировали. Мистер Силайа нахмурился и быстро пролистал план мероприятий. Его лицо потемнело прежде, чем он начал выкрикивать команды.

Слушать его мне было не нужно, потому что рядом оказался серьезный Эдмунд, который поднял меня с места. Я попыталась взять книги и рюкзак, но он велел мне все оставить. Одного взгляда на него было достаточно, чтобы не спорить.

Тревога была не учебная.

Глава 19

Отэмн

— Эдмунд! Эдмунд, куда мы идем?

Я попыталась упереться ногами, чтобы остановить его, но это оказалось бесполезным. Он крепко держал меня, и я только спотыкалась о собственные ноги.

— Эдмунд, мне нужно на перекличку!

Сирена все не затихала, кроме нее, я не слышала ничего. Двор выглядел устрашающе пустым.

Остальная часть класса исчезла за соседним зданием, где ­находились теннисные корты, которые были местом сбора для проверки, все ли на месте.

— Нет, не нужно. Мне все это не нравится. Мы уходим.

Но у меня был другой план. Зацепившись ногой за ближайшую лавку, я вырвалась у него из рук, правда, едва не оказавшись при этом на земле. Эдмунд подхватил меня в последний момент, но я оттолкнула его.

36
{"b":"257779","o":1}