ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Выдавив из себя улыбку и преувеличенно кивнув, я ответила:

— Постараюсь, мистер Уоварли.

Я увернулась от его крошечного терьера Флаффи, который протискивался через щель в заборе, лая изо всех сил. Сбросив маску улыбки, я сделала несколько последних шагов по улице и взмыла в воздух. Знакомая приятная дрожь пробежала по ­телу. Я набирала высоту и чувствовала, как ветер треплет мои волосы. Я поднималась все выше и выше, оставляя деревья далеко позади.

Глава 3

Отэмн

Приземлившись на корточки, я поймала равновесие. Да, приземление на школьной парковке получилось не слишком грациозным. Я выпрямилась, поправила одежду и направилась к входу. В школе было еще тихо, значит, я не опоздала. Решив проверить, в каком состоянии мои волосы после полета, я направилась в женский туалет. Несколько человек ошеломленно следили за мной взглядом. Судя по высоким, белым с рюшами гольфам и затянутым в тугой пучок волосам, они были новенькими. Когда я проходила мимо, они таращились и отступали назад, но меня это совсем не удивляло: если они не местные, то скорее всего впервые видят Сейдж, тем более прилетевшую.

Благослови их слишком большие школьные джемперы.

И все же, когда я повернула за угол школы, мне стало не по себе. Скрытое нервное напряжение, которое я сдерживала все лето, давало о себе знать, напоминая, что меня ждет в этом году. Кроме того, я привлекала больше нежелательного внимания. Когда я проходила, девочки — почти всегда это были именно девочки — смотрели на меня надменно, презрительно скривив рот, а потом поворачивались к своим друзьям и начинали что-то быстро шептать, оглядываясь на меня, когда думали, что я не смотрю.

Мне стало неловко и немного нехорошо. Я обхватила себя руками, понимая, что ни меч, который висел у меня на бедре, ни барьеры, которыми я защищала свое сознание, ни даже магия в моей крови не спасут меня от неминуемых сплетен.

Подойдя к туалету, я быстро зашла в него. На удивление, в нем не было накурено. Не было и запаха крови, хотя его мог почувствовать только Сейдж. Правда, сильно пахло отбеливателем, что было ненамного приятнее.

Я ухватилась за раковину и принялась внимательно рассматривать в зеркале свои волосы и макияж. Они ведь заметят малейшую оплошность. Они всегда замечают. Никто не обратит внимание на прыщи у Кристи на лбу и не увидит сгоревшую на солнце шею Гвен, но они никогда не пропустят упавшую у меня ресницу, или слегка облупившийся лак на большом пальце правой руки, или запах дешевых духов, которыми мне приходилось пользоваться из-за того, что я потратила все заработанные деньги на поездку в Лондон.

Я вздохнула. Надо было быстро взять себя в руки. Начинался новый учебный год, и защита всех людей в этой школе была моей прямой обязанностью, даже если их нелюбовь ко мне была взаимной.

Мне нужно быть бдительной. Во время поездки в Лондон я слышала перешептывания и слухи. Все их слышали. Нападения Экстермино становились все более многочисленными и дерзкими, случай в нашем городе был тому доказательством… а иначе зачем им было атаковать кого-то в крошечном промышленном городке в глубинке?

И потом эти слухи о темных существах из второго измерения: говорят, что королевство вампиров похитило девушку. А ведь второе измерение было единственным, где люди не знали о существовании темных существ… человек-заложник грозил разоблачением всех нас, и что тогда? Ведь и в остальных восьми измерениях темным существам жилось непросто. Проклятые пережили геноцид, и все из-за того, что людям не нравилось, что они используют магию крови, сейчас их осталось совсем немного. Эльфийские феи страдают от глобального потепления, виной которому люди. Ну а мы, Сейдж, вынуждены постоянно вступать в переговоры, чтобы помочь кому-то из других темных существ в сложной ситуации, в которую они попали из-за глупости какого-нибудь дипломата.

Но сейчас темные существа были как никогда охвачены беспокойством.

Я снова вздохнула и прислонилась лбом к зеркалу, которое не было разрисовано граффити губной помадой, как это бывало обычно. Происходили перемены, это чувствовали все темные существа. Мы теряли себя, тонули в старых традициях и микропроцессорной технике, оказавшись между двумя мирами, — хотя все это, конечно, только фигурально, ведь каждые из темных существ принадлежали к своему измерению, нравилось это людям или нет.

Назревали перемены, и я боялась, что это только затишье перед бурей. Если ситуация все же усугубится, то никакие договоры не смогут защитить нас от наших врагов… от нас самих, от Экстермино… от людей.

Поняв, что делаю, я встряхнула головой и постаралась оставить эти темные мысли, как учила меня бабушка.

Жить мыслями о том, что было и что будет, — все равно что выбивать почву из-под ног будущего — так она всегда говорила.

Я нанесла еще один слой туши на ресницы и, подумав, что школьные автобусы скоро подъедут, вышла из туалета, отругав себя за то, что не взяла телефон с собой, а отправила с рюкзаком в шкафчик в классной комнате. Так бы хоть своим сообщение отправила.

Когда я вышла на улицу, передо мной все расступались, а я делала все возможное, чтобы не обращать внимания на пристальные взгляды младших, и даже не заметила, как мои ноги подошли к потемневшей медной мемориальной доске. Она была установлена под большой сакурой, которая росла в центре внутреннего двора, на котором все было или из бетона, или из пластика. Но слова на доске были выгравированы четко, и каждая буква напоминала мне, почему в этом районе нет Сейдж.

ЭТО ДЕРЕВО БЫЛО ПОСАЖЕНО В ПАМЯТЬ О КУРТЕ ХОЛДЕНЕ,

КОТОРЫЙ ПОГИБ 23 АПРЕЛЯ 1999 ГОДА.

УЧЕНИК, ДРУГ И БРАТ,

СЛИШКОМ РАНО УШЕДШИЙ ИЗ ЖИЗНИ ИЗ-ЗА МАГИИ

Я знала, что случилось. Все это знали. Он погиб случайно, из-за того, что практиковавший магию хранитель не использовал защитный щит. С того времени школа отказалась от услуг хранителей, но слухи об Экстермино заставили их пересмотреть это решение. Через полгода, только выпустившись из школы Сент-Сапфаер и еще носившая траур по бабушке, я приехала в школу Кейбл.

Но никто не забыл об ошибке моего предшественника… и меня считали такой же.

— Прошлое ведь не изменишь.

Я вздохнула и улыбнулась лишь уголками рта.

— Но помечтать-то можно.

Я обернулась. Передо мной стояла одна из немногих, кто никогда не говорил обо мне плохо, — Тэмми. Она противоречила всему, что я говорила, считала мой вкус странным во всем — от музыки до парней и ненавидела мою способность читать ее мысли. Мы были с ней совсем не похожи, но она не судила меня, и я это ценила.

Я обняла Тэмми, но отступила прежде, чем руки сомкнулись у нее за спиной. По мне пробежала весьма заметная дрожь.

— Так как ты провела лето? — спросила я с сожалением, зная, что если бы нашла время встретиться с ней, то не задавала бы этот вопрос.

— Мне столько всего нужно тебе рассказать, — сказала она и быстро продолжила, не давая мне времени ответить: — Я поцеловалась. — Она схватила меня за рукав блузки и потащила за дерево, подальше от любопытных глаз. — Но этим летом случился не только мой первый поцелуй, — прошептала она и показала пальцем на верхнюю пуговицу своей блузки, которая прикрывала ее абсолютно плоскую грудь и худые плечи.

Я резко вдохнула, почувствовав в ее сознании сцены того, чем они с этим парнем занимались.

— И вот еще, смотри. — Она убрала в сторону тугие каштановые кудри и показала на шее несколько красных пятен, которые, по-видимому, были припудрены. — Я попыталась замазать тональным кремом, но их все равно видно, да? Просто мне было так приятно, когда он целовал мою шею, что, понимаешь, мне не хотелось его останавливать.

— Уверена, что он не вампир? — неудачно пошутила я.

Она бросила на меня быстрый взгляд, саркастически улыбнулась и втянула голову в плечи, как всегда, когда начинала защищаться.

4
{"b":"257779","o":1}